Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Другие страны Европы » Бронетехника Чехии

LT vz.38
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

23 октября 1937 года в министерстве обороны Чехословакии состоялось совещание с участием представителей министерства, генерального штаба, Военного института техники и аэронавтики и командиров танковых полков. Обсуждался вопрос о том, стоит ли заказывать новую партию танков LT vz.35 или отдать предпочтение другой боевой машине. Мнения присутствовавших разделились: часть из них выступила в поддержку шкодовского танка, однако большинство, и в первую очередь строевые офицеры-танкисты, высказались против LT vz.35. Ими был озвучен большой список конструктивных недоработок — критиковались недостаточная проходимость машины, малый запас хода, плохие условия работы экипажа и многое другое. В итоге постановили: танки LT vz.35 для чехословацкой армии впредь не заказывать, а изготовить и испытать опытные образцы перспективных легких танков.

В рамках этого решения фирма Skoda занялась серьезной модернизацией серийного LT vz.35 и, кроме того, приступила к проектированию новой машины S-II-а-2. Фирма CKD также предложила вариант модернизации своего танка LT vz.34, оснастив его новым двигателем и планетарной коробкой передач Praga-Wilson. Помимо этого, конструкторы CKD начали работу над двумя новыми проектами. Один создавался на базе танка LTL, разработанного для Литвы, другой — на основе танка TNHPS, заказанного армией Ирана.
Следует отметить, что TNHPS по сути представлял собой модернизированный легкий танк TNH, изготовленный фирмой CKD в конце 1935 года и предназначавшийся для экспорта. Его главным конструктором был инженер Александр Сурин — русский эмигрант, работавший на CKD С начала 1920-х годов. Танк имел классическую компоновку с передним расположением трансмиссии, опорные катки большого диаметра и подвеску на листовых рессорах. На нем устанавливались шведский лицензионный двигатель Scania-Vabis 1664 и планетарная коробка передач Praga-Wilson, выпускавшаяся в Чехословакии по лицензии английской фирмы Rolls-Royce.

Первыми представили на испытания танки CKD: 19 января 1938 года — TNHPS, а спустя неделю — модернизированный LT vz.34; за ними, во второй половине марта последовали два модернизированных образца LT vz.35; S-ll-a-2 и LTL на испытания вообще не поступили.
К 28 апреля шкодовские танки прошли 2814 и 3419 км, при этом у них вновь выявилось множество дефектов, приведших в итоге к выходу машин из строя. Модернизированный LT vz.34 преодолел 5118 км и продемонстрировал хорошую проходимость. Несмотря на то, что в его конструкцию было внесено много усовершенствований, дефекты, особенно в системе управления, по-прежнему имели место. К тому же бронезащита машины составляла всего 15 мм. Комиссия, проводившая испытания, отвергла этот вариант в качестве перспективного, но рекомендовала внедрить все изменения на 50 танках LT vz.34, состоявших на вооружении чехословацкой армии.

Всю программу испытаний почти без замечаний прошел лишь TNHPS. Пробег танка составил 5584 км, из них 1954 км — по пересеченной местности. В день машина проходила 160 — 210 км. В течение трех месяцев не произошло ни одной сколько-нибудь серьезной поломки, а мелкие неисправности удавалось устранить прямо в поле. Результаты испытаний позволили комиссии рекомендовать танк к принятию на вооружение. Заказ на производство новых танков обычно выдавался лишь после завершения испытаний всех представленных образцов. Однако в данном случае, с учетом осложнившейся международной обстановки, министерство обороны форсировало события, выдав заказ фирме CKD на выпуск 150 танков уже 20 апреля 1938 года. Машина получила армейское обозначение LT vz.38. Поскольку производственных возможностей фирмы CKD оказалось недостаточно, то к выпуску нового танка предполагалось привлечь фирмы Skoda, Walter, Tatra и дру-гие. После уточнения стоимости контракта (общая сумма составила 92 993 100 крон — около 3,7 млн. долларов США) заказ был окончательно утвержден 22 июля 1938 года.
Тем временем испытания продолжались. К 11 июня TNHPS прошел 7185 км, продемонстрировав высокую надежность ходовой части и силовой установки. Решился и вопрос с вооружением — на машину установили недавно разработанную фирмой Skoda 37-мм пушку А7 (армейский индекс UV vz.38).
История распорядилась так, что производство LT vz.38 началось тогда, когда заказчик, армия Чехословакии, прекратила свое существование, то есть после германской оккупации в марте 1939 года, и танк был принят на вооружение армии... захватчиков. В Вермахте машина получила обозначение Pz.Kpfw. 38(t) Ausf.A (широко употребляются и упрощенные наименования — Pz.38(t) или 38(f)). Любопытно отметить, что немцы до оккупации Чехии и Моравии не располагали никакой информацией об TNHPS, но германские специалисты сумели по достоинству оценить боевые качества новых танков. В период со 2 по 6 мая 1939 года на заводе CKD работала комиссия Управления вооружений под руководством подполковника Олбриха,отвечавшего за разработку перспективных образцов бронетанковой техники. Комиссия быстро приняла решение приобрести для Вермахта все 150 единиц, заказанных ранее чехословацкой армией. Спустя десять дней на фирме CKD, вскоре переименованной немцами в ВММ (Bohmisch Marhische Maschinen-fabrik AG), начала работать немецкая военная приемка. Последний танк из первой серии был принят немцами 23 ноября 1939 года.

Ausf.A
Такое обозначение получили в Вермахте 150 танков первой серии. Эти машины были почти полностью идентичны тем, что предназначались для чехословацкой армии. При массе 9,7 т они вооружались 37-мм пушкой А7 (немецкий вариант обозначения — KwK А7) с длиной ствола 42 калибра и двумя 7,92-мм пулеметами vz.37 (в Вермахте — MG 37(t)). Боекомплект состоял из 72 выстрелов и 2700 патронов. 6-цилиндровый карбюраторный рядный двигатель жидкостного охлаждения Praga ЕРА мощностью 125 л.с. позволил танку развивать максимальную скорость до 48 км/ч. Запас хода — 230 км. Танк оснащался шестискоростной планетарной коробкой передач Praga-Wilson и многодисковым главным фрикционом сухого трения. Ходовая часть включала в себя четыре обрезиненных опорных катка большого диаметра на борт, подвешенных попарно на листовых полуэллиптических рессорах, два поддерживающих катка, ведущее колесо переднего расположения, направляющее колесо и стальную мелкозвенчатую гусеницу. Толщина лобовой брони корпуса достигала 25 мм, бортовой — 15, кормы — 12, крыши — 10, днища — 8 мм. Бронезащита башни колебалась в пределах 15 — 25 мм.

Немцы увеличили экипаж танка до четырех человек, усилили бронировку шаровой установки курсового пулемета и установили свое радиооборудование. В оригинальном чехословацком варианте танк оснащался радиостанцией vz.37 с двумя антеннами — штыревой и поручневой. Сохранив последние, немцы установили свою радиостанцию FuG 5. Кроме того, использовались ящики для амуниции германского образца.

Ausf.B
Танки модификации Ausf.B производились с января по май 1940 года. За это время было выпущено 110 машин. На них ликвидировали поручневую антенну, смонтировали немецкую фару Notek, немного изменили амбразуру прицела пушки. На некоторых танках уже в войсках, например в 19-й танковой дивизии, устанавливали приборы дымопуска.

Ausf.C
Эта серия также состояла из 110 единиц и выпускалась с мая по август 1940 года. Боевые машины модификации С отличались наличием радиоантенны германского образца, измененным расположением глушителя и кольцевой бронировкой башенного погона.

Ausf.D
В конструкции 105 танков модификации D, выпущенных в сентябре — ноябре 1940 года, с учетом опыта боевых действий в Польше и Франции, изменили лобовой лист корпуса. Теперь он стал прямым и на части машин его толщину довели до 50 мм, усилив штатную 25-мм броню накладкой такой же толщины.

Ausf.E
С ноября 1940 по май 1941 года было изготовлено 275 танков модификации Е, представлявших собой вариант D с усиленным бронированием. Толщина лобовых листов корпуса и башни была доведена до 50 мм (25 + 25 мм), бортовых — до 30 мм. Масса машины возросла до 10,14 т, в связи с чем пришлось увеличить число листов в рессорах передних тележек подвески с 14 до 15. Кольцевую накладку вокруг амбразуры башенного пулемета ликвидировали, а на левой надгусеничной полке смонтировали большой ящик для снаряжения.

Ausf.F
По окончании производства танков модификации Е,с мая по октябрь 1941 года заводские цеха покинули 250 машин модели F, отличавшейся от предыдущей лишь мелкими деталями, например, кронштейнами для крепления канистр.

Ausf.S
Одновременно с Ausf.F с мая по сентябрь 1941 года выпускались танки варианта S. Их заказала Швеция еще в конце 1939 года, но в 1940-м немцы конфисковали всю серию из 90 единиц.
Танки Ausf.S были идентичны машинам вариантов А — С, за исключением 50-мм лобовой брони.

Ausf.G
После нападения Германии на СССР поступил заказ на 1000 танков в двух сериях — 500 Ausf.G и 500 Ausf.H. Однако с октября 1941 года по октябрь 1942-го выпустили только 306 единиц Ausf.G, остальные шасси этой модели использовались при изготовлении истребителей танков Marder. Для самоходно артиллерийских установок и истребителей танков были задействованы и все шасси варианта Н.
Конструктивно боевые машины версии G отличались от танков модификаций Е и F лишь тем, что лобовые броневые листы их корпусов выполнялись не составными, а цельными.

Pz.Bf.Wg.38(t)
Несколько десятков танков модификаций В — G были переоборудованы в командирские танки Panzer-befehlswagen 38(t). На них демонтировали курсовые пулеметы (отверстие под шаровую установку заглушили круглой бронекрышкой), а вместо пушки установили ее деревянный макет. Командирские танки ротного звена оснащались радиостанциями FuG 5 и FuG 6, батальонного и полкового — FuG 5 и FuG 8. Первые имели штыревые антенны, вторые — штыревые и поручневые. Кроме того, на командирских танках устанавливались гирокомпасы.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Машина имела классическую компоновку с передним расположением трансмиссии.
КОРПУС и БАШНЯ собирались из катаных броневых листов на каркасе из уголков с помощью клепки. До высоты 1 м все клепаные соединения выполнялись водонепроницаемыми. Лобовые листы имели толщину 25 мм, бортовые и наклонные —15 мм. Толщина листов, располагавшихся с наклоном более 30°, — 12 мм. Днище и крыша корпуса защищались 8-мм броней. Броневым прикрытием обеспечивались и опорные катки, диски которых имели толщину 6 мм. 25-мм броневые листы защищали танк от 20-мм бронебойных снарядов пушки «Эрликон» на дистанциях свыше 250 м. Что касается противотанкового ружья vz.31, то его пулю 25-мм и 15-мм листы выдерживали на любой дистанции; 12-мм броня пробивалась с дальности до 100 м, а 8-мм — со 125 м.
Между боевым и силовым отделениями была установлена моторная огнеупорная перегородка толщиной 5 мм с двумя люками для доступа из боевого отделения к агрегатам двигателя. Со стороны силового отделения моторная перегородка покрывалась асбестом.

Механик-водитель и радист располагались в передней части боевого отделения: первый — справа, второй — слева. Перед механиком-водителем в лобовом листе корпуса находился прибор наблюдения размерами 203x82 мм, оборудованный поворотным эпископом, который мог фиксироваться в любом положении, а при необходимости заменяться стеклоблоком «триплекс» толщиной 50 мм. Снаружи прибор защищала откидная броневая крышка толщиной 28 мм со смотровой щелью. Крышка имела механизм согласования: когда эпископ снимался, она автоматически закрывалась, и открыть ее было можно только после установки стеклоблока. Справа от механика-водителя в бортовом листе корпуса был установлен неподвижный эпископ такого же типа, что и смонтированный в командирской башенке, он также мог заменяться стеклоблоком. В распоряжении радиста имелся смотровой прибор более простого типа и меньшего размера (130x60 мм) — со стеклоблоком и откидной броневой крышкой.

В центре лобового листа монтировалась шаровая установка курсового пулемета, допускавшая ведение огня по горизонту в секторе 28°. Угол возвышения составлял +10°, склонения -10°. Телескопический прицел пулемета был встроен в прибор наблюдения механика-водителя. Правда, ведение огня допускалось только при открытой крышке смотрового прибора. Спуск осуществлялся с помощью троса Боудена. Механик-водитель мог стрелять из курсового пулемета, предварительно зафиксировав его в центральном положении. При этом эффективный огонь велся на дистанции 300 м.
Для посадки механика-водителя и радиста в танк служил прямоугольный люк, расположенный в передней части крыши подбашенной коробки и закрывавшийся двухстворчатой крышкой.
Башня размещалась над средней частью корпуса танка на башенном погоне с диаметром в свету 1265 мм. На крыше башни устанавливалась неподвижная цилиндрическая командирская башенка диаметром 570 мм. Толщина ее стенок — 15 мм, крыши — 8 мм. Башенка была оборудована четырьмя эпископами. Кроме того, в распоряжении командира имелся монокулярный перископический прибор наблюдения с полем зрения 20° и 2,6-кратным увеличением. Помимо посадочного люка, в крыше башенки выполнялись два лючка — для флажковой сигнализации днем и световой сигнализации ночью.В лобовом листе башни имелись амбразуры для установки пушки, пулемета и телескопического прицела.

ВООРУЖЕНИЕ. На танке устанавливалась 37-мм пушка UV vz.38 (заводское обозначение фирмы Skoda — А7, обозначение в Вермахте— KwK(t)L/47,8) с длиной ствола 50 калибров (1858 мм). Орудие оснащалось полуавтоматическим клиновым затвором, обеспечивавшим скорострельность до 15 выстр./мин. Угол возвышения составлял +25°, склонения -10°. Масса орудия — 275 кг.Для стрельбы из пушки использовались два типа выстрелов: с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами. Масса выстрела с бронебойным снарядом — 1,47 кг, масса снаряда — 0,85 кг, начальная скорость — 750 м/с, дальность выстрела —1500 м. Масса выстрела с осколочно-фугасным снарядом была несколько меньше — 1,42 кг при массе снаряда 0,825 кг; начальная скорость — 730 м/с; дальность выстрела при угле возвышения 5° — 4000 м. С 1940 года использовались также выстрелы Pzgr 40 с подкалиберными снарядами, имевшими массу 0,368 кг и начальную скорость 1040 м/с.

Боекомплект пушки включал 90 выстрелов. Большая его часть размещалась в нише башни в восьми металлических магазинах по шесть выстрелов в каждом. На магазинах с бронебойными выстрелами (5 шт.) наносилась специальная маркировка в виде широкой белой полосы.Танк вооружался двумя тяжелыми пулеметами ZB. vz.37 калибра 7,92 мм производства фирмы Ceskoslovenska Zbrojovka Вгпо, обозначение в Вермахте — MG 37(t): один — в шаровой установке в лобовом листе корпуса; другой — в такой же установке в башне, справа от пушки. Башенный пулемет мог наводиться как совместно с орудием, так и независимо от него.
Пулемет ZB. vz.37 имел массу 18,97 кг и общую длину в танковом варианте — 1023 мм. Начальная скорость пули составляла 793 м/с, темп стрельбы — 500 — 700 выстр./мин. Питание — ленточное. Боекомплект пулеметов — 2700 патронов, размещенных в девяти коробках по 300 патронов в каждой. Три коробки с бронебойными патронами имели маркировку в виде широкой белой полосы.
Горизонтальное наведение пушки и пулемета осуществлялось поворотом башни. Ее вращение было возможно двумя способами: механизмом поворота (за один оборот маховика башня поворачивалась на 3°) или, при его блокировке, с помощью плечевого упора пушки.

ДВИГАТЕЛЬ. На танке устанавливался 6-цилиндровый карбюраторный четырехтактный рядный двигатель жидкостного охлаждения Praga ЕРА мощностью 125 л.с. при 2000 об/мин.
Рабочий объем 7754 см3. Ход поршня — 136 мм. Диаметр цилиндра — 110 мм. Сте¬пень сжатия — 1:6,2.Топливо — этилированный бензин с октановым числом не менее 74. Допускалось также применение спирто-бензиновой смеси и диналколя. В систему питания входили два основных бензобака емкостью 110 л каждый и один вспомогательный емкостью 40 л. Подача топлива осуществлялась с помощью двух насосов — механического мембранного и электрического Autopulse. Двигатели танков Pz.38(t) Ausf.A — D оснащались одним карбюратором Solex 48 FNVP, Ausf.E — G — двумя карбюраторами Solex 46 FNVP. Расход топлива при движении по шоссе составлял 80 л на 100 км, по пересеченной местности — 125 л на 100 км.Система смазки — циркуляционная, под давлением, с сухим картером.Система охлаждения — жидкостная. Радиатор емкостью 50 л находился в силовом отделении за двигателем. Отбор мощности на вентилятор, размещенный за радиатором, осуществлялся от коленчатого вала двигателя.Запускался двигатель электростартером Bosch мощностью 3 л.с. Зажигание — от двух магнето Bosch Vertex напряжением 12 В.

ТРАНСМИССИЯ. Крутящий момент от двигателя к коробке передач передавался с помощью многодискового главного фрикциона сухого трения и карданного вала. Коробка передач Praga-Wilson — планетарная, пятискоростная, с предварительным выбором передач. Диапазон скоростей колебался от 4,1 км/ч на 1-й передаче до 42 км/ч на 5-й, передача заднего хода обеспечивала движение со скоростью 6,1 км/ч. Перед коробкой передач располагались дифференциал, бортовые фрикционы, бортовые передачи и тормоза.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ, применительно к одному борту, состояла из четырех одинарных обрезиненных опорных катков большого диаметра (775 мм), сблокированных попарно в две балансирные тележки, подвешенные на полуэллиптических листовых рессорах. Литое ведущее колесо с двумя съемными зубчатыми венцами по 19 зубьев в каждом находилось впереди. Направляющее колесо диаметром 535 мм располагалось сзади. С каждого борта имелось по два обрезиненных одинарных опорных катка. Каждая гусеница включала 94 трака шириной 293 мм, шаг трака — 104 мм.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. В варианте для чехословацкой армии на танке устанавливалась радиостанция vz.37 с дальностью действия 4 км и возможностью работы только в телеграфном режиме. Немцы оборудовали Pz.38(t) телефонной радиостанцией FuG 5.

Боевое применение

В начале войны. 1939 - 1940

К сентябрю 1939 года завод ВММ успел сдать 78 Pz.38(t), 57 из которых поступили в 67-й танковый батальон (55 "линейных” и 2 "командирских”) 3-й легкой дивизии. Переданные в распоряжение 16-го легкого корпуса 10-й полевой армии бывшие чехословацкие танки приняли активное участие в Польской кампании. Наступая в направлении Ченстохов-Конецполь батальон попал под удар Краковской кавалерийской бригады. В этом тяжелом бою, стоившей немецкой стороне всего двух Pz.38(t), танкисты сумели не только отразить атаку, но и перейти в контрнаступление, уничтожив и рассеяв значительную часть живой силы противника.
Далее 3-я дивизия форсировала р.Пилица и была задействована для препятствия отходу польских войск от Радома за р.Висла. В 20-х числах сентября танки были переброшены под Модлин, где и встретили завершение войны с Польшей. Общие потери Pz.38(t) составили 7 машин. В конце 1939 года танковые подразделения, оснащенные Pz.38(t), переформировали. Так 3-я легкая дивизия стала 8-й танковой, а 67-й батальон – 10-м танковым полком. В то же время чешские предприятия продолжали выпуск серийной продукции, что позволило в значительной мере пополнить танковые части.

По состоянию на 10 мая 1940 года танки этого типа имелись в 7-й и 8-й танковых дивизиях. В первой из них, под командование Э.Роммеля, насчитывалось в общей сложности 225 танков (из них 91 Pz.38(t) и 2 "командирских”), во второй было 213 танков (116 Pz.38(t) и 15 "командирских”). Особо успешными были действия 7-й тд, в самом начале кампании успешно преодолевшей "линию Мажино” и устремившейся в тыл французской армии. Более чем 200 немецким танкам французское командование противопоставило 1.DCR (1.Division Cuirasses - 1-ю дивизию резерва), укомплектованную 62 средними танками B1bis, 82 легкими танками Н-39, 9 25-мм и 8 47-мм ПТО, а также шестью зенитными пушкам калибра 25-мм и пехотным батальоном. Позднее к ним присоединился 6ВСС (танковый батальон) с 12 R-35.
Первый крупный танковый бой состоялся 15 мая близ г.Флавион на территории Бельгии, между подразделениями 25-го танкового полка 7-й тд и 28-го танкового батальона 1-й дивизии резерва. В лобовом столкновении у легких немецких танков было немного шансов поразить "толстошкурые” B1bis, поэтому Роммель выдвинул вперед ПТО, крупнокалиберную полковую артиллерию и 88-мм зенитные орудия. Таким образом, попытки французских танков прорваться с фронта были обречены на провал. На руку немцам сыграла крайне вялое воздушное прикрытие 1.DCR, из-за чего часть машин дивизия потеряла на марше, и отвратительное снабжение. Многие машины перед сражением имели топлива на 1-2 часа хода.
Наступление началось в 08:00 по местному времени и уже спустя полчаса навстречу 219 немецким машинам вышло всего 26 B1bis. Вопреки ожиданием, "задавить массой” малочисленный французский отряд не удалось. В первые же минуты боя на предельно близкой дистанции (около 100 метров) немцы потеряли 5 танков и вынуждены были повернуть назад. Под Флавионом особенно ярко выявилась слабость брони и 20-мм пушек танков Pz.II, составлявших ядро ударной группы. Несколько лучше показали себя Pz.38(t) и Pz.III, но и их 37-мм пушки оказались малоэффективными против толстой брони B1bis. Итог боя оказался плачевным для немцев – 16 танков остались на поля боя подбитыми или сгоревшими.
От разгрома 7-ю танковую дивизию спасла не только нерасторопность французов. У средних танков вскоре заканчивается горючее, что заставляет применять B1bis в качестве неподвижных огневых точек, когда 75-мм гаубица способна вести огонь только в ограниченном секторе. Использовать 47-мм пушки SA35 также было затруднительно, поскольку башни французских танков имели в качестве основного электрический механизм поворота, а их аккумуляторы были уже разряжены. Кроме того, активную поддержку 7-й тд оказала авиация и артиллерия, отсекая пехоту противника и не давая танкам маневрировать.

В течении дня обе стороны подтянули оставшиеся силы, но время теперь играло на руку немцам. Благодаря более гибкому управлению и личному героизму танкистов 7-й танковой дивизии переломили ход сражения в свою сторону. Общие потери оказались почти равноценными: 1-я дивизия резерва потеряла 65 танков (79 осталось в строю и 10 отправили на ремонт), 7-я танковая дивизия – около 100, из них безвозвратно от 30 до 60. Несмотря на это, Роммель тактически переиграл командование 1.DCR, что дало возможность оставшимся силам прорвать фронт и устремиться на оперативный простор. Спустя пять дней 7-я тд вышла к Ла-Маншу, где ей предстояло вести упорные бои против арьергардных частей Британского Экспедиционного Корпуса и оказавшихся в окружении французских частей. Отразив 22 мая атаки англичан под Аррасом дивизия двинулась дальше и закончила кампанию у Шербура.
Что касается 8-й тд, то её противником выступала 3е DLM – одна из наиболее боеспособных кавалерийских дивизий Франции. Заняв оборону вблизи Маастрихта командование разделило район на два сектора. Северный район насчитывал 44 танка, с 40 бронеавтомобилями и пехотой, в южном имелось 196 средних и легких танков, пехота, артиллерия. Первая линия обороны проходила в районе городов Анню и Креан. Конечно, средние танки SOMUA S35 были слабее B1bis, но по сумме боевых характеристик они уступали лишь Pz.IV, которых на тот момент в составе 8-й тд было совсем мало. После серии локальных схваток французские и бельгийские войска 12 мая вынужденно оставляют Креан. На этом направлении упорное сопротивление оказало лишь отделение S35, подбившие около десятка немецких машин. Попытка около 20:00 осуществить прорыв на Анню оказалась безуспешной, из-за сильного противодействия вражеской ПТО и оборонявшихся S35. В последующие двое суток французы несколько раз контратакуют, но в целом это не меняет обстановки. Оставшись без топлива экипажи 3е DLM бросают свои машины и отходят вместе с пехотой.

Откатившись к побережью союзное командование принимает решение задействовать оставшиеся танки, среди которых осталось некоторое количество "Matilda I” и "Matilda II”, для осуществления нового контрудара и выхода из окружения. Утром 21 мая наступление начали британцы, но их "матильды” расстреливались 88-мм зенитками и противотанковыми орудиями, что привело к потере 47 танков и 16 бронемашин.
Французы начали наступление чуть позже британцев, закрывая западный фланг британских атак. Они имели порядка 60 танков. Это были 45 Н-35 13e BCC и 15 Hotchkiss H-39 и Somua S-35 3e DLM. На этот раз немцы не стали вступать во встречные танковые сражения. Против французской бронетехники также были задействованы 88-мм зенитки и 105-мм орудия. В итоге французы потеряли как минимум 20 танков, немцы – три Pz.IV и шесть Pz.38(t) из состава Pz.Rgt.25. Фактически союзники сумели за весь период наступления продвинуться лишь на 3 километра, а 3е DLM после трех недель сражений прекратила своё существование и была впоследствии переформирована.
За весь период французской кампании, с 10 мая по 25 июня 1940 года, 7-я и 8-я танковые дивизии потеряли 54 Pz.38(t), из которых безвозвратно – только шесть.

Весной 1941 года 8-я танковая дивизия была переброшена на южное направление для участие операции "Марита”. Наступление на югославские позиции проводилось со стороны Австрии и Венгрии. Сильное противодействие было оказано только в первые дни вторжения, но когда танки вышли вглубь территории Хорватии югославская армия практически прекратила сопротивление. Учитывая дружественное отношение хорватского населения к немцам командование перебросило дивизию в Грецию, где 27 апреля балканская кампания завершилась.

Кампания на Восточном фронте. 1941-1944

Перед вторжением в Советский Союз вермахт располагал значительно большим количеством Pz.38(t), по сравнению с польской и французской кампаниями. Из имевшихся на июнь 1941 года 17 танковых дивизий пять были частично укомплектованы чехословацкими танками этого типа:
7. Panzer Division – 167 Pz.38(t)
8. Panzer Division – 118 Pz.38(t)
12. Panzer Division – 109 Pz.38(t)
19. Panzer Division – 110 Pz.38(t)
20. Panzer Division – 121 Pz.38(t)

22 июня 1941 года стало для 8-й танковой дивизии удачным днём. Ударив по не развернувшимся стрелковым дивизиям, дислоцированным вблизи бывшей польско-литовской границы, немецкие танки быстро вышли в тыл советским войскам и к вечеру вышли к г.Алитус. Далее наступление затормозилось из-за упорного сопротивления частей 5-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса. Около 30% техники, входившей в состав 5-й тд, составляли новейшие танки КВ-1, КВ-2 и Т-34, при большом количестве более старых средних танков Т-28 и легких БТ и Т-26. Подошедшая в скором времени 7-я танковая дивизия также вступила в бой, быстро переросший во встречное танковое сражение на правом берегу Немана. Советским танкистам удалось остановить продвижение противника почти на сутки, но при этом дивизия понесла большие потери, лишилась связи с соседними подразделениями и снабжения. По немецким данным, 22 июня удалось уничтожить не менее 70 советских танков, в то время как собственные потери составили всего 11 машин. Последняя цифра явно занижена - скорее всего, она отражает только безвозвратные потери и танки, которые пришлось отправить на капитальные ремонт. Учитывая этот факт, общие потери 7-й и 8-й танковых дивизий можно определить в 40-60 танков. Тем не менее, это позволило немцам утверждать, что танковое сражение под Алитусом было выиграно ими "вчистую”.
Спустя сутки, 23 июня, 7-я тд развернулась для удара по литовской столице и вышла на дорогу Вильнюс-Лида. Командир 3-й танковой группы, в состав которой входила дивизия, решил не рисковать, подтянув тяжелую артиллерию и наметив новое наступление на следующее утро. План командования полностью удался – город был взят, но быстро развить наступление не удалось. Проблема заключалась в том, что 12-я танковая дивизия, наступавшая на Вороново, с трудом разбила небольшие силы противника под Вареной и вышла в леса юго-западнее Вильнюса.
Соседняя 19-я танковая дивизия переправилась через Неман только утром 24 июня и теперь уже продвигалась за 18-й моторизованной дивизией. Однако практически сразу немцы оказались атакованы крупными силами противника и были вынуждены перейти к обороне.
Тем не менее, уже 26 июня, немецкие танки 39-го танкового корпуса (вместе с 7-й тд) вышли на минское направление. Танковые и механизированные колонны сильно растянулись, но благодаря почти полному отсутствию авиации противника и общей дезорганизации управления механизированными корпусами, немцам удалось с минимальными потерями подойти к Минску с севера. Оборонявшая город 100-я мотострелковая дивизия не имела танков вообще, а её артиллерия несколькими днями ранее была отправлена к границе и теперь возвращалась частями.
Хотя положение складывалось не в пользу советских войск внезапно организованна контратака с применением тяжелых танков КВ-1 и КВ-2 на правом фланге 19-й танковой дивизии. Вновь перейдя к обороне немцы отбили нападение, что позволило им замкнуть кольцо окружения и организовать так называемый "минский котёл”. Уничтожение пытавшихся выйти из "котла” советских войск продолжалось несколько дней, после чего танковые группы развернули для ударов в направлениях на Витебск, Могилев и Смоленск.

Может показаться, что для экипажей Pz.38(t) особых трудностей не возникло. И вправду, немецкие танкисты наступали при постоянной поддержке авиации и артиллерии, не только удачно отражая контратаки советских войск, но и нанося им огромные потери. На самом деле, успехи Pz.38(t) оказались невелики.
Как показала практика, чехословацкий танк мог успешно сражаться против Т-26 и БТ всех модификаций, а при благоприятных условиях его жертвой мог стать более тяжелый Т-28. Однако, с новыми танками Т-34 и КВ возникали большие проблемы. Если первый ещё можно было поразить в борт с предельно близкой дистанции, то броня КВ держала удар 37-мм танковой пушки с любого расстояния. По крайней мере, нет ни одной зафиксированной победы Pz.38(t) над советскими тяжелыми танками.
Количество легких танков фирмы CKD за июнь-август 1941 года сильно сократилось. После очередного окружения советских войск под Смоленском, в котором участвовали танки 7-й, 12-й и 19-й дивизий, потери оказались настолько высоки, что дальнейшее наступление на Москву пришлось отложить. В конце июля началось доукомплектование этих частей, но число Pz.38(t) с этого момента начало снижаться. Так, по состоянию на 26 августа, в составе 12-й тд осталось в строю 42 из 89 Pz.38(t), в 19-й тд – 57 из 78, а в 20-й тд – 52 из 89.

Наступление на Москву продолжили только осенью, когда на южном участке Восточного фронта удалось ликвидировать группировку советских войск под Киевом. Далее подразделения 3-й танковой группы развивали наступление через Ржев, Калинин и Клин.
На 10 сентября 1941 г. в 14 танковых дивизиях насчитывалось 2304 танка (108 Pz.I, 535 Pz.II, 811 Pz.III, 110 Pz.35(t), 312 Pz.38(t), 280 Pz.IV, 148 командирских). Эта цифра включает общее число танков, включая находившиеся в ремонте. К началу операции часть подсчитанных танков могла быть потеряна, некоторые дивизии получили пополнение. 12 сентября в качестве пополнения были направлены из резерва ОКХ 35 Pz.38(t), 71 Pz.III, 30 Pz.IV. Ещё 56 Pz.38(t), 95 Pz.III и 30 Pz.IV поступили в течение сентября и октября. Все это позволяет оценить нацеленный на Москву танковый кулак в 1700-2000 боеготовых машин. В операции приняли участие две свежих танковых дивизии: 2-я (63 Pz.II, 105 Pz.III, 20 Pz.IV и 6 командирских) и 5-я (55 Pz.II, 105 Pz.III, 20 Pz.IV и 6 командирских).
Участвовавшие в наступлении на Тихвин немецкие танковые дивизии были существенно ослаблены. В 12-й танковой дивизии на 10 ноября осталось 58 танков. Ещё слабее была 8-я танковая дивизия. Танковый полк соединения на 19 ноября насчитывал всего 9 Pz.II, 21 Pz.38(t), 6 Pz.IV и 2 командирских танка.
Для ликвидации прорыва немецких войск в бой бросались все имеющиеся резервы. Например, в конце ноября подразделения 56-го танкового корпуса, в составе 6-й и 7-й тд, а также 14-й моторизованной дивизии, нанесли удар в наиболее уязвимое место советской обороны – в районе канала Москва-Волга. Выдвинувшиеся далеко вперед 25-й танковый и 6-й стрелковый полк внезапно захватили мостом в Яхроме и закрепились на правом берегу канала. Чтобы выбить противника командующий 1-й ударной армией генерал-лейтенант В.И.Кузнецов выделил бронепозд №73 войск НКВД, в состав которого входили бронепаровоз и два мотоброневагона Д-2. Выйдя к мосту бронепоезд открыло огонь, подбив три Pz.38(t). Поскольку силы были неравными командир состава приказал отцепить один мотоброневагон и вывести его на параллельный путь. В ходе продолжительного боя, где немцы были вынуждены рассеивать огонь сразу на две цели, им удалось подбить бронепаровоз. Второй Д-2 также получил повреждения и был вынужден отойти в Дмитрову, где пройдя быстрый ремонт вернулся и в паре с первым мотоброневагоном продолжал бой до полуночи. По советским данным противник потерял 12 танков, 24 автомашины и до 700 солдат и офицеров. Эти данные выглядят несколько завышенными, но даже в этом случае действия Д-2 против более многочисленных Pz.38(t) оказались весьма успешными.
30 ноября 1941 года немцы были вынуждены перейти к обороне. Действия танковых групп сковывало не только сильное противодействие советских войск, но и суровая погода. Если осенью техника боролась с грязью на непроходимых русских дорогах, то зимой немцам довелось столкнуться с чрезвычайно сильно морозами, к которым они оказались абсолютно не готовы. Танки Pz.38(t), понятное дело, не были рассчитаны на эксплуатацию при низких температурах и в случае внезапной контратаки завести их было чрезвычайно сложно. Время на "привыкание” к морозам советское командование немцам не дало – 1 декабря на их оборонительные позиции обрушилась 1-я ударная армия, захватив плацдарм у Яхромы. Для чехословацких танков 7-й тд это стало последним крупным сражением на Восточном фронте. В ходе отступления практически все Pz.38(t) были подбиты или брошены своими экипажами. На конец года общие потери составили 796 машин или почти 80% от общего количества выпущенных к тому времени танков этого типа.

В то время как на центральном участке советско-германского фронта танки Pz.38(t) практически завершили свою карьеру, на северном и южном направлениях их число продолжало оставаться значительным. Больше всего Pz.38(t) имелось в составе свеже сформированная 22-й тд, весной 1942 года переброшенная на юг. В марте дивизию задействовали для атаки позиций советских войск на керченском полуострове, но в первом же бою Pz.38(t) понесли крупные потери.
Месяцем позже 22-я тд действовала более эффективно. В ночь с 7 на 8 мая танки оказали существенную поддержку десанту немецких и румынских войск. После суток почти непрерывного боя противнику удалось занять часть оборонительных позиций и 10-метровый противотанковый ров. Утром 10 мая немцы отразили контратаку советских войск с привлечением большого количества бронетехники, после чего 22-я тд вышла в тыл советской 47-й армии. Впоследствии 22-я тд входила в состав 47-го танкового корпуса 4-й танковой группы, который в сентябре временно вывели с передовой, отправив в тыл 3-й румынской армии. Хотя процесс перевооружения танковых частей на машины отечественных конструкций набирал обороты 22-я дивизия ещё долго сохраняла на вооружении Pz.38(t). Поскольку все основные ресурсы направлялись на фронт "тыловые” танки не получали горючего и запасных частей в достаточном количестве, поэтому, когда поступил приказ о передислокации к Сталинграду сразу завести удалось только 39 из 104 танков. На марше часть танков вышла из строя из-за неисправности электрооборудования – оказалось, что во время вынужденного простоя мыши перегрызли часть электропроводки. В результате до пункта назначения удалось довести только 31 машину, хотя позже подтянули ещё 11. Из прибывших танков Pz.38(t) сформировали боевую группу, которая пошла в бой 19 ноября. Воевать немецким танкистам пришлось в крайне тяжелых условиях. Стоявшие на обеих флангах румынские части дрогнули под напором 1-го танкового корпуса и принялись методично отступать. В некоторых случаях румыны просто бежали со своих позиций у реки Чир, оставив немецкую группу в "гордом одиночестве”. В итоге танки Pz.38(t) использовались как "пожарная команда” на 200-километровом участке фронта и оказали упорное сопротивление советским войскам. В течении двух недель 22-я тд оказывала упорное сопротивление наступавшим советским частям на Дону и Чире, однако силы были слишком неравны и к концу ноября в дивизии осталось всего 6 танков, 12 БТР и одна 88-мм зенитка. После отправки в тыл 22-я тд была переформирована и получила танки немецкого производства.

Несколько слов следует сказать и о других частях, на вооружении которых состояли легкие танки Pz.38(t). В целях восполнения потерь, понесенных осенью-зимой 1941 года, немецкому командованию пришлось провести доукомплектование некоторых танковых дивизий. В июне-июле 1942 года в вермахте насчитывалось 332 танка Pz.38(t) всех вариантов:
1. Panzer Division – 10 Pz.38(t), всего 39 танков
2. Panzer Division – 33 Pz.38(t), всего 82 танков
8. Panzer Division – 65 Pz.38(t), всего 68 танков
19. Panzer Division – 35 Pz.38(t), всего 57 танков
20. Panzer Division – 39 Pz.38(t), всего 87 танков
22. Panzer Division – 114 Pz.38(t), всего 176 танков
22. Panzer Brigade – 26 Pz.38(t), всего 46 танков
Впрочем, спустя полгода началось постепенное изъятие Pz.38(t) из частей первой линии и к началу Курской битвы (июль 1943 г.) они оставались только в составе 8-й и 20-й танковых дивизий, а их общее количество составило 204 танков.
Выведенные с фронта машины подверглись различного рода переделкам – главным образом, в самоходные артиллерийские установки. Танки, которые не подлежали ремонту или находились в состоянии сильной изношенности, разбирались на металл, а их башни использовались для фортификационных сооружений в Западной Европе. К лету 1944 года таких огневых точек насчитывалось 351 единица, а по состоянию на октябрь (далее статистика отсутствует) вермахт располагал 229 танками Pz.38(t). Часть этих машин использовалась охранными и полицейскими подразделениями на оккупированных территориях.

Выведенные во вторую линию танки также использовались в составе бронепоездов. В виду их слабого артиллерийского вооружения Pz.38(t) устанавливались на ж/д платформах с бронированными бортами в качестве средств усиления, если пехота переходила в контратаку.

На стороне сателлитов

После полной оккупации Чехословакии в марте 1939 года немецкая армия не стала развивать дальнейшее наступление и признало независимость Словацкого государства (объявленное 15 марта), которое тут же запросило у Германии военной поддержки. В этой, на первый взгляд, простой ситуации словаков можно запросто упрекнуть в союзничестве с нацистами, однако не будем забывать, что несколькими месяцами ранее в восточной части бывшей Чехословакии начались самые настоящие боевые действия с применением бронетанковой техники. Особое рвение в разделе этой страны, преданной англо-французскими союзниками, проявили Венгрия и Польша. Не остались в стороне и украинские националисты, бои с которыми временами приобретали затяжной характер. Так что союз с немцами позволял Словакии решить эту проблему, но в обмен за это Германия потребовала слишком дорогую цену.
В сентябре 1939 года словацкая армия, подчиняясь союзному договору, начала боевые действия против Польши, в течении недели не только освободив ранее захваченные поляками территории, но и оккупировав часть южных польских земель. К этому времени в строю имелось 37 танков LT vz.38, большая часть из которых была в боеспособном состоянии. Сопротивление группы армий "Познань" было достаточно вялым, поэтому потерь в самолётах и танках не было, а общие потери в живой силе составили всего 18 человек убитыми, 46 раненными, 11 человек пропало без вести.
Намного трагичнее сложились боевые действия против СССР. Словацкое правительство, став по сути вассалом Германии, в конце июня 1941 года выдвинуло свои войска на границу с Украиной и вскоре приступила к боевым действиям. Для этого был сформирован отдельный "экспедиционный корпус", который носил название Rychla Divizia (Быстрая дивизия).
Боевой путь "быстрой” словацкой дивизии героическим назвать трудно. Начав войну против СССР 25 июня 1941 г. части словацкой армии действовали большей частью на Украине, не добившись заметных успехов. Их быстрое продвижение вглубь советской территории было связано, в первую очередь, с ударами немецких войск, разгромивших несколько крупных советских группировок и буквально расчистившим путь остальным союзникам. Состав словацких бронетанковых сил вторгшихся в СССР, между тем, был достаточно внушительным для этой небольшой страны: 2-я танковая рота располагала 30 легкими LT vz.35, 3-я танковая рота имела 10 LT vz.38 и 7 LT.40. Обе танковые роты, а также 1-я и 2-я роты противотанковых орудий входили в состав 1-го танкового батальона.

К сентябрю дивизия участвует в боях с окруженной советской группировкой под Киевом, после захвата города ее передают немецкой группе армий "Юг”. Со 2 октября словаки в составе 1-й танковой армии сражались с Красной армией в Днепровском регионе. "Быстрая” дивизия достигла Мариуполя и Таганрога, закрепившись зимой 1941-1942 гг. на позициях в районе реки Миус. Потери в бронетехнике оказались невелики - в боях до конца 1941 г. словаки потеряли 6 танков: 3 LT vz. 35, 2 LT vz.38 и LT.40. Впрочем, и боевые успехи словаков оказались достаточно скромными.

Ситуация ещё больше осложнилась после битвы за Сталинград. Понеся огромные потери немцы были вынуждены подтянуть на юг значительные силы, включая венгерские, итальянские и румынские части, причем две последних армии обладали весьма низким моральным духом и боеспособностью. Попали на юг России и словаки – 17 октября 1942 г. на фронт отправилась танковая рота, состоявшая из шести LT.40 и шести LT vz.38. Спустя ровно десять дней они прибыли в Керчь, 28-го октября танки на корабле переправили в Тамань, а 29-го октября они прибыли в Краснодар. "Rychla divizia” в это время практически бездействовала и её танки и бронемашины использовались большую часть времени для ведения разведки, охранения автоколонн и доставки боеприпасов. Ко 2-му ноября 1942 г. словацкие танки дислоцировали у станицы Кутайская, где их и застало советское контрнаступление. Личный состав, по мере возможности, начал эвакуацию с аэродрома Славянская, бросив почти всю технику. Спасти удалось только один танк, два были уничтожены в бою под ст.Ленченской, а остальные 9 пришлось оставить из-за технических неполадок.

Впрочем, география применения Pz.38(t) и его модификаций, оказалась достаточно широка. Незадолго до Сталинградской битвы, в августе 1942 года, на территории Украины появилась словацкая охранная дивизия, оснащенная семью танками LT.40. В октябре на Кавказ отправили смешанную роту, укомплектованную шестью LT vz.38 и восемью LT.40, которые были потеряны в ходе советского контрнаступления весной 1943 г.
Несколькими месяцами ранее, в начале 1942 г., видя небольшую пользу от своих союзников, словацкие танки отправили в Белоруссию, где велась ожесточенная борьба против партизан, перебросили одну охранную дивизию. На 27 июня 1942 г. словацкие силы в этом районе пополнились шестью бронеавтомобилями ОА vz.30. Через несколько месяцев, 27-го августа и 29-го декабря 1942 г. к ним прибавилось семь LT.40 и шесть LT vz.38 соответственно.
Бои против партизанских формирований словаки вели откровенно вяло, не сильно желая воевать на стороне немцев в их тылу. Кроме того, их боевая техника не отличалась хорошей боеспособностью, что повлекло за собой её численное сокращение. Первая потеря случилась 8-го ноября 1942 г., когда два бронеавтомобиля были подбиты у г.Лоев. После этого остальные уцелевшие машины 12 января 1943 г. отправили назад в Словакию, а через три месяца туда "переехали” три LT.40, которые подлежали заводскому ремонту. Ещё один танк (LT vz.38, номер V-3009) был потерян между городами Овруч и Мозырь наехав на мину.

Но хуже всего (прежде всего для немцев) стали участившиеся случаи дезертирства словацких солдат и офицеров, апогеем которых стал угон 8-го июня 1943 г. танка LT vz.38 (V-3024) слободником Мартином Корбела. Доехать до партизан танк не смог, застряв на берегу одной из рек, однако сам офицер сумел добраться до намеченной цели и после войны он дошел до должности главного политрука чехословацкой армии. По всей видимости, это стало "последней каплей” и немцы распорядились убрать словацкие части из Белоруссии. Танковая рота, в которой осталось не более 10 машин, была возвращена в Словакию 22-го июня того же года. Позднее дело дошло до того, что в ноябре охранную дивизию в полном составе тоже отправили на родину.
Немногим ранее, в 1943 году, словацкая армия сделала заказ ещё на 43 танка LT vz.38, но получено было только 37. Также в составе отдельного механизированного полка числилось 15 LT.40. Эти машины на фронт не отправлялись и также использовались в ходе словацкого восстания. После Словакии первой страной, которая получила танки Pz.38(t) стала Венгрия. В течении 1941-1942 гг. венгерская армии получила 111 танков (105 "линейных” и 6 "командирских”), которые передали в состав 30-го танкового полка 1-й бронетанковой дивизии. Всего полк насчитывал 19 "Toldi” и 89 Pz.38(t). После сравнительно успешных боёв на Украине венгерские войска попали в окружение под Сталинградом, где в ходе боёв с ноября 1942 по январь 1943 гг. потеряли всю свою техники.
Немногие оставшиеся Pz.38(t) позднее включили в состав бронекавалерийского батальона 1-й бронетанковой дивизии. Летом 1944 года это соединение приняло участие в тяжелых боях против советских войск в Восточной Польше, где потеряв немногочисленные Pz.38(t) была отведена на переформирование в тыл.

В 1943-м году ещё один сателлит Германии – Румыния, пополнила свой танковый парк машинами чехословацкого производства. Танковые войска румынской армии не отличались большой эффективностью и в ходе боёв на Украине и под Сталинградом их количественный состав сильно сократился. С целью восполнения потерь Германия передала 50 танков Pz.38(t), которые распределили между несколькими тыловыми подразделениями. Поскольку боевая ценность чехословацких танков к этому времени сильно уменьшилась в конце 1943 года на основе их шасси была разработана противотанковая самоходная установка TACAM T-38, оснащенная 76,2-мм трофейной пушкой ЗИС-3. Конструктивно румынская САУ была схожа с немецкой "Marder III”: с танка демонтировалась башня, вместо которой в кормовой части устанавливалась неподвижная открытая сверху рубка, ходовая часть осталась без изменений. Хотя процесс доработок не являлся сложным организовать массовый выпуск TACAM T-38 не удалось из-за отсутствия необходимого числа орудий.
Осень 1944 года, когда Румыния перешла на сторону союзников, её танковые части были задействованы в боевых операциях против немецких войск. После переформирования в феврале 1945 года на фронт был отправлен 2-й танковый полк, на оснащении которого стоял 61 танк (включая восемь Pz.38) и 25 САУ различного типа. Полк был передан в подчинение 27-й танковой бригады и принял участие в ожесточенных боях на территории Западной Словакии. Среди наиболее крупных сражений, в которых принимали участие Pz.38(t), можно выделить взятие словацких городов Братислава (3-4 апреля) и Брно (7-9 мая). К сожалению, подробности этих боёв остаются пока неизвестными.

В период с сентября 1943 по февраль 1944 гг. немецкое командование передало 10 танков Болгарии. Сами болгары не испытывали большого удовлетворения от полученной "новой” техники, но для противопартизанской борьбы эти машины вполне годились. В начале 1944 года Pz.38(t) использовались в Македонии с переменным успехом. В виду резко осложнившейся обстановки на южном участке Восточного фронта немцы надеялись, что Болгария выделит часть своих танковых войск для усиления частей вермахта, однако царь Борис III отказался от этого предложения, не желая обострять отношения с союзниками и СССР.
В сентябре 1944 года Болгария перешла на сторону союзной коалиции, официально объявив войну Германии. Единственная болгарская танковая бригада была переброшена в Сербию, где оказала содействие не только советским войскам, но и бывшим противникам – югославским партизанам. Несмотря на то, что основную ударную силу бригады составляли немецкие танки Pz.Kpfw.IV и САУ StuG III, устаревшие Pz.38(t) использовались не менее активно, и к марту 1945 года в исправном состоянии осталось всего три машины этого типа.
После войны болгарам удалось отремонтировать несколько танков и ввести их в состав 1-й танковой бригады. В числе 49 имевшихся к 1946 году единиц боевой техники бригады большую часть составляли машины иностранного производства (французские, чехословацкие и итальянские), ресурс которых был на пределе. Благодаря поставкам запасных частей из Чехословакии карьеру Pz.38(t) удалось продлить ещё на несколько лет, пока в 1950-1951 гг. их окончательно не сменили советские танки Т-34-85.

ОЦЕНКА МАШИНЫ

Легкий танк LT vz.38 или Pz.38(t) являлся типичным представителем класса «легких-средних» танков. Поясню, что этот официально не существующий класс «изобрел» в послевоенные годы английский танковый теоретик Ричард Огоркевич. Он отнес к нему целую группу боевых машин, включавшую в себя советские Т-26 и БТ, первые британские крейсерские танки, германский Pz.III и обе чехословацкие машины — LT vz.35 и LT vz.38.
Действительно, тактико-технические характеристики всех этих боевых машин достаточно близки друг другу. Все они как бы преодолели или почти преодолели верхнюю планку класса легких танков, но до полноценных средних не дотянули. Тем не менее, в 1930-е годы, благодаря удачному сочетанию основных параметров вооружения и подвижности, «легкие-средние» считались универсальными, одинаково способными как поддерживать пехоту, так и действовать самостоятельно, в составе механизированных соединений. Однако уже первый опыт их практического использования доказал, что ни ту, ни другую функцию они не могли выполнять полноценно. В первом случае оказалась недостаточной бронезащита, во втором — вооружение. Частично поправить такое положение помогла модернизация, но при этом был исчерпан лимит по массе, превышение которого влекло за собой замену силовой установки и ходовой части. А это означало создание уже практически новой боевой машины.

«Легкие-средние» танки составляли основу танковых парков всех европейских стран накануне Второй мировой войны и вынесли на себе всю тяжесть танковых боев ее начального периода. Здесь будет небезынтересно провести сравнение между двумя представителями этого класса, реально встречавшимися на полях сражений, — немецким Pz.38(t) и советским БТ-7.

Из данных таблицы видно, что ТТХ обоих танков очень близки, лишь Pz.38(t) модификации G выгодно отличался усиленным бронированием. При этом БТ-7, несмотря на большую массу, обладал явным преимуществом в удельной мощности, калибре пушки, а также более прогрессивной конструкцией корпуса, выполнявшегося с помощью электросварки. Чехословацкая же машина, будучи короче и шире, имела более рациональную внутреннюю компоновку с большими размерами боевого отделения. Последнее обстоятельство не только обеспечивало танкистам комфортные условия работы, но и позволило немцам увеличить экипаж на одного человека. Современные двигатель и трансмиссия, удобные органы управления танком существенно облегчали работу механика-водителя, чего нельзя сказать о БТ-7. Pz.38(t) превосходил советскую машину и по количеству и качеству приборов наблюдения, а также за счет наличия на всех танках радиостанции.

Что касается вооружения, то, конечно же, 45-мм пушка «бэтэшки» была мощнее 37-мм шкодовской. Но это не имело ровным счетом никакого значения при дуэли этих танков — броню друг друга они пробивали с любой дистанции. Так что качество прицелов (у Pz.38(t) оно было выше), способность обнаружить вражеский танк раньше (преимущество опять-таки у Pz.38(t)) и, наконец, уровень боевой подготовки экипажа, в конечном итоге, решали все.

Правильность последнего утверждения можно проиллюстрировать на следующем примере. 24 июня 1941 года экипаж танка БТ-7 5-й советской танковой дивизии в составе старшего сержанта Найдина и красноармейца Копытова уничтожил 12 немецких танков! Обнаружив вражескую колонну, они замаскировали в лесу свою машину. Подпустив танки противника поближе, советские танкисты подбили головную машину, а затем замыкающую. Пользуясь замешательством врага, неожиданно попавшего под обстрел, экипаж БТ-7 (что важно — неполный экипаж!) расстрелял остальные 10 танков. В описании этого боя, хранящегося в Центральном архиве Министерства обороны, не указан тип вражеских танков. Но, как известно, 5-я советская танковая дивизия сражалась с 7-й танковой дивизией Вермахта, укомплектованной на 65% машинами Pz.38(t), так что и вероятность участия их в этом бою такая же.
В целом же Pz.38(t), как более современный танк, имел некоторое преимущество перед БТ-7 и Т-26. Сравнение с Т-34 будет некорректным — это машина не только другого класса, но и другой концепции. Следует, однако, подчеркнуть, что при неграмотном командовании и в руках неподготовленного экипажа и Т-34 мог стать легкой добычей для Pz.38(t)!
Суммируя вышесказанное, по мнению автора, можно утверждать, что LT vz.38 был не только лучшим чехословацким легким танком 1930-х годов, но и одним из лучших в классе «легких-средних». Правда, с его созданием чехословацкие конструкторы несколько припозднились, не уловили перспективных тенденций танкостроения. Впрочем, не только они одни — Вторая мировая война поставила крест на всех «легких-средних» танках.

Список источников:


Бронеколлекция №4 2004 М.Барятинский Легкий танк Pz.38(t)
Категория: Бронетехника Чехии | Добавил: Sherhhan (30.08.2012) | Автор: Дмитрий Гинзбург E
Просмотров: 1646 | Теги: LT vz.38, Pz.38(t) | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]