Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Германия » Бронетехника Межвоенный период

Легкий танк Pz.Kpfw.I(Pz.I)
Легкий танк Pz.Kpfw.I

Как известно, положения Версальского договора запрещали Германии производить танки и иметь в составе армии танковые части. Но нет такого запрета, который нельзя было бы обойти, тем более, при тогдашних способах контроля. И вот уже в 1925 году фирмы Rheinmetall-Borsig, Krupp и Daimler-Benz получили заказ от Управления вооружений рейхсвера на разработку нового тяжелого танка, получившего в целях конспирации название Großtraktor («Большой трактор»). В немецких источниках сообщается, что в июле 1929 года два прототипа этой машины прошли испытания на засекреченном советско-германском полигоне «Кама», в 6 км от Казани. Внешне обе машины были почти идентичны. При массе 16... 18 т они вооружались 75-мм пушкой и пулеметом в башне, еще один пулемет располагался в носовой части корпуса, а третий — в небольшой башенке в корме танка. Двигатель мощностью 300 л.с. позволял боевой машине развивать скорость по шоссе до 40 км/ч. Максимальная толщина брони составляла 14 мм, экипаж — 6 человек. Во время испытаний даймлеровский прототип сломался, и дальнейшая работа продолжалась над показавшим себя несколько лучше рейнметалловским вариантом. На полигоне «Кама» с июня 1930 года проходил испытания и разработанный в Германии фирмами Krupp и Rheinmetall образец легкого танка Leichttraktor.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

(«Легкий трактор»). Боевая машина с экипажем из 4 человек при массе 9 т развивала скорость до 36 км/ч. 100-сильный двигатель располагался в носовой части корпуса. В смещенной к корме башне устанавливались 37-мм пушка и пулемет. В ходе испытаний у танка часто перегревался мотор, быстро изнашивались гусеницы. После возвращения в Германию дальнейшие работы над этой машиной были прекращены.
В конце октября 1927 года началось проектирование трехбашенного танка, получившего обозначение Neubaufahrzeug («Машина новой постройки»).
Он имел клепано-сварной корпус и сварные башни, расположенные в один ярус по диагонали. В главной башне устанавливались 370-кг лафет из двух спаренных орудий калибра 75 и 37 мм и пулемет MG 13 в шаровой установке. Каждая из малых башен вооружалась пулеметом MG 13. В отличие от всех других немецких танков ведущие колеса у «машины новой постройки» находились в корме. Три танка фирмы Krupp были изготовлены из броневой стали, имели башни прямоугольной формы и пушки, расположенные горизонтально. Две машины фирмы Rheinmetall, выполненные из обычной стали, имели конические башни и пушки, размещенные вертикально. Прототипы танка Neubaufahrzeug, или сокращено Nb.Fz. в Советском Союзе не испытывались, поскольку 15 сентября 1933 года, вскоре после прихода к власти Гитлера, советско-германское военное сотрудничество было свернуто.
Совершенно очевидно, что опытно-конструкторские работы в области танкостроения, проводившиеся в 20-е годы немецкими инженерами как в самой Германии, так и за ее пределами, заложили тот фундамент, на основе которого впоследствии были осуществлены весьма удачные разработки танков, участвовавших в сражениях Второй мировой войны. Одной из первых стал легкий танк Panzer I.
Обычно создание массовых германских танков связывают с приходом к власти нацистов. Это не совсем верно. Еще в 1931 году инспектор автомобильных войск рейхсвера генерал-майор Освальд Луц выдвинул идею формирования крупных танковых соединений, оценив при этом достигнутые к тому времени результаты по постройке танков в Германии как неудовлетворительные. Находясь под сильным влиянием начальника своего штаба подполковника Гейнца Гудериана, он отдал указание приступить к проектированию танка массой 5000 кг для использования его в учебных целях (единственная поблажка Версальского договора). До сих пор для этого в войсках применялись деревянные макеты танков, смонтированные на легковых автомобилях.
Заказ на проектирование получили сразу четыре фирмы: Daimlez-Benz, Rheinmetall-Borsig, Maschinenfabrik Augsburg-Nurnberg (MAN) и Krupp. У последней уже был готовый проект «малого трактора» LKA, разработанного инженерами Хогельлохом и Воельфертом. В целях дезинформации танку присвоили название LaS (Landwirtschaftlicher Schlepper — сельскохозяйственный тягач). Первый прототип был готов в июле 1932 года.

Следует отметить, что выбор именно крупповской машины определялся отнюдь не качеством ее тактико-технических характеристик, а возможностью быстрого воплощения проекта в металле и малыми затратами при освоении серийного производства. Крупповцы, имевшие большой опыт совместной работы со шведской фирмой Landsverk Ab при изучении английской танкетки Carden-Lloyd Mk MI, от которой была заимствована конструкция ходовой части, предлагали самый дешевый вариант легкого танка.
Производство опытных образцов машины 1 LaS Krupp было поручено фирме Henschel, которая летом 1933 года отправила на испытания в Кумерсдорф первые пять прототипов. Испытания показали низкую надежность конструкции танка, особенно его трансмиссии и ходовой части. Их доработка была направлена, главным образом, на повышение прочности. В результате три опорных катка вместе с ленивцем скрепили общей балкой и добавили три поддерживающих катка на сторону.
Корпус и башню машины проектировали на фирме Daimler-Benz, которая впервые применила для них клепано-сварную конструкцию. Следующая предсерийная партия из 15 машин собиралась уже на пяти заводах (Krupp-Gruson, Daimler-Benz, Henschel, Rheinmetali-Borsig и MAN) — по три машины на каждом. Это было сделано с целью привлечения дополнительных подрядчиков и подготовки этих предприятий для будущего массового производства танков (персонал и оборудование) и приобретения ими опыта в создании новых боевых машин.
Первые серийные шасси изготовили в декабре 1933 года на заводах Krupp-Gruson. Следующую партию в феврале 1934 года выпустила фирма Henschel (первая машина покинула предприятие 3 февраля), а к концу апреля были полностью готовы 15 танков. В сентябре их передали трем ротам Kraftlehr Kommando Zossen (Учебное подразделение автомобильных войск в Цоссене). Месяц спустя Kraftlehr Kommando преобразовали в 1-й танковый полк, а на базе аналогичной части в Ордурфе сформировали 2-й танковый полк. Так создавались первые части Panzerwaffe. Летом 1935 года машины обоих полков приняли участие в учениях близ Мюнстера.

Вскоре танк 1 LaS Krupp сменил название на Pz.Kpfw.I Ausf.A (Ausfuhrung — модель, тип). В это же время была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств вермахта — Kraftfahrzeuge Nummersustem der Wermacht. По этой системе танк Pz.I и его последующие модификации имели номера от Sd.Kfz. 101 до Sd.Kfz.120 (Sd.Kfz. — Sonderkraftfahrzeug — машина  особого назначения, спецмашина), а командирский вариант — Sd.Kfz.265.
Всего было выпущено 477 танков Pz.Kpfw.I Ausf.A (349 — на заводах Henschel и 128 — на заводах MAN); их серийные номера — от 10 001 до 10 477.
Эксплуатация показала, что танки версии А нуждаются в модернизации, главным образом, в замене силового агрегата. Стало очевидным, что мощности 57-сильного двигателя Krupp М305 недостаточно. Не помогла и осуществленная в опытном порядке установка на Pz.I Ausf.A дизельного двигателя Krupp М601 мощностью 60 л.с. при 2200 об/мин. Проблему удалось решить, смонтировав на танк шестицилиндровый бензиновый мотор Maybach NL 38TR мощностью 100 л.с.
Поскольку этот мотор был заметно больше прежнего, пришлось удлинить корпус на 400 мм. В результате в ходовой части появилась еще одна пара опорных катков, а ленивец был немного приподнят над уровнем земли. Кроме того, изменились задняя стенка и крыша моторно-трансмиссионного отделения. Выхлопную трубу вывели через задний борт, в отличие от Pz.I Ausf.A, имевшего две выхлопные трубы по бортам.
На машинах первых серий использовались пулеметы MG 13, которые позже заменили на более современные MG 34. С 1936 года боезапас увеличили до 90 магазинов. Танк получил новую приемо-передающую радиостанцию FuG 5. Запас топлива увеличился... на 2 л. При этом его расход, по сравнению с Pz.IA, возрос со 100 л до 125 л на 100 км. Во всем остальном обе модификации были практически идентичными.
Производство танков модификации В велось на заводах Henschel, Krupp-Gruson в Магдебурге, а с 1936 года и на заводах MAN в Нюренберге и Wegmann в Касселе. Их выпуск продолжался до середины 1937 года. За это время было изготовлено 1016 танков Pz.I Ausf.B, а фирмой Wegmann в 1938 году еще 22 корпуса. Серийные номера этих машин: от № 10 478 до № 15 000 и от № 15 201 до № 16 500. Прерывность серийных номеров применяли в целях дезинформации. Ремонт машин обеих модификаций проводился на немецких заводах или на предприятиях оккупированных стран, например, на заводе Českomorawska-Kolben-Danek (ČKD), который после аннексии Чехии был переименован в Bohemische-Mährische Maschinenfabrik.

Из-за малой надежности на дальние расстояния танки перевозились на автомобилях. Для этого в Германии разработали несколько моделей тяжелых грузовиков грузоподъемностью 8800 — 9500 кг. Наиболее массовыми были Bussing-NAG 900 и 900А, Faun L900D567. Для транспортировки танков использовались и трофейные машины: чешские Škoda 6VTP6-T и Škoda 6К, Tatra Т81, французские Laffli S45TL, Bernard и Willeme. Также на вооружении вермахта состояли специальные прицепы Sd.Anh.115 грузоподъемностью 8000 кг и Sd.Anh.116 грузоподъемностью 22 000 кг (Sd.Anh. — Sonder Anhänger — специальный прицеп). В качестве тягловой силы для них применялись тяжелые колесные тягачи типа Hanomag SS 100 или полугусеничные 18-тонники Sd.Kfz.9 фирмы Famo, хотя Panzer I спокойно буксировался даже восьми- и пятитонными тягачами.
На шасси модификации А и В было создано большое количество специальных машин. Самой распространенной и, наверное, самой известной была Kleiner Panzerbefehlswagen (малая бронированная командирская машина), которая выпускалась как на шасси А, так и на шасси В. Она имела обозначение KI.Pz.Bf.Wg. (модификации 1KIA, 2KIB и 3KIB) или Sd.Kfz.265.
В конце 1935 года фирма Daimler-Benz выпустила шесть «вагенов» на шасси Pz.IA, два или три из которых в сентябре 1936 года отправили в Испанию. Башня у них отсутствовала, а высота корпуса была увеличена на 250 мм. Экипаж стал больше на одного человека — появился радиотелеграфист. Сначала эти машины выпускались без вооружения, затем в передней части корпуса установили пулемет MG 13. Радиооборудование — приемопередающая радиостанция FuG 6 с дальностью действия 13 — 16 км и приемная радиостанция FuG 2.

С 1936 по 1938 год фирма Daimler-Benz выпустила двумя сериями машины на шасси В (номера 15 001 — 15 200). Танки 2KIB вооружались одним пулеметом MG 347, установленным в амбразуре.$IMAGE10-right$ Высокая командирская башенка на них иногда отсутствовала. Толщина лобовой брони по сравнению с 1KIA была увеличена с 13 мм до 14,5 мм. На 3KIB толщина брони возросла до 19 мм. Пулемет размещался в шаровой установке. Высокую командирскую башенку заменили на низкую, с двухстворчатым люком. В 1939 — 1940 годах несколько десятков машин получили новую радиостанцию FuG 8 с большей, чем FuG 6, дальностью действия. Первоначально командирские машины имели жесткую антенную мачту на деревянной раме, которую вскоре заменили рамочной антенной шириной 2000 мм. С 1939 года устанавливалась более практичная гибкая штыревая антенна.
Танковому батальону по штату полагалось два танка KI.Pz.Bf.Wg., танковой роте — один (его называли Kompanie Chefpanzer — танк командира роты), управлению полка — три. По мере поступления в войска командирских танков новых типов машины старого образца привлекались к выполнению вспомогательных функций.
Наиболее оригинальной конструкцией, созданной на базе Pz.I Ausf.B был Ladungsleger I — бронированная гусеничная подрывная машина для инженерно-штурмовых частей. В первом варианте она оснащалась специальными рельсами, расположенными наклонно над моторным отделением.
На них размещался 50-кг подрывной заряд, сброс его на грунт осуществлялся с помощью цепной передачи. Сложность заключалась в том, что танк должен был подходить к подрываемому объекту задним ходом. Второй вариант — конструктивно несколько сложнее. Подрывной заряд весом 75-кг укладывался в ящик, закрепленный на конце рамы почти двухметровой длины, которая монтировалась на крыше моторного отделения танка. С помощью тросового привода днище ящика открывалось — и заряд сбрасывался на крышу дота или иного сооружения, требовавшего подрыва. В обоих случаях заряд имел взрыватель замедленного действия, обеспечивавший отход танка на безопасное расстояние. Прототипы Ladungsleger I были построены в конце 1939 года. Предполагалось применение этого инженерного танка при прорыве линии Мажино.
Зимой 1939/40 года в железнодорожных мастерских Talbot в Аахене было переоборудовано в Ladungsleger (его иногда называли Zerstörerpanzer — танк-разрушитель) около 30 танков Pz.I Ausf.B. Правда, в боевых действиях они почти не применялись. Небольшое их количество участвовало во французской (например, в 58-м саперном батальоне 7-й танковой дивизии) и балканской кампаниях, а также в начальной фазе операции «Барбаросса».

Несколько десятков танков модификации А и В уже в частях подверглись переоборудованию в машины технической помощи (Instandsetzug Kraftwagen I) и приписывались к каждой танковой роте (по 2 единицы). С танка снималась башня и срезалась верхняя часть бронекорпуса. В результате получалась открытая грузовая платформа. Их использовали для перевозки запасных частей, канистр с топливом, маслом и водой, на некоторых устанавливали ветровое стекло из плексигласа и тент над грузовой платформой.
В конце 1939 года на фирме Alkett 51 танк Pz.I Ausf.A был переделан под транспортер боеприпасов Munitionschlepper I (Sd.Kfz. 111) — их придавали соединениям самоходных и штурмовых орудий.
С весны 1942 года шасси танков моделей А и В переоборудовали в транспортеры боеприпасов путем установки на месте башни большого прямоугольного ящика, сваренного из листовой стали. Известно, что 12 машин этого типа использовались в моторизованной дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Шасси нескольких Pz.I Ausf.A послужили основой для создания мостоукладчиков, предназначенных для преодоления различных препятствий, например, противотанковых рвов. Из двух таких машин получалась переправа длиной 11 м. Мост был постоянно закреплен на корпусе танка, поэтому мостоукладчик заезжал в ров и его корпус превращался в своеобразную опору. Из-за недостаточной прочности и слишком высокого давления на грунт работы над этой машиной были прекращены.
В довольно больших количествах выпускались учебные танки, представлявшие собой, по существу, гусеничные шасси без верхней части броневого корпуса. Строго говоря, первыми в войска поступили именно они. Весной 1934 года изготовили 15 учебных машин Ausf.A, а с 1936 по ноябрь 1938 года — 164 Ausf.B. Помимо использования в роли учебных, эти машины вплоть до 1941 года несли службу в качестве эвакуационных тягачей. С 1942 года почти все они были оснащены газогенераторными установками. В 1945-м несколько учебных машин приняли участие в боевых действиях.
Переделывались машины и непосредственно в частях. Существует фотография Pz.Kpfw.I Ausf.B, принадлежащего 1 Pz.Abt., 1 Pz.Div., который трансформировали в импровизированную санитарную машину. На нем вместо бронекорпуса смонтировали открытую сверху и сзади рубку. Внутри, видимо, располагались крепления для носилок. Эта машина была подбита в Бельгии в 1940 году.
Один танк модификации А из 5-го танкового полка 5-й легкой дивизии Африканского корпуса был переоборудован в огнеметный. Вместо правого башенного пулемета MG 13 на нем установили стандартный пехотный огнемет Flammenwerfer 40, позволявший производить 10—12 односекундных выстрелов на дистанцию до 25 м. Перевооруженный таким образом танк принимал участие в осаде Тобрука в Северной Африке в мае 1941 года.

В связи с переоборудованием значительного числа Pz.I из линейных танков в САУ и в различные машины специального назначения высвобождалось большое количество башен, которые использовались для вооружения фортификационных сооружений. По состоянию на 26 марта 1945 года в береговой обороне и в сухопутных укрепленных районах — различного рода «валах» — находилось 363 башни танков Pz.I, вооруженных одним пулеметом, и 260 башен, вооруженных двумя пулеметами. Из числа первых 97 находились в Дании, 143 — на Западе и на побережье Атлантики, 91 — в Италии, 32 — на Востоке. Из числа вторых 20 — в Дании, 3 — на Западном фронте, 237 — на Восточном. Боевых танков этого типа в вермахте уже давно не было, а вот башни от них воевали до конца войны.
Любопытно привести еще один факт использования башни танка Pz.I. Речь идет о тяжелом танке-тральщике Schwerer Minenräumer, находящемся ныне в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Эта машина была создана совместными усилиями фирм Krupp, Daimler-Benz и Alkett (последняя проводила окончательную сборку). На одном из "шильдиков", сохранившемся на механизме отбора мощности для поворота машины, значится дата — IX.41, что позволяет сделать предположение о времени изготовления этого механизма и машины в целом: осень 1941 — зима 1942 года. Первое упоминание о танке-тральщике в советских документах встречается в датированной осенью 1946 года справке «Об обнаруженных на территории Германии экспериментальных образцах вооружения, представляющих интерес». В начале 1947-го трал был доставлен в Кубинку и подвергнут «осмотру, обмеру, взвешиванию и испытанию движением».
В передней части корпуса 48-тонной машины, по конструкции напоминавшей орудийный лафет периода Первой мировой войны, с помощью болтов была смонтирована подбашенная коробка, сваренная из броневых листов толщиной 10 — 35 мм, с установленной на ее крыше штатной башней от танка Pz.I Ausf.A с двумя пулеметами MG 34. Машина оснащалась двигателем Maybach HL 120 мощностью 300 л.с. Экипаж — 2 человека, один из которых (командир) располагался в башне. Собственно, башней «генетическая» связь этого монстра с «единичкой» и исчерпывается.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Легкий танк Pz.I имел компоновку, ставшую впоследствии классической для германского танкостроения. Трансмиссионное отделение и, соответственно, ведущие колеса гусеничного движителя располагались в носовой части корпуса. За ним следовало отделение управления, совмещенное с боевым; механик-водитель размещался слева, а башенный стрелок — справа. Моторное отделение находилось в кормовой части.
КОРПУС танка сваривался из катаных листов хромоникелевой стали. Для посадки механика-водителя предназначался двухстворчатый люк в левой части подбашенной коробки. Экипаж мог вести наблюдения за местностью через три смотровые щели, расположенные в бортах корпуса и закрывавшиеся броневыми крышками. У механика-водителя, кроме того, имелся специальный прибор наблюдения со стеклоблоками триплекс.
Управление танком осуществлялось с помощью педалей сцепления, акселератора и тормоза, а также двух рычагов, связанных с бортовыми фрикционами. Напротив сиденья находилась приборная панель механика-водителя с датчиком температуры масла, тахометром, проградуированным от 0 до 3000 об/мин с опасной зоной выше 2500 об/мин, и спидометром со шкалой от 0 до 50 км/ч. Максимальные скорости, которые были рекомендованы экипажу: на первой передаче — не более 5 км/ч, на второй — 11, на третьей — 20, на четвертой — 32 и на пятой — 42 км/ч.

БАШНЯ — сварная, с диаметром погона в свету 911 мм, смещенная к правому борту корпуса — приводилась во вращение ручным механизмом поворота, располагавшемся слева (Pz.IА) или справа (Pz.IВ) от маск-установки пулеметов. В крыше башни был большой люк с одностворчатой крышкой для посадки командира танка (он же — башенный стрелок). В крышке люка имелся маленький круглый лючок для флажковой сигнализации, а в стенках башни — четыре лючка для наблюдения с броневыми крышками (в двух из них прорезаны смотровые щели). Сиденье командира вращалось вместе с башней, полик боевого отделения отсутствовал.
ВООРУЖЕНИЕ танка состояло из двух пулеметов Dreysse MG 13 калибра 7,92 мм. (Pz.IА и Pz.IВ первых серий) или Rheinmatall-Borsig MG 34 (Pz.IВ поздних выпусков). Скорострельность пулеметов 680 и 825 выстр./мин соответственно. Боекомплект состоял из 61 магазина по 25 патронов в каждом (всего 1525 патронов). Из них одна укладка с 8 магазинами размещалась в башне, остальные 4 укладки (по 8, 20, 6 и 19 магазинов) — в корпусе. С 1936 года боекомплект увеличили до 2250 патронов (90 магазинов).
Пулеметы устанавливались в одной маске, но могли вести стрельбу независимо друг от друга. На танке Pz.I Ausf.B спусковой крючок левого пулемета был расположен на штурвале подъема оружия слева от командира, а правого — на штурвале поворота башни справа от него. При этом стрелок вел огонь «по-македонски», то есть правой рукой из правого пулемета, а левой из левого. Угол возвышения пулеметов +18°, склонения — 12°. Маска могла фиксироваться в горизонтальном положении. Танк был оборудован телескопическим двукратным прицелом Zeiss TZF 2.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке Pz.I Ausf.A устанавливался двигатель Krupp М305, 4-цилиндровый, карбюраторный, горизонтально-оппозитный, воздушного охлаждения, мощностью 57 л.с. (42 кВт) при 2500 об/мин. Диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 130 мм. Рабочий объем 3460 см3.
Топливо — этилированный бензин с октановым числом 76. Емкость двух бензобаков, находившихся в задней части моторного отделения по обеим сторонам двигателя, — 144 л. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе — 100 л. Карбюратор марки Solex 40 JEP.
Танк Pz.I Ausf.B оснащался 6-цилиндровым, карбюраторным, рядным двигателем жидкостного охлаждения Maybach NL 38TR мощностью 100 л.с. (73,6 кВт). Диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 100 мм. Рабочий объем 3791 см3.
Емкость двух бензобаков, располагавшихся в моторном отделении справа от двигателя, — 146 л. Расход топлива на 100 км — 125 л. Карбюратор марки Solex 40 JEF II. Трансмиссия состояла из карданной передачи двухдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач, механизма поворота, бортовых фрикционов, передач и тормозов. Коробки передач ZF Aphon FG35 (Ausf.A) и Aphon FG31 (Ausf.B) — механические, пятискоростные (5 + 1).
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка Pz.I Ausf.A применительно к одному борту состояла из четырех обрезиненных опорных катков диаметром 530 мм и одного необрезиненного опорного катка, несколько большего диаметра, выполнявшего роль ленивца. Передний каток имел индивидуальную подвеску на спиральной пружине, остальные были сблокированы попарно на продольной внешней балке и подвешены на листовых четвертьэллиптических рессорах. Поскольку корпус Pz.I Ausf.B был длиннее на 400 мм, в ходовую часть добавили пятый опорный каток, а ленивец подняли с грунта. Число поддерживающих катков колебалось от трех (Pz.IA) до четырех (Pz.IB). Ведущее колесо переднего расположения. Гусеница мелкозвенчатая, двухгребневая, шириной 280 мм.
ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ выполнялось по однопроводной схеме. Напряжение 12 В. Источники: генератор Bosch GTL 600/12-1200 мощностью 0,6 кВт либо Bosch RRCN 300/12-300 мощностью 0,3 кВт. Аккумуляторов у Ausf.B — два, емкостью 105 А ч.
СРЕДСТВА СВЯЗИ. Танки модификации А оснащались радиостанцией FuG 2, а модификации В — FuG 5. Кроме того, во всех машинах имелся комплект сигнальных флажков и ракетница. Общение членов экипажа между собой обеспечивала звуковая труба.

ЭКСПЛУАТАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Panzer I стал первым немецким танком, поступившим на вооружение вермахта. И хотя эта машина предназначалась для подготовки кадров танковых войск, довольно долго ей суждено было составлять основу немецкого танкового парка. С середины 1934 года, параллельно с поставкой боевых машин в войска, началось и развертывание танковых частей. Интенсификации этого процесса способствовало назначение военным министром Германии генерала Бломберга, а начальником канцелярии военного министерства — генерала Рейхенау, придерживавшихся современных взглядов на роль танковых войск в будущей войне. К этому следует добавить, что сам Гитлер проявлял большой интерес к моторизации армии. Вот что пишет по этому поводу в своих «Воспоминаниях солдата» Гейнц Гудериан, получивший в конце 1934 года приглашение продемонстрировать перед рейхсканцлером в Куммерсдорфе действия подразделений мотомеханизированных войск: «Я показал Гитлеру мотоциклетный взвод, противотанковый взвод, взвод учебных танков Pz.I(в советских переводах Т-1), взвод легких бронемашин и взвод тяжелых бронемашин. Большое впечатление на Гитлера произвели быстрота и точность, проявленные нашими подразделениями во время их движения, и он воскликнул: «Вот это мне и нужно!»
И дело пошло! К 15 октября 1935 года были сформированы три танковые дивизии: 1-й, расположенной в Веймаре, командовал генерал Вейхс, 2-й, расположенной в Вюрцбурге, — полковник Гудериан, 3-й, расположенной в Берлине, — генерал Фессман. Эти соединения по большей части укомплектовывались танками Pz.I, так как других боевых машин в распоряжении панцерваффе практически не было. Компанию «единичке» мог составить только Pz.II, но производство этого танка в 1935 году лишь начиналось.

Свое боевое крещение Panzer I получил в Испании. Принятие Гитлером решения о помощи генералу Франко привело к созданию легиона «Кондор», в который входили части ВВС и сухопутных войск. Первые девять Pz.I Ausf.A поступили в легион в октябре 1936 года, за ними последовали еще 32 боевых машины этой модификации. Часть легиона, вооруженная танками, получила название танковая группа «Дроне» (Panzergruppe Drohne). Ее командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Поначалу группа имела следующую организацию: штаб и две танковые роты по три секции в каждой. В каждую секцию входили пять танков плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из отделения транспорта, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнеметного отделений. Личный состав состоял из 180 солдат и офицеров 6-го немецкого танкового полка, прибывших в Испанию под видом туристов. Предполагалось, что группа «Дроне» будет, главным образом, заниматься обучением испанских танкистов, а не воевать. Впрочем, фон Тома сразу же убедился, что «испанцы быстро учатся, но так же быстро забывают то, что выучили», поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы выполняли немцы.
Первое столкновение с республиканскими Т-26 произошло 28 октября 1936 года. Pz.IA в этом бою поддерживали кавалерию франкистов и оказались совершенно бессильными перед пушечными танками республиканцев. Прибытие в декабре первой партии из 19 Pz.IB никак не улучшило ситуацию. Однако ничего другого у франкистов не было, и группу «Дроне» перебросили под Мадрид. Чтобы хоть как-то повысить огневую мощь немецких танков, в немного увеличенной по высоте башне Pz.IA уста-новили 20-мм пушку Breda mod.35. Сколько машин переделали таким образом, сказать трудно. Обычно сообщается, что несколько. Однако, как в отечественной, так и в зарубежной литературе публикуется всего одна фотография тех лет с одним переделанным танком. Не встречаются эти машины и на более поздних снимках.
В марте 1937 года в состав группы «Дроне» включили танковую роту, укомплектованную трофейными советскими Т-26, а с августа началось переформирование группы в испанскую часть. Этот процесс завершился в марте 1938 года созданием Bandera de Carros de Combate de la Legion, организационно вошедшей в состав Испанского иностранного легиона. «Бандера» состояла из двух батальонов: один был вооружен немецкими танками Pz.I Ausf.A и Ausf.B, другой — советскими Т-26. Оба батальона (1. и 2. Agrupacione de Carros) участвовали в боях под Тэруэлем и Брунете, в Басконии, в битве над Эбро и в боях в Каталонии в 1939 году. В ходе боевых действий потери среди немецких танкистов составили 7 человек. Их участие в гражданской войне в Испании завершилось парадом в Мадриде 19 мая 1939 года. После этого «туристы» вернулись в Германию. Немецкие же танки Pz.I эксплуатировались в испанской армии до конца 40-х годов.

В марте 1938 года танки Pz.I приняли участие в аншлюсе Австрии. 2-я танковая дивизия генерала Гудериана за двое суток совершила 420-км марш-бросок. При этом до 38% танков вышли из строя из-за недостаточной надежности и были оставлены на обочинах дорог. После этого «похода» Гудериан остро поставил вопрос об улучшении системы эвакуации и ремонта танков. При оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года ситуация значительно улучшилась. К оперативным зонам танки Panzer I и Panzer II доставляли на грузовиках, чтобы хоть как-то сохранить мизерный ресурс гусениц.
К началу Второй мировой войны 1 сентября 1929 года в вермахте насчитывалось 1445 танков Pz.I, что составляло 46,4% всех боевых машин панцерваффе. Количество же их в танковых дивизиях существенно различалось. Скажем, в наиболее оснащенной средними танками 1-й танковой дивизии было только 85 Pz.I всех модификаций, включая командирские; во 2-й и 3-й — заметно больше, по 153; в 5-й танковой — 150. В 10-й танковой и дивизии «Kempf», имевших однополковый состав, имелось 73 и 78 Pz.I соответственно. Меньше всего «единичек» насчитывалось в легких дивизиях: в 1-й — 54, 2-й — 47, 3-й — 47, 4-й - 41.
Броня Pz.I легко пробивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии. Так, при прорыве позиций Волынской бригады кавалерии под Мокра, например, 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии вермахта потерял одиннадцать Pz.I, против которых поляки успешно применяли даже танкетки. Пулеметный обстрел бронебойными пулями двигателя и бензобаков давал неплохие результаты. При встречах же с танками 7ТР «единичке» и вовсе приходилось туго; например, 5 сентября, во время контрудара польских войск под г.Петркув-Трыбунальским танки 7ТР 2-го танкового батальона уничтожили пять Pz.I. К концу польской компании потери вермахта составили 320 Pz.I; из них 89 машин были потеряны безвозвратно.

Для боевых действий в Дании и Норвегии на базе 35-го танкового полка 4-й танковой дивизии был сформирован 40-й батальон специального назначения (40.Pz.Abt.Z.B.V.), материальную часть его в основном составляли танки PzI.
К началу наступления на Западе 10 мая 1940 года панцерваффе располагали 1214 танками Pz.I, 523 из них находились в боеготовом состоянии. Количество машин этого типа в танковых соединениях вермахта заметно уменьшилось. Больше всего — по 106 единиц — их имелось в 3-й и 4-й танковых дивизиях; в остальных дивизиях — от 35 до 86.
Наиболее крупным боем с участием Pz.I стала битва у Намюра. 12 и 13 мая 1940 года 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии потеряли там 64 Pz.I. У «единичек» не было шансов при столкновении с французскими танками — толстобронными и вооруженными пусть слабыми, но все-таки пушками. Поэтому, несмотря на то, что во время французской кампании танковые бои носили эпизодический характер, потери немцев были весьма существенны: 182 Pz.I.
В операциях Балканской кампании принимали участие Pz.I 2-й, 5-й и 11-й танковых дивизий. Стоит также упомянуть, что 25 Pz.I в составе 5-й легкой дивизии Африканского корпуса воевали в Северной Африке.

На 22 июня 1941 года вермахт располагал 410 исправными танками Pz.I, причем в танковых частях первой линии имелось только 74 машины. Еще 245 танков находились в ремонте или переоборудовании. К концу года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz.I — 428 единиц. В боевых частях они уже почти не встречались, и за весь следующий — 1942 год — Красная Армия уничтожила лишь 92 Pz.I. В этом же году их сняли с вооружения. Оставшиеся машины переделывали в основном в транспортеры боеприпасов. Некоторое их количество использовалось в составе полицейских частей в боях с партизанами, а в Германии — для подготовки и обучения танкистов.
Трофейные танки Pz.I, правда весьма ограниченно, применялись Красной Армией, и только в 1941 и 1942 годах. В этой связи хочется рассказать об одной любопытной боевой машине, созданной на московском опытном заводе ВИМ, занимавшемся в годы войны ремонтом танков, значительную часть которых до осени 1943 года составляли трофейные боевые машины.
В феврале 1942 года на завод прибыли три командирских KI.Pz.Bf.Wg. на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.В. Довольно долго их ремонт не представлял никакого интереса, поскольку танки не имели пушек, а радиооборудование было практически неприменимо в Красной Армии. Но фронт требовал хорошо вооруженных боевых машин, и потому на предприятии объявили конкурс на оснащение трофеев артиллерийскими орудиями отечественного производства. Особого выбора не было, ибо на завод поставили лишь около четырех десятков 20-мм пушек ТНШ, 20-мм авиационных моторпушек ШВАК и пять 45-мм танковых пушек образца 1938 года.
Одним из победителей конкурса стал И.Беликов (или Беляков). Он предложил изъять из KI.Pz.Bf.Wg. (по документам значится как «Немецкий пулеметный радиотанк без башни») все радиооборудование, а вместо пулемета установить в увеличенной шаровой установке 20-мм автоматическую пушку ШВАК, что позволяло использовать танк в борьбе с немецкими бронеобъектами. Одну машину переоборудовали уже в марте. В ее лобовой броне прорезали увеличенную амбразуру, куда на болтах монтировалась литая маска пушки. В маске находился «грушевидный вкладыш» с пушкой, дополненной упрощенным спусковым механизмом с рукояткой и плечевым упором. После опробирования нового вооружения орудийную установку дополнили винтовым стопором, и в таком виде два танка из трех отбыли на фронт. К сожалению, дальнейшая их судьба неизвестна.

В настоящее время танки Panzer I можно увидеть в нескольких музеях мира. Pz.Kpfw.I Ausf.A находятся в Pansarmuseet в Axwall (Швеция), в Panzermuseum в Мунстере (Германия), в El Goloso Barracks в Мадриде (Испания), в Military Museum в Осло (Норвегия), в War Museum в Оттаве (Канада). Pz.KpfwI Ausf.B — в экспозиции музеев El Goloso Baracks в Мадриде и San Clemente de Sasebas Recruit Centre в Героне (Испания). В Ordnance Museum на Абердинском полигоне (США) экспонируется Pz.I Ausf.B. с макетной крышей моторного отделения. В России в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке хранится редчайший экземпляр Pz.Kpfw.I Ausf.B, приспособленный для форсирования водных преград вплавь. KI.Pz.Bf.Wg — экспонат в Bovington Tank Museum в Уорхэме (Великобритания).
 
ОЦЕНКА МАШИНЫ
 
Созданные в начале 30-х годов (в первую очередь для учебных целей) легкие немецкие танки Pz.I имели ограниченную боеспособность. С одной стороны, это обуславливалось чисто пулеметным вооружением, бесперспективность которого была очевидной уже в то время и полностью подтвердилась в ходе войны в Испании, с другой — слабой конструктивной отработкой и наиболее низкой, по сравнению с другими немецкими танками, технической надежностью, особенно в ходовой части и силовой установке.
Круговое бронирование толщиной 13 мм спасало только от огня легкого стрелкового оружия. При испытаниях трофейного образца в Англии башню и маску пулеметов часто заклинивало при стрельбе, особенно залповой, а воздухозаборник двигателя как будто специально был создан для забрасывания его гранатами. Во время войны в Испании его закрыли дополнительным листом. К тому же машина показала очень плохую проходимость в условиях бездорожья.
Здесь небезинтересно привести отрывок из книги Гельмута Клотца «Уроки гражданской войны в Испании» (М., Воениздат, 1938), в котором дается оценка танку Pz.I с точки зрения современников: «Германский танк, являющийся основой вооружения новых бронетанковых дивизий в Германии,которых так опасались и которые всегда переоценивали, оказался весьма посредственным и почти неприменимым оружием. Ген. Франко потерял от 70 до 100 таких танков, часто в незначительных боях. Во многих случаях — можно даже сказать, в большинстве их — танки этого типа были вынуждены сдаваться, как только попадали под пулеметный или даже ружейный огонь пехоты.
Хотя, по вполне понятным причинам, критика этих танков со стороны германских специалистов, участвовавших в «испанской генеральной репетиции», очень сдержанна, тем не менее, она строга и поучительна.
Германский легкий танк (как мы уже говорили и как это подтверждают все специалисты — как германские, так и итальянские) показал полную свою несостоятельность. Возможно, что иногда, при особо благоприятных условиях, он может быть использован для чисто разведывательных целей, но для боя в собственном смысле, даже для сопровождения пехоты, этот танк неприемлем.
Это находит свое объяснение в основном в следующем:
  1. Толщина брони этого танка совершенно недостаточна. Уже со средней дистанции и при неблагоприятном угле 20-мм снаряд легко пробивает ее и уничтожает танк. Иногда бывает достаточно пули пехотной винтовки или пулемета, чтобы вывести его из боя, даже при стрельбе на значительных расстояниях.
  2. Германские конструкторы рассчитывали компенсировать этот недостаток легкого танка увеличением его скорости. Несомненно, аксиома «скорость защищает от огня» может быть иногда принята. Однако в данном случае это оказалось ошибочным, и одной из главных причин этой ошибки является то, что не был учтен значительно более быстрый рост скорострельности легкого оружия обороны по сравнению с ростом скорости танков.
  3. К этому нужно добавить, что большая скорость движения германского танка (50 км/час в условиях всякой местности) не может быть использована во время боя без риска снизить до минимума (если не до нуля) точность пулеметного огня этого танка. Для стрельбы с некоторым шансом на успех в условиях среднепересеченной местности необходимо уменьшить скорость танка до 25 — 30 км/ час, а часто даже и больше. Это означает, что быстроходность танка является для него баластом, из которого можно извлечь выгоду лишь в исключительных случаях. Но даже в этих случаях это проблематическое преимущество, которое все же можно себе представить, приобретается дорогой ценой. По мнению германских специалистов, экономия, достигнутая в весе танка и использованная для увеличения его скорости, могла быть лучше использована для усиления брони. Мы считаем бесспорным следующее. Начиная с определенного предела, скорость приобретает лишь второстепенное значение, ее увеличение не только не дает преимущества, но уменьшает эффективность огня. Этот максимальный предел скорости (если судить по опыту войны в Испании) находится для легкого танка между 20 и 30 км/час, а для среднего танка — между 30 и 40 км/час. По мере роста скорости затрудняется возможность наблюдения из него. Танк, идущий полным ходом, легче попадет в западню или натолкнется на препятствие, чем танк, двигающийся медленно и способный в силу этого лучше наблюдать.
  4. Экипаж танка, идущего быстрым ходом, сильно утомляется. Вследствие этого уменьшается маневренная способность танка. Экипажи германских танков, захваченные в плен, часто говорили, что они потеряли ориентировку и не могли точно определить, где находились свои войска и где был противник. Было много случаев захвата республиканскими войсками германских танков, находившихся в хорошем состоянии. Это объясняется тем, что экипажи этих танков вследствие сильных толчков теряли управление своей машиной, утрачивали способность ориентироваться и вынуждены были останавливать танки и сдаваться в плен. Такое объяснение тем более правдоподобно, что, как правило, экипажами этих танков не было произведено попыток привести в негодность внутреннее оборудование танков или какие-нибудь его части.
  5. Легкий германский танк (меньший по размеру и, особенно, более короткий, чем средний танк) при быстром движении по пересеченной местности или местности, имеющей искусственные неровности, сильно качается. Часто при этом такой танк увязает в земле и останавливается. Единственным способом поправить положение является полная остановка танка, после чего можно попытаться пустить его в ход на меньшей скорости. Нет необходимости указывать на трудность такого маневра перед лицом противника, готового перейти к действию».
К этому, как говорится, ничего ни добавить, ни убавить. Стоит лишь отметить, что к началу Второй мировой войны все эти недостатки усугубились. Наличие же довольно большого количества танков Рz.I в частях панцерваффе в начальном периоде войны можно объяснить только нехваткой полноценных современных боевых машин.
Вместе с тем, эти быстроходные и маневренные танки полностью соответствовали самой идее блицкрига — «молниеносной» войны. Именно высокая динамичность и передовая тактика позволили немецким танковым войскам, наполовину и даже более состоящим из легких танков, добиваться быстрого успеха в кампаниях 1939—1941 годов. Не превосходя (кроме кампании в Польше и на Балканах) противника по количеству и качеству боевых машин, они переигрывали его тактически.
 

Список источников:


Журнал "Бронеколлекция" №2 2000 год "Легкий танк Panzer I"
Категория: Бронетехника Межвоенный период | Добавил: Sherhhan (21.01.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 1488 | Теги: Pz.Kpfw.I, Pz.I | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]