Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Германия » Бронетехника Второй Мировой войны

Тяжелый танк Pz.Kpfw.VI Tiger Ausf.B "Королевский Тигр"
Тяжелый танк Pz.Kpfw.VI Ausf.B Königstiger("Королевский Тигр")

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ
В августе 1942 года Управление вооружений сухопутных войск Вермахта (Heereswaffenamt) разработало тактико-техническое задание на тяжелый танк, призванный в перспективе заменить недавно запущенный в производство «Тигр» — Pz.VI Ausf.E. На новой машине предполагалось использовать сконструированную в 1941 году фирмой Krupp 88-мм пушку с длиной ствола в 71 калибр. Осенью 1942 года к проектированию танка приступили фирма Henschel и конструкторское бюро Фердинанда Порше, вновь вступившего в соревнование с Эрвином Адерсом.
Надо сказать, что ничего принципиально нового доктор Порше не предложил. Его танк VK 4502(Р) — заводское обозначение Тур 180/181 или Sonderfahrzeug III — представлял собой несколько переработанный, применительно к новому техзаданию, танк VK 4501 (Р). От последнего позаимствовали ходовую часть, силовую установку из двух карбюраторных двигателей Simmering-Graz-Pauker мощностью 200 л.с. каждый и электрическую трансмиссию. Другие варианты проекта, предложенные конструкторским бюро Porsche AG, предполагали использование иных типов двигателей, в том числе спаренных дизелей мощностью по 370 л.с. каждый или одного Х-образного 16-цилиндрового дизель мотора мощностью 700 л.с., и гидромеханической трансмиссии. Были разработаны и два варианта компоновки танка VK 4502(Р): с передним и задним расположением башни. При заднем размещении башни двигатель располагался в средней части корпуса, а отделение управления — впереди.
Главными недостатками проекта VK 4502(Р) были недоведенность и низкая надежность электротрансмиссии, дороговизна и невысокая технологичность производства. Шансов на победу в конкурентной борьбе с машиной Э.Адерса у нее практически не было, тем не менее в 1943 году завод Friedrich Krupp AG в Эссене успел изготовить 50 башен для танка конструкции Порше.
Что касается проекта, предложенного фирмой Henschel, — VK 4503(Н) — то он в значительно большей степени отвечал требованиям военных. В частности и выдвинутому в феврале 1943 года требованию максимально возможной унификации с танком «Пантера II», разработка которого также шла в тот период. Впрочем, создавая новый тяжелый танк, и Адерс не изобрел ничего оригинального: взамен «ящикообразного» корпуса старого «Тигра» в основу новой машины были положены формы и пропорции корпуса и башни «Пантеры». При этом 150-мм лобовую броню корпуса расположили под углом 50° к вертикали, а 80-мм бортовую — 25°. В ходовой части применили девять сдвоенных опорных катков с внутренней амортизацией. Часть деталей ходовой части (в частности ведущих колес) заимствовали у «Тигра» и «Пантеры». В наследство от последней новой машине достался 700-сильный двигатель Maybach HL 230Р30 и система охлаждения с четырьмя радиаторами, расположенными попарно слева и справа от двигателя. По-«пантеровски» в силовом отделении разместили и вентиляторы. У «Тигра» заимствовали карданный вал, а маску пушки и установку курсового пулемета унифицировали с «Пантерой II».
В середине января 1943 года Гитлеру показали модель танка VK4503(Н). Игрушка понравилась и работа пошла полным ходом. При этом, так же как в случае с танком «Тигр», поступило распоряжение использовать на танке Henschel уже изготовленные башни конструкции Порше. Как видим, история вновь повторилась. 20 октября на полигоне Арис в Восточной Пруссии фюреру продемонстрировали полноразмерный деревянный макет новой машины. 18 ноября 1943 года в сборочный цех с фирмы Wegmann поступили первые три полностью скомплектованные башни и началась сборка танков. До конца года были изготовлены три предсерийные машины.

Новый танк получил обозначение Panzerkampfwagen VI Ausf.B (Sd.Kfz. 182), позже замененное на Panzerkampfwagen Tiger Ausf.B или Tiger II. Неофициальное название Königstiger — «Королевский тигр» — в Вермахте использовалось довольно редко, но именно оно стало наиболее популярным у противников Германии. Так, например, в нашей стране название «Королевский тигр» известно каждому, а «Тигр Б» или «Тигр II» в большинстве случаев вызовет удивление и недоумение.

Серийное производство началось в январе 1944 года. В соответствии с заказом Управления вооружений предполагалось изготовить 1237 танков «Тигр II» со средним темпом сборки 120 машин в месяц. Однако планам этим с самого начала не суждено было сбыться. Еще 23 октября 1943 года, то есть спустя три дня после показа на полигоне Арис, 486 английских бомбардировщиков бомбили Кассель. Город был разрушен на 80%, досталось и заводам Henschel. В результате к маю 1944 года заводские цеха покинули только 20 серийных «королевских тигров». Своего максимума производство достигло в августе 1944 года, но и тогда не дотянуло до планового. Еще один крупный удар по немецким танковым заводам авиация союзников нанесла осенью 1944-го. После этого выпуск «королевских тигров» сократился почти втрое. С марта 1945 года к их производству должны были подключиться заводы Niebelungenwerke в Сент-Валентине, но по понятным причинам этого не произошло.
Немецкий автор — Фриц Хан приводит число танков, выпущенных в 1945 году — 112. Число,выпущенных танков колеблется от 477 до 489, без учета трех прототипов, покинувших заводские цеха в 1943 году. Как уже упоминалось, на первых 50 танках устанавливались башни конструкции Порше. Первые же бои с участием «королевских тигров» выявили у нее некоторые недостатки, например, склонность снарядов к рикошету вниз при попадании снарядов в нижнюю часть маски. Такие рикошеты грозили пробойной в относительно тонкой крыше корпуса. К маю 1944 года фирма Krupp разработала новую башню, которую начали устанавливать на танки с 51-й машины. Эта башня имела прямую 180-мм лобовую плиту, исключавшую возможность рикошета. Больший забронированный объем новой башни позволил увеличить боекомплект с 77 до 84 выстрелов.
Помимо замены башни, ставшей наиболее крупной модернизацией, в конструкцию танка в процессе серийного производства вносились и другие, более мелкие, изменения. Была усовершенствована конструкция пушки, усилено бронирование моторного отделения, установлен новый прицел. В конце ноября 1944 года на «королевских тиграх» появилась новая гусеница Kgs 73/800/152, а в марте 1945 года внедрили бескомпрессорную продувку канала ствола пушки. Она осуществлялась воздухом из специального цилиндра, куда тот нагнетался с помощью энергии отката орудия. К этому же времени пулеметы МG 34 заменили на МG 42, а шаровую установку курсового пулемета — на установку пистолета-пулемета МР 40. По мере приближения конца войны в конструкцию танка вносилось все больше упрощений. На машинах последних выпусков, например, отсутствовала даже внутренняя окраска. В течение всего серийного производства предпринимались неоднократные, но безуспешные попытки усовершенствовать бортовые передачи и двигатель танка.

Как и в случае с «Тигром» сборка «королевских тигров» на фирме Henschel теоретически была разделена на девять этапов по 6 часов в каждом. В среднем же на сборку одного танка уходило до 14 дней. При этом от 18 до 22 машин одновременно находилось в сварочном цеху, а 10 — в сборочном. Что касается расхода материала, то на изготовление одного «Королевского тигра» уходило 119 798 кг стали (для сравнения на одну «Пантеру» — 77 469 кг).
В конце 1944 года фирма Krupp приступила к проектированию танка «Тигр II», вооруженного 105-мм пушкой с длиной ствола 68 калибров. Пушка размещалась в стандартной хеншелевской башне. Бронебойный снаряд массой 15,6 кг покидал ее ствол с начальной скоростью 990 м/с. Этот проект реализован не был.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ
Компоновка танка «Тигр» Ausf.В такая же, как и у всех немецких танков периода Второй мировой войны, то есть с передним расположением трансмиссии. Отделение управления находилось в передней части танка. В нем размешались главный фрикцион, коробка передач и механизм поворота. Слева от коробки передач располагались органы управления танком, контрольные приборы и сиденье механика-водителя. Справа — курсовой пулемет, сиденье стрелка-радиста и часть боекомплекта пушки. Радиостанция также находилась в отделении управления — над коробкой передач и правой бортовой передачей.
Боевое отделение располагалось в средней части танка. Над боевым отделением на шариковой опоре размешалась башня, в которой устанавливались пушка и спаренный с ней пулемет. Слева от пушки располагались механизмы управления огнем, телескопический прицел, ножные педали для поворота башни от гидропривода и ножной спуск пулемета, сиденья наводчика и командира танка. Справа от пушки располагалось сиденье заряжающего. В нише башни и по стенкам корпуса в боевом отделении находился боекомплект. На днище танка под вращающимся полом боевого отделения устанавливался гидропривод поворота башни и размещались два топливных бака. В моторном отделении, располагавшемся в кормовой части корпуса, размещались двигатель, вентиляторы и радиаторы системы охлаждения, топливные баки. Между моторным и боевым отделениями имелась перегородка. Силовая установка танка «Тигр» Ausf.В была целиком заимствована у танка «Пантера», а трансмиссия — у танка «Тигр» Ausf.Е.

КОРПУС танка по форме был идентичен корпусу танка «Пантера». Он изготавливался из катаных броневых плит, соединенных в шип и обваренных аустенитовыми электродами. В корпусе танка использовалось шесть типов плит толщиной от 150 до 25 мм. Верхний лобовой лист корпуса выполнялся сплошным и имел только амбразуру под шаровую установку курсового пулемета. В передней части крыши корпуса были смонтированы смотровые приборы механика-водителя и стрелка-радиста, защищенные броневыми П-образными скобами. В верхней части лобового листа слева сделан вырез, чтобы обеспечить механику-водителю максимальный обзор.
Кроме того в передней части крыши корпуса имелись люки-лазы механика-водителя и стрелка-радиста. Для входа и выхода из танка крышки люков приподнимались вверх и отводились в сторону с помощью специального подъемно-поворотного механизма. Как и на танке «Пантера» люки-лазы были выполнены в крышке люка, предназначенного для монтажа и демонтажа трансмиссии. Между люками-лазами имелось вентиляционные отверстие закрытое броневым колпаком.
Кормовая часть корпуса делилась на три отсека внутренними водонепроницаемыми переборками. Два крайних при преодолении водных преград вброд могли заливаться водой. В центральный же отсек, где находился двигатель, вода не поступала. Крайние отсеки закрывались сверху броневыми решетками, четыре из них служили для притока воздуха, охлаждавшего радиаторы, а две средних — для его отвода.
В крыше центрального отсека имелся люк, в крышке которого размещались две отдушины для притока воздуха к воздушным фильтрам, и три отверстия: для заливки воды в систему охлаждения, для доступа к горловине системы питания и для установки воздухоподводящей трубы при подводном вождении танка (системой ОГТВТ было оснащено незначительное количество машин ранних выпусков).
В днище корпуса были предусмотрены люки для доступа к торсионам подвески, к спускным кранам систем питания, охлаждения и смазки, к водооткачивающей помпе и к спускной пробке картера коробки передач. Перед сиденьем стрелка-радиста в днище был оборудован аварийный люк. Верхняя ветвь гусеницы и вертикальная часть борта корпуса прикрывались 6-мм фальшбортом, который одновременно являлся подкрылком.

БАШНЯ танка — сварная, овальной обтекаемой формы с развитой кормовой нишей. Изготавливалась из катаных броневых листов, соединенных в шип. Лобовая бронеплита соединялась с бортовыми плитами замками типа «ласточкин хвост». Борта и задняя стенка башни были наклонены под углом 25°. На левом борту имелась выштамповка под командирскую башенку. На прототипах и первых серийных машинах ниже выштамповки располагался лючок для выброса стреляных гильз, который позже заварили, а затем и вовсе ликвидировали. Кроме того в обеих бортах имелись бойницы для стрельбы из личного оружия, которые также позже заваривались.
Передняя стенка башни представляла собой сварную выгнутую бронеплиту, имевшую переменную толщину — 80 мм в нижней части, затем резко уменьшавшуюся до 60 мм, а затем плавно — до 50 мм. В передней стенке башни имелись три выреза: центральный — для установки пушки; правый — для спаренного пулемета; левый — для телескопического прицела (на танках ранних выпусков, оснащавшихся бинокулярным прицелом, слева от пушки имелись два выреза).
Крыша башни состояла из трех листов: переднего и заднего наклонных, и центрального — горизонтального. На крыше устанавливалась командирская башенка с семью смотровыми приборами и рельсом для крепления зенитного пулемета. По конструкции она была аналогична башенке танка «Тигр» Ausf.Е поздних выпусков. Справа от командирской башенки располагался прямоугольный посадочный люк заряжающего, а перед ним — прибор наблюдения. Кроме того, в крыше башни устанавливался вентилятор, имелись лючки для выброса стреляных гильз и установки устройства ближнего боя, а в кормовом листе — люк для монтажа и демонтажа пушки, закрывавшийся массивной крышкой на болтах, в которой, в свою очередь, имелся люк для погрузки боеприпасов и аварийного выхода из танка.
Начиная с 51-й машины была введена новая башня «типа Хеншель», отличавшейся от вышеописанной башни «типа Порше» более простой конфигурацией, расположением люков и лючков в крыше, полным отсутствием каких-либо отверстий в бортах и отсутствием люка для демонтажа пушки в кормовом листе. Гнутый лобовой лист заменили сплошным прямым бронелистом толщиной 180 мм. Наконец, ввели новую маску грушевидной формы, заимствованную у тяжелого танка «Пантера II». В новой башне пушка устанавливалась с некоторым смещением вправо от продольной оси танка. Диаметр башенного погона в свету составлял 1850 мм.
Башня приводилась во вращение гидравлическим поворотным механизмом, заимствованным у танка «Тигр» Ausf.E. Скорость поворота зависела от частоты вращения коленчатого вала. При 2000 об/мин и включенной повышающей передаче башенного привода башня совершала полный оборот за 19 с, при 1000 об/мин и выключенной повышающей передаче — за 77 с. В ручном режиме для полного оборота башни наводчику необходимо было сделать 700 оборотов маховика. Не удивительно, что немецкие танкисты шутили, что у них гораздо больше шансов умереть от физических перегрузок, чем быть убитыми в бою. Для сравнения, полный оборот башня американского танка М4 «Шерман» совершала всего за 10 секунд. С той же скоростью вращалась башня и у Т-34. Иногда союзникам удавалось побеждать немецкие танки благодаря этому преимуществу. Снаружи корпус и башня танка покрывались «циммеритом», поверх которого наносилась камуфляжная окраска, изнутри они были выкрашены в темно-желтый цвет.

ВООРУЖЕНИЕ. Основное вооружение «Королевского тигра» — пушка 8,8 cm KwK 43 калибра 88 мм, производившаяся на заводе фирмы Fr.Gamy во Франкфурте-на-Майне. Ствол орудия имел длину 71 калибр — 6298 мм; вместе с дульным тормозом — 6595 мм. Масса пушки — 1605 кг, а всей установки вместе с маской — 2265 кг. Начальная скорость бронебойного снаряда — 1000 м/с. Предельная длина отката — 580 мм. Вертикальная наводка — в пределах от -8° до +15°.
Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором и полуавтоматикой копирного типа. Противооткатные устройства были смонтированы над стволом орудия и состояли из гидравлического тормоза отката (справа) и воздушно-жидкостного накатника (слева). Подъемный механизм пушки — винтового типа. Пушка уравновешивалась с помощью специального уравновешивающего механизма, располагавшегося в башне с правой стороны от пушки. Спусковой механизм электрического типа с предохранительным устройством.
В боевом отделении под сиденьем наводчика устанавливался воздушный компрессор для продувки ствола пушки после каждого выстрела. Устройство продувки ствола заканчивалось двумя форсунками по обе стороны затворного кольца. Поток воздуха выдувал пороховые газы из зарядной каморы и предотвращал их поступление в боевое отделение.
С пушкой был спарен 7,92-мм пулемет МG 34 (на танках последних выпусков — МG 42). Курсовой пулемет размещался в лобовом листе корпуса в шаровой установке. На командирской башенке на рельсе устройства для зенитной стрельбы Fliegerbeschussgerat 42 можно было установить пулемет МG 34.
Танки «Королевский тигр» первоначально оснащались бинокулярным телескопическим шарнирным прицелом TZF 9с1/1, а затем монокулярным телескопическим шарнирным прицелом с переменным увеличением TZF 9d. Шарнирное соединение прицела обеспечивало свободу перемещения объективной части вместе со спаренной установкой пушки и пулемета по всему диапазону вертикального угла обстрела при неподвижном окуляре. Окулярная часть прицела шарнирно подвешивалась к крыше башни и имела регулировку по высоте.
Особенностью оптической схемы с переменным увеличением являлось наличие трех линз оборачивающей системы вместо двух, обычно применявшихся в танковых телескопических прицелах с постоянным увеличением. Первая линза оборачивающей системы была закреплена в корпусе прицела неподвижно. Вторая и третья линзы были связаны между собой кулисным механизмом и включались в оптическую схему попеременно. При включении второй линзы прицел давал 5-кратное увеличение с полем зрения 12,5°, при включении третьей линзы 2,5-кратное увеличение с полем зрения 25°. Курсовой пулемет МG 34 оснащался 1,8-кратным телескопическим прицелом kff 2.
Боекомплект пушки состоял из 84 (у первых 50 танков из 77) выстрелов, которые укладывались в нише башни (22) и нишах подбашенной коробки в отделении управления и боевом отделении. Боекомплект пулеметов составлял 4800 патронов. В качестве вспомогательного вооружения танк оснащался «устройством ближнего боя» (Nahkampfgerat) — мортиркой калибра 26 мм, в боекомплект которой входили дымовые, осколочные и осколочно-зажигательные снаряды. Мортирка располагалась в правой части крыши башни.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке «Тигр II» устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный двигатель Maybach HL 230Р30 мощностью 700 л.с. (515 кВт) при 3000 об/мин (на практике число оборотов не превышало 2500). Диаметр цилиндра 130 мм. Ход поршня 145 мм. Цилиндры располагались V-образно под углом 60°. Степень сжатия 6,8. Сухая масса двигателя 1300 кг. Топливо — этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость семи бензобаков 860 л. Подача топлива принудительная, с помощью двух диафрагменных насосов Бокх. Карбюраторов — четыре, марки Sоlех 52FFJIID. lСистема смазки — циркуляционная, под давлением, с сухим картером. Циркуляция масла осуществлялась тремя шестеренчатыми насосами, из которых один нагнетающий и два отсасывающих.
Система охлаждения — жидкостная. Радиаторов — четыре, соединенных по два последовательно. Емкость радиаторов — около 114 л. По обеим сторонам двигателя располагались вентиляторы типа Zyklon. Для ускорения запуска двигателя в холодное время года предназначался термосифонный подогреватель, отапливаемый паяльной лампой, которая устанавливалась с наружной стороны кормового листа корпуса.
Запуск двигателя штатно осуществлялся с помощью электростартера. В случае необходимости был возможен запуск двигателя вручную или с помощью пускача. Рукоятка ручного запуска двигателя соединялась с кулачковой муфтой на коленчатом валу двигателя. Рукоятку вставляли в небольшое отверстие в кормовом листе корпуса с правой стороны, чуть ниже выхлопной трубы. Отверстие закрывалось бронекрышкой.
Для пуска двигателя с помощью пускача снималась крышка большого люка на уровне коленчатого вала двигателя. Пускач неподвижно фиксировался на броне танка с помощью двух держателей и шестерня на валу пускача входила в зацепление с шестерней на коленчатом валу двигателя. С помощью специального устройства был возможен запуск двигателя танка от двигателей автомобилей Kübelwagen или Schwimmwagen.

Трансмиссия состояла из карданной передачи, коробки передач со встроенным главным фрикционом, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. При этом главный фрикцион, коробка передач и механизм поворота, состоявший из двух суммирующих планетарных рядов, конструктивно были объединены в единое целое — двухпоточный механизм передач и поворота. Коробка передач Maybach OLVAR OG(B) 40 12 16В продукции завода Zahnradfabrik в Фридрихсхафене — безвальная, с продольным расположением осей, восьмиступенчатая, с постоянным зацеплением шестерен, с центральным синхронизатором и индивидуальными тормозами, с полуавтоматическим управлением. Коробка обеспечивала 8 передач вперед и 4 назад. Ее особенностью являлось отсутствие общих валов для нескольких шестерен, каждая шестерня монтировалась на отдельных подшипниках. Коробка снабжалась автоматическим гидравлическим сервоприводом. Для переключения передач было достаточно перевести рычажок, не выжимая педали главного фрикциона. Сервопривод автоматически, без участия водителя, выключал главный фрикцион и ранее включенную передачу, производил синхронизацию угловых скоростей включаемых зубчатых муфт, включал новую передачу, а затем плавно включал и главный фрикцион. В случае отказа гидравлической аппаратуры переключение шестерен и выключение главного фрикциона можно было производить механическим путем. Система смазки шестерен — струйная, с подачей масла в место зацепления при сухом картере.
Особенностью коробки передач танка «Тигр» Ausf.В по сравнению с танком «Тигр» Ausf.Е являлось наличие радиатора, охлаждавшего масло. Радиатор располагался в специальном резервуаре с водой, не имевшей циркуляции и заменявшейся вручную. Многодисковый главный фрикцион с трением рабочих поверхностей в масле был конструктивно встроен в коробку передач, так же как и стояночный тормоз.
 
Фрикционно-шестеренчатый механизм поворота с двойным подводом мощности обеспечивал танку по два фиксированных радиуса поворота на каждой передаче. При этом максимальный радиус составлял 114 м, минимальный — 2,08 м. Более крутые повороты при включенной передаче, в том числе вокруг отстающей гусеницы, трансмиссией танка не обеспечивались. При нейтральном положении коробки передач был возможен поворот вокруг центра тяжести танка движением забегающей гусеницы вперед и отстающей назад с радиусом В/2, где В — ширина танка. Бортовые передачи — двухрядные, комбинированные, с разгруженным ведомым валом. Механические дисковые тормоза LB 900.4 были разработаны инженером Клауе и изготовлены фирмой Argus.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка применительно к одному борту состояла из девяти цельнометаллических сдвоенных опорных катков с внутренней амортизацией, расположенных в шахматном порядке в два ряда (пять катков во внешнем ряду, четыре — во внутреннем). Размеры катка — 800x95 мм. Подвеска — индивидуальная, торсионная, одновальная. Диаметр торсиона — 60...63 мм. Балансиры передних и задних опорных катков снабжались гидравлическими амортизаторами, размещенными внутри корпуса. Ведущие колеса переднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 18 зубьев в каждом. Зацепление цевочное. Направляющие колеса диаметром 650 мм имели металлические бандажи и кривошипные механизмы натяжения гусениц. Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 92 траков каждая (46 гладких траков, 46 — двухгребневых траков). Ширина боевых гусениц Kgs 73/800/52 — 818 мм, транспортных Kgs 73/660/52 — 658,5 мм. Транспортные гусеницы танка «Королевский тигр» представляли собой боевые гусеницы «Пантеры» и использовались при перевозке по железной дороге.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12 В. Источники: генератор Bosch GTLN 700/12-1500L1 мощностью 0,7 кВт, два аккумулятора Bosch емкостью 150 А.ч. Аккумуляторные батареи соединялись параллельно. При нажатой кнопке пуска стартера батареи с помощью переключателя SF/Se8 переключались на последовательное соединение, обеспечивавшее напряжение в 24 В необходимое для работы стартера. Потребители: электростартер Bosch BPD 6/24 мощностью 4,4 кВт и напряжением 24 В, система зажигания, башенный вентилятор, контрольные приборы, подсветка прицела, приборы звуковой и световой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, звуковой сигнал, спуски пушки и пулеметов. Боевое отделение оснащалось электрическим обогревателем мощностью 100 Вт.
СРЕДСТВА СВЯЗИ. Все танки оснащались радиостанцией FuG 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом, и системой внутренней связи Bordsprechanlage В.
СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Система пожаротушения — автоматическая, включала в себя пять зарядов огнегасящей смеси СВ общей емкостью 3 л. Термодатчики, соединенные с четырьмя форсунками, были расположены в частях моторного отделения, наиболее подверженных возникновению пожара. Если температура в силовом отделении превышала 120°С, то система разбрызгивала один заряд смеси в течении 7 с. Если пожар не удавалось погасить, то срабатывал другой заряд и т.д. Сигнализация была выведена на панель приборов механика-водителя.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ
«Королевские тигры» поступали на вооружение тяжелых танковых батальонов (schwere Panzerabteilung — sPzAbt), в которых заменяли танки «Тигр I». Никаких новых частей для оснащения этими танками ни в вермахте ни в войсках СС не создавалось. Батальоны отзывались с фронта и в учебных центрах на полигонах в Ордурфе и Падерборне получали новую материальную часть и проходили переподготовку. Последняя облегчалась использованием на «Королевском тигре» большого количества стандартных для других немецких танков узлов и агрегатов. В частности, органы управления практически полностью соответствовали таковым на простом «Тигре».
Организационно к весне 1944 года немецкий тяжелый танковый батальон включал в себя три танковых роты по три взвода в каждой. Взвод состоял из четырех машин, рота — из 14 (из них два — командирских). С учетом трех штабных танков батальон по штату должен был иметь 45 боевых машин.
Одним из первых получил новые танки 503-й батальон. 25 мая 1944 года его сняли с Восточного фронта и отправили в тыл для отдыха и пополнения. В июне 1944 года в Ордруфе батальон получил 12 «королевских тигров» с башней Порше и 33 «Тигра», доведя таким образом численность парка до штатных 45 машин. Новыми танками вооружили 1-ю роту. 27 июня батальон отправили на Западный фронт, куда часть прибыла лишь в начале июля из-за постоянных задержек на железной дороге. Танки были выгружены с поезда в Дре, примерно в 80 км западнее Парижа. «Королевским тиграм» потребовались четыре ночи, чтобы пройти оставшиеся 200 км до фронта. Движение днем было невозможно из-за полного господства в воздухе авиации союзников. 6 июля батальон понес первые потери — неподалеку от Мезидона «Тигр» фельдфебеля Зайделя рухнул с моста. Эвакуировать и восстановить боевую машину не удалось. На следующий день батальон сосредоточился в окрестностях Кана, поступив в оперативное подчинение 22-му танковому полку 21-й танковой дивизии.
Сражение в Нормандии было в самом разгаре. Находившиеся здесь 101-й и 102-й тяжелые танковые батальоны СС были вооружены танками «Тигр» Ausf.Е. В мае 1944-го пять новых «Королевских тигров» поступили в штабную роту Учебной танковой дивизии (Раnzer-Lehr-Division). Однако, из-за технических неисправностей эти танки вышли из строя незадолго до высадки союзников. Так что прибытие sPzAbt 503 было весьма кстати.

Первой боевой операцией батальона стала ликвидация прорыва противника около Коломбеля. В этом бою «тигры» 3-й роты подбили 12 «шерманов» 148-го королевского танкового полка. Два «шермана» были захвачены в исправном состоянии. С одного из них сняли башню и использовали в батальоне в качестве эвакуационного тягача. 18 июля союзники начали операцию Goodwood. Немецкие позиции у Кана подверглись налету 2100 самолетов союзников! Авиация стала для союзников наиболее эффективным средством борьбы с немецкими танками. Благо у них было абсолютное господство в воздухе. В эти дни, если верить горькой шутке немецких солдат, у них стал вырабатываться так называемый «немецкий взгляд», то есть взгляд, устремленный в небо в ожидании очередной атаки английских или американских Jabo (Jagdbombenflugzeug — истребитель-бомбардировщик) — «темпестов», «тайфунов» и «тандерболтов». В результате авианалета в 3-й роте 503-го тяжелого танкового батальона один танк был сожжен, а другой опрокинуло близким разрывом авиабомбы. Не получили повреждений только восемь танков, но лишь шесть из них смогли занять боевые позиции. Вскоре два «тигра» были подбиты «дружественным огнем» 88-мм зенитной пушки. К концу дня в 3-й роте остался один исправный танк.
Что касается 1-й роты, то она совместно с 1-м батальоном 22-го танкового полка контратаковала вдоль дороги Троарн—Кан. «Королевские тигры» оказались буквально в эпицентре наступления 8-го английского корпуса. Три его бронетанковые дивизии — Гвардейская, 11-я и 7-я — обрушились на немецкие позиции утром 18 июля. Головные части 11-й бронетанковой дивизии в 7.30 двинулись с исходного рубежа и в течение первых двух часов быстро продвигались вперед, прежде чем встретили упорное и все усиливавшееся сопротивление противника. Вокруг деревни Каньи всего четыре 88-мм зенитных орудия из 16-й авиаполевой дивизии избежали бомбового удара союзной авиации. Полковник Ганс фон Люк, командир 21-й танковой дивизии, угрожая расстрелом, заставил командира зенитных орудий забыть про их назначение как средство борьбы с самолетами и открыть огонь по приближавшимся английским танкам. Из 16 появившихся в зоне обстрела «шерманов» одиннадцать были уничтожены только этими четырьмя 88-мм орудиями. Было уже 4 часа дня, когда Гвардейская танковая дивизия вступила в деревню Каньи. Когда другие английские части пересекли железнодорожную насыпь дороги Кан—Вимон и попытались идти дальше на Бургибю, они натолкнулись на сильный огонь «четверок» 22-го танкового полка, «королевских тигров» и «тигров» 503-го тяжелого танкового батальона. Автомашина, на которой находился единственный в 11-й бронетанковой дивизии передвижной пункт связи с авиацией, была уничтожена в первые же часы боя, так что наземные войска оказались без авиационной поддержки. Между тем Гвардейская и 7-я бронетанковые дивизии сильно задержались в тылу, так как образовались огромные пробки у проходов через английские минные поля. Не имея поддержки, головная 29-я бронетанковая бригада попала в тяжелое положение едва углубившись в немецкую оборону. Единственный полк 7-й бронетанковой дивизии, который должен был присоединиться к атаке 29-й бронетанковой бригады, избежав хаоса у реки Орн, добрался до бригады только к 17.00, когда та уже потеряла до 50% своих танков, а общие потери 11-й бронетанковой дивизии составили 126 танков. Гвардейская бронетанковая дивизия в этом первом своем сражении лишилась 60 танков. В этот день танкисты 503-го тяжелого танкового батальона записали на свой боевой счет 40 английских танков. Собственные безвозвратные потери составили три «королевских тигра» и четыре танка «Тигр I».

Уже в первые дни после высадки союзники с огорчением убедились, что из всего их танкового вооружения кое-как бороться с «тиграми» могли только английские боевые машины вооруженные 17-фунтовыми пушками: танки «Шерман-файэрфлай» и «Челленджер», САУ «Ахиллес» и «Арчер». Первой, адекватно вооруженной американской машиной стала 90-мм самоходная пушка М36, появившаяся на Западном фронте в сентябре 1944 года.
Впрочем, вот что вспоминает по этому Английский танк поводу Чарльз Гейселл, воевавший в чине поддержки лейтенанта в 628-м американском батальоне истребителей танков: «Наша часть была одной из немногих, оснащенных новым истребителем танков М36 с 90-мм пушкой. Большинство других батальонов оснащалось истребителями танков М10, вооруженных трехдюймовыми пушками. Когда мы получали новые машины, нам сказали, что наша 90-мм пушка превосходит 88-мм немецкую. Но в первом же бою роты «В» нашего батальона с единственным «Королевским тигром» мы обнаружили, что наши бронебойные снаряды не могут пробить башенную броню немецкого танка. Только попав в верхнюю часть башни удалось вывести его из строя. В этом коротком бою рота «В» понесла потери. До конца войны нашему батальону с большим трудом удалось подбить еще только один «Королевский тигр».
Союзники использовали и другие способы борьбы с тяжелыми немецкими танками. Один из таких способов описал участник Второй мировой войны генерал-лейтенант армии США Джеймс Холлингсворт: «16—19 ноября 1944 года шли бои на реках Ворм и Рер. 2-й батальон 67-го танкового полка оказался лицом к лицу с 22 «королевскими тиграми». Мы применили прием ТОТ (Time-on-target). Этот прием заключался в одновременном залпе всех имеющихся огневых средств по одной цели. Ведя огонь из 105-, 155-, 203- и 240-мм орудий, мы заставили противника повернуть назад. На поле боя остались гореть три «Королевских тигра». Наши танковые 75- и 76-мм пушки не могли пробить броню немецких танков. 90-мм пушки истребителей танков из 201-го батальона также оказались бессильны. Слава Богу, нас выручила артиллерия».  
А что же 503-й батальон? 12 августа «королевские тигры» получила его 3-я рота и в таком виде батальон вел бои у реки Орн. При прорыве из Фалезского котла немцам пришлось бросить почти все свои танки. Часть из них вышла из строя из-за многочисленных поломок, главным образом в ходовой части, часть, в особенности «королевские тигры», не могла переправиться через реку. Мосты были взорваны, а паромов достаточной грузоподъемности не было. Вскоре личный состав отозвали с фронта сначала в Маастрихт, а затем — в Падерборн. 22 сентября 1944 года sPzAbt 503 получил 45 новеньких «Тигр II», а 12 октября убыл в Будапешт.

Боевой дебют новых танков на Восточном фронте состоялся в августе 1944 года. За послевоенные годы в отечественной печати это событие описывалось неоднократно и постепенно обрастало многочисленными и далеко не всегда достоверными подробностями. Не вызывает сомнений, пожалуй, только сам факт произошедшего боя, а в остальном авторы расходились даже в дате, не говоря уже о количестве участвовавших и подбитых «королевских тигров».
Если быть кратким, то наиболее расхожая версия выглядела так: на Сандомирском плацдарме немцы бросили в бой танковый батальон (иногда — полк) «королевских тигров», всего до 40 машин, и были разбиты, потеряв половину танков. При этом несколько танков были захвачены нашими войсками в исправном состоянии. И, наконец, наиболее пикантная подробность: в головном танке погиб его конструктор Фердинанд Порше (в некоторых публикациях — сын конструктора), самонадеянно уверовавший в несокрушимость своей машины. Проще всего разобраться с «гибелью Порше». Немецкий конструктор умер собственной смертью в 1951 году, его сын — в 1998-м. К тому же на Сандомирском плацдарме действовали танки с башней «типа Хеншель», к которым Порше не имел даже частичного отношения.
Что касается остального, то попробуем изложить события, опираясь на факты. Итак, все началось 14 июля 1944 года, когда в Ордурф прибыл для переформирования 501-й тяжелый танковый батальон. Получив новые танки, батальон убыл на фронт и 9 августа 1944 года выгрузился на железнодорожной станции недалеко от польского города Кельце. В ходе марша к линии фронта много танков вышло из строя по техническим причинам, так что утром 11 августа в батальоне оставалось только 8 боеготовых танков. Весь день велись ремонтные работы, и часть неисправных машин была введена в строй. Обстановка же на этом участке советско-германского фронта к этому времени складывалась следующая: войска 1-го Украинского фронта к 4 августа 1944 года захватили плацдарм до 45 км по фронту и 25 км в глубину на левом берегу Вислы. Противник предпринимал отчаянные попытки отбросить наши войска, вышедшие в район Сандомира. После провала контрудара, противник предпринял попытки ликвидировать непосредственно наш плацдарм на левом берегу. Первый контрудар силами двух танковых и моторизованной дивизий враг нанес 11 августа в направлении Сташува и продвинулся за два дня на 8 км.
Плацдарм к этому времени представлял собой неровное полукольцо, упиравшееся концами в Вислу. Примерно в середине этого полукольца, прикрывая направление на Сташув, оборонялась 53-я гвардейская танковая бригада из состава 6-го гвардейского танкового корпуса. К исходу дня 12 августа бригада оставила сначала железнодорожную станцию Шидлув, а затем — село Оглендув. Здесь имеет смысл обратиться к воспоминаниям командира бригады В.С.Архипова, который не без неточностей и противоречий (воспоминания-то писались спустя 30 лет после описываемых событий) воспроизводит события тех дней.
«В ночь на 13 августа в бригаде никто не спал. Во тьме, особенно летом, далеко и хорошо слышно. А звуки, которые до нас доносились, говорили, что утром будет тяжелый бой. За передним краем противника, в стороне Оглендува, непрерывно и слитно, все приближаясь и нарастая, гудели танковые моторы.
Местность была здесь не просто песчаная, но с песком слабым и зыбучим... Надо полагать, что атаке в лоб по песчаным открытым полям он предпочтет обходное движение... Значит, надо плотно прикрыть огнем выход из лощины. Решили поставить несколько танков в засаду. Есть неофициальный термин: «заигрывающий танк». Его задача — заставить вражеские танки развернуться так, чтобы они подставили борта под огневой удар главных сил обороны. Эту роль мы поручили группе танков из батальона Мазурина. Возглавил группу — два средних танка и один легкий — заместитель комбата старший лейтенант П.Т.Ивушкин».

Танки обложили копнами сжатой ржи, замаскировав их таким образом под стога. Ближе к лощине стоял танк Т-34-85 младшего лейтенанта А.П.Оськина, получившего приказ без команды огня не открывать. Остальные танки бригады расположились справа и слева от дороги за грядой невысоких песчаных дюн. Впрочем, после нескольких недель непрерывных боев танков в 53-й гвардейской танковой бригаде оставалось совсем немного — по-видимому не более 15 машин. Но поскольку бригада находилась на направлении главного удара противника, в ночь на 13 августа командир 6-го гвардейского танкового корпуса генерал-майор В.В.Новиков передал в ее распоряжение много артиллерии. Прибыли корпусные 185-й гаубичный и 1645-й легкий артполки и 1893-й самоходный артполк СУ-85. Потом подошел 385-й армейский полк ИСУ-152. Хотя все эти части и не имели штатной численности, тем не менее представляли собой грозную силу. Кроме того в тылу бригады был развернут 71-й гвардейский тяжелый танковый полк (11 танков ИС-2 и 1 ИС-85). В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешел в наступление силами 16-й танковой дивизии при участии 11 (по другим данным 14) танков «Тигр» Ausf.В 501-го тяжелого танкового батальона.
«Туман мало-помалу рассеивался, — вспоминает В.С.Архипов, — тянулся уже клочьями. Ивушкин доложил: «Танки пошли. Не вижу, но слышу. Идут лощиной». Да я и сам слышал этот низкий, приглушенный откосами лощины гул. Приближался он очень медленно, нервы напряглись, чувствую, как капли пота катятся по лицу. Каково же им там, впереди?! Но копны были недвижимы. Глаза были прикованы к выходу из лощины. Чудовищных размеров танк выбирался из нее. Он полз на подъем рывками, буксуя в песке.
Радировал с левого фланга и майор Коробов: «Идут. Те самые, неопознанные». (В ночь на 13 августа разведка бригады доложила о появлении в Шидлуве танков неизвестного типа. — Прим.автора) Отвечаю: «Не спешить. Как уговорились: бить с четырехсот метров». Между тем из лощины выползла вторая такая же громадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками. То ли это дистанция у них уставная, то ли слабый грунт их задерживал, но пока вышел из лощины третий, первый уже миновал засаду Ивушкина. «Бить?» — спросил он. «Бей!» Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк младшего лейтенанта Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дернулся, потом еще и еще. Оськин вел огонь. В правых бортах вражеских танков появлялись ясно различимые в бинокль черные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся было фронтом к Оськину, но, прокатившись на раздробленной гусенице, встал и был добит».

«Заигрывающие танки» сыграли свою роль. Немецкие боевые машины, выходя из лощины, поворачивали в сторону засады, подставляя свои левые борта под пушки танкистов и самоходчиков тяжелого полка. Прямой наводкой ударило десятка три стволов, гаубичные дивизионы накрыли лощину навесным огнем, и она на всем протяжении до Оглендува скрылась в тучах дыма и песчаной пыли. В довершение немецкие боевые порядки «проутюжили» наши штурмовики. Словом, сами того не подозревая, наши войска применили по атакующим немцам уже упоминавшийся прием ТОТ — сосредоточенный огонь из всех видов оружия. Атака противника захлебнулась.
Во второй половине дня 16-я немецкая танковая дивизия возобновила атаки, но судя по всему «королевские тигры» в них уже не участвовали. Во всяком случае среди 24 подбитых в этот день немецких танков, оставшихся на поле боя, их было только три. Причем все три сгорели и по утверждению В.С.Архипова сжег их экипаж младшего лейтенанта А.П.Оськина, в который помимо него самого входили механик-водитель А.Стеценко, командир орудия А.Мерхайдаров (стрелял-то, собственно говоря, именно он), радист А. Грушин и заряжающий А.Халычев. Впрочем, сам же В.С.Архипов пишет об этом бое: «Кто подбил и сколько — вопрос трудный, потому что вели огонь и танкисты двух батальонов — Мазурина и Коробова, и приданные нам два артиллерийских и два самоходно-артиллерийских полка. Отлично работала и штурмовая авиация, и не только в поле нашего зрения, но и за его пределами». За этот бой Александр Петрович Оськин был удостоен звания Героя Советского Союза, а Абубакир Мерхайдаров — ордена Ленина.
Всего же на поле боя между Сташувом и Шидлувом осталось 12 подбитых, сожженных и исправных, но оставленных экипажами, «королевских тигров». Столь плачевный для немцев результат, вне всякого сомнения, стал следствием грамотной организации боя с нашей стороны. Командование 53-й гвардейской танковой бригады навязало врагу свой сценарий, заставив его полностью «сыграть по нашей партитуре». За этот бой командир бригады полковник В.С.Архипов был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Летом 1944 года ускорился процесс перевооружения тяжелых танковых батальонов на новые танки, особенно после прекращения производства в августе танков «Тигр» Ausf.Е. 7 июля 1944 года 505-й тяжелый танковый батальон сняли с Восточного фронта и отправили на полигон в Ордруф для отдыха и переформирования. В июле—августе батальон получил 45 «Королевских тигров». 9 сентября танки были погружены на железнодорожные платформы, а 11 сентября уже выгружались в Насельске на Восточном фронте.
506-й тяжелый танковый батальон 15 августа 1944 года был отозван с Восточного фронта и отправлен в Падерборн. В августе — сентябре батальон получил 45 «Королевских тигров». 22 сентября батальон погрузили на железнодорожные платформы и отправили на Западный фронт под Арнем, где англичане проводили крупномасштабную десантную операцию. В Падерборне на базе 500-го запасного учебного тяжелого танкового батальона была сформирована тяжелая танковая рота, 20 сентября 1944 года получившая название «Хуммель». Роту укомплектовали 14 танками «Королевский тигр» и отправили под Арнем. 8 декабря 1944 года тяжелая рота «Хуммель» вошла в состав 506-го батальона в качестве 4-й роты. К концу 1944 года, по немецким данным, потери составили 74 «Королевских тигра». При этом 17 танков удалось отремонтировать и вернуть в строй.
В сентябре 1944 года был отозван с Восточного фронта и отправлен в тыл для отдыха и пополнения 509-й тяжелый танковый батальон. В сентябре батальон получил 11 «королевских тигров», но вскоре эти машины передали в 501-й тяжелый танковый батальон СС. Лишь к 1 января 1945 года батальон смог получить все 45 «королевских тигров». 12 января батальон по железной дороге отправили в Венгрию, где часть вступила в бой 18 января 1945 года.
503-й тяжелый танковый батальон СС долгое время располагал только «тиграми». Лишь 29 октября 1944 года в часть поступили первые четыре «королевских тигра». Затем батальон получил еще шесть машин этого типа, прежде принадлежавших 502-му тяжелому танковому батальону СС. Еще 29 «королевских тигров» прибыли в период с 11 по 25 января 1945 года. Таким образом, батальон располагал 39 танками. Ждать пополнения до штата не было возможности. 27 января 1945 года батальон отправили на Восточный фронт в Восточную Померанию. 502-й тяжелый танковый батальон СС прибыл в Зеннелагер 9 сентября 1944 года для отдыха и пополнения. Прибытие новых танков все откладывалось. Шесть «королевских тигров», прибывших в Зеннелагер 27 декабря, как выяснилось, предназначались для 503-го тяжелого танкового батальона СС. Лишь с 15 февраля по 6 марта 1945 года батальон смог получить 31 «королевского тигра» и вскоре отправился на Восточный фронт. Уже 22 марта батальон вступил в бой под Заксендорфом в составе группы армий «Центр».

30 января две роты 507-го тяжелого танкового батальона сняли с Восточного фронта и отправили в Зеннелагер для оснащения «королевскими тиграми». 20 февраля 1945 года к батальону присоединилась 1-я рота, до тех пор остававшаяся на фронте. По состоянию на 22 марта в батальоне имелся 21 боеспособный «королевский тигр» во 2-й и 3-й танковых ротах. Когда фронт вплотную приблизился к полигону, батальон принял бой.
Последние 13 «королевских тигров», выпущенных фирмой Henschel, были доставлены 31 марта прямо с завода в 3-е роты 510-го и 511-го батальонов. Последними крупными сражениями, в которых участвовали «королевские тигры», стали наступления немецких войск в Арденнах и в районе озера Балатон.
Германский план наступления в Арденнах был рассчитан на то, чтобы молниеносным ударом прорвать слабо защищенный участок фронта противника, устремиться к Намюру, захватить Льеж — главный центр коммуникаций 12-й группы армий союзников — и затем наступать на Антверпен и занять его. Если бы немцам это удалось, фронт союзных армий был бы разрезан пополам. Немцы рассчитывали уничтожить четыре армии: 1-ю канадскую, 2-ю английскую, 1-ю и 9-ю американские.
Для осуществления этого смелого, оригинального, но авантюристического плана фельдмаршалу фон Рундштедту передали 5-ю и 6-ю танковые армии СС и 7-ю полевую армию. Всего около 250 тыс.человек и 1 тыс. танков. Подготовка к операции велась в обстановке полной секретности и она явилась полной неожиданностью для союзников. 16 декабря 1944 года немцы нанесли удар крупными силами между Моншау и Эхтернахом. Первая же атака смела все перед собой и германские танки устремились к Маасу. Впрочем, несмотря на густой туман, не позволявший союзникам использовать авиацию, уже 17 декабря сражение вступило в критическую фазу, так как чрезвычайно важный узел дорог — город Бастонь — прочно удерживала американская 101-я воздушно-десантная дивизия. Командовал ею генерал Маколиф. Попав в окружение и получив предложение сдаться, он ответил только одним словом: «Чудаки!». Немецкие моторизованные колонны были вынуждены обходить Бастонь по узким обледенелым горным дорогам. Темп наступления сбивался. Тем не менее к 20 декабря 5-я танковая армия СС уже выходила к переправам через Маас у Динана. Монтгомери был настолько напуган, что решил отходить к Дюнкерку. Но 24 декабря погода прояснилась и это решило судьбу немецкого наступления. Около 5 тыс. самолетов англо-американских ВВС обрушились на боевые порядки, транспортные колонны и базы снабжения немецких войск. К 1 января отступление армий Рундштедта шло уже полным ходом. Арденнское наступление провалилось.
В числе многих немецких танковых частей в арденнских боях принимал участие 506-й тажелый танковый батальон. «Королевские тигры» вели огневые дуэли с «шерманами» в окрестностях Бастони. Там же воевали «тигры» 501-го тяжелого танкового батальона СС. 68-тонным танкам было тяжело маневрировать на узких горных дорогах, где их к тому же не выдерживал ни один мост. С помощью «базук» американские парашютисты, оборонявшие Бастонь, подбили немало немецких тяжелых танков.

Значительно лучше подходила для действий крупных танковых соединений местность в окрестностях озера Балатон в Венгрии, где немцы и предприняли последнюю в ходе Второй мировой войны попытку наступать. Целью наступления было деблокирование окруженной в Будапеште группировки. Первый удар немецкие войска нанесли в ночь на 2 января 1945 года. В наступление перешел 4-й танковый корпус СС при поддержке частей 6-й полевой армии — семь танковых и две моторизованных дивизии. Эта группировка быстро прорвала фронт 4-й гвардейской армии и продвинулась вглубь нашей обороны на 30 км. Создалась реальная угроза прорыва немецких войск к Будапешту. На угрожаемый участок советское командование перебросило большое количество артиллерии — 1305 орудий и минометов и 210 танков. Все дороги были перекрыты батареями тяжелой и зенитной артиллерии, способной пробить лобовую броню немецких танков. На флангах этих позиций с выносом в сторону противника были закопаны 57- и 76-мм пушки, предназначенные для ведения внезапного огня по бортам танков с коротких дистанций. Благодаря хорошо организованной обороне немецкое наступление к вечеру 5 января было остановлено. После боев трофейной командой 4-й гвардейской армии было обнаружено и запротоколировано наличие сгоревших и подбитых 5 танков «Тигр-Б» (все из sPzAbt 503), 2 танков «Тигр», 7 танков «Пантера», 19 танков Pz.IV, 6 танков Pz.III, 5 самоходных орудий и 19 бронетранспортеров и бронеавтомобилей. Кроме того, несколько груд металлолома не позволяло определить тип боевой машины.
Утром 18 января немецкая группировка возобновила наступление, теперь в направлении на Секешфехервар, который 22 января был оставлен нашими войсками. Чтобы заставить советское командование снять часть своих сил с направления главного удара 25 января немцы предприняли танковую атаку из района г.Замоль на Миклош. В 9.20 две группы из 12 танков «Пантера» и 10 «Тигр-Б» из 509-го тяжелого танкового батальона начали атаку позиций 1172-го истребительно-противотанкового полка. Командир полка решил заманить немецкие танки в огневой мешок и это удалось. Потеряв за 6 часов непрерывного боя 16 орудий, полк уничтожил 10 танков «Пантера» и «Тигр-Б», а также 6 самоходных орудий и три средних танка.
Наиболее эффективными в борьбе с немецкими тяжелыми танками были орудия, в том числе самоходные, крупных калибров. Так, 10 марта в ходе отражения второго этапа немецкого наступления отличились самоходки 209-й самоходно-артиллерийской бригады. Например, батарея СУ-100 под командованием капитана Васильева уничтожила в течение одного боя три танка «Тигр-Б». Всего же в боях у озера Балатон в январе—марте 1945 года было уничтожено 19 танков этого типа. На 1 марта в строю Вермахта и войск СС оставалось 226 танков «Королевский тигр».

Значительная часть «королевских тигров» была сосредоточена в Восточной Пруссии. В обороне Кенигсберга принимали участие тяжелый танковый батальон «Великая Германия» из состава одноименной дивизии, 511-й (бывший 502-й) и 505-й тяжелые танковые батальоны. Танки использовались небольшими группами и, главным образом, для стрельбы с места. В качестве неподвижной огневой точки «Королевский тигр» оказался наиболее эффективным. Так, например, 21 апреля 1945 года при отбитии атаки огнем одного «Тигра II» и двух САУ «Хетцер» было подбито 12 советских танков. По немецким данным за неделю боев с 13 апреля 511-й тяжелый танковый батальон записал на свой боевой счет 102 советских боевых машины! Правда традиционно не сообщается сколько из них сгорело, то есть было потеряно безвозвратно. Остатки 505-го тяжелого танкового батальона, приданые остаткам 5-й танковой дивизии, закончили свой боевой путь в Пиллау (ныне г.Балтийск Калининградской области РФ).

502-й и 503-й тяжелые танковые батальоны СС участвовали в обороне Берлина. Последний «Королевский тигр» был подбит в Берлине 2 мая 1945 года в районе моста Шпандау. К сожалению, в немецкой статистике последнего месяца войны даются совместные данные по обоим типам «тигров», поэтому указать точное количество «королевских тигров» на том или ином театре военных действий не представляется возможным. Что же касается совместных данных, то по состоянию на 28 апреля 1945 года на Восточном фронте находилось 149 «тигров» обоих типов (из них боеготовых — 118), в Италии — 33 (22), на Западе — 18 (10).



Список источников:


  1. Барятинский М.Б. «КОРОЛЕВСКИЙ ТИГР». Последний аргумент Гитлера - М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2008
  2. Армейская серия 41 Тигр легендарный танк Panzerwaffe часть 3
  3. Бронеколлекция Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР» № 2(35)*2001 г. М.Барятинский Тяжелый танк «Королевский тигр»
  4. ВОЕННЫЕ МАШИНЫ №№44-46 Королевский Тигр германский тяжелый танк
Категория: Бронетехника Второй Мировой войны | Добавил: Sherhhan (09.03.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 3831 | Теги: Королевский тигр, Königstiger, Pz.Kpfw.VI Ausf.B | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]