Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Германия » Флот Первой Мировой войны

Боевое применение дредноутов типа "Кёниг"

1914 г.
28 июля 1914 г. с объявления Австро-Венгрией войны Сербии началась Первая Мировая война. В начале войны 16 германских дредноутов и линейных крейсеров противостояли 24 британским, а 22 додредноута 36 британским.
Командующий флотом Открытого моря вице-адмирал фон Ингеноль держал свой флаг на “Фридрих дер Гроссе”. С началом войны в августе 1914 г. в составе флота Открытого моря имелись следующие эскадры:
1-я линейная эскадра (восемь дредноутов). Командующий I-й эскадрой и одновременно 1-й дивизией вице-адмирал фон Ланс, младший флагман контр-адмирал Гедике. “Остфрисланд” (флагманский корабль командующего эскадрой и одновременно 1-й дивизии), “Тюринген”, “Гельголанд”, “Ольденбург”, “Позен” (флагманский корабль младшего флагмана и командующего 2-й дивизии), “Рейнланд”, “Нассау” и “Вестфален”.
2-я линейная эскадра (восемь додредноутов). Командующий 2-й эскадрой и одновременно 3-й дивизией вице-адмирал Шеер, младший флагман контр-адмирал Мауве. “Прёйссен” (флагманский корабль командующего эскадрой и одновременно 3-й дивизии), “Шлезиен”, “Гессен”, “Лотринген”, “Ганновер” (флагманский корабль младшего флагмана и командующего 4-й дивизии), “Шлезвиг-Гольштейн”, “Поммерн” и “Дойчланд”.
3-я линейная эскадра (шесть дредноутов, без “Маркграфа” и “Кронпринца”). Командующий 3-й эскадрой и одновременно 5-й дивизией контр-адмирал Функе, младший флагман контр-адмирал Шауман. “Принц-регент Луитпольд” (флагманский корабль командующего эскадрой и одновременно 5-й дивизии), “Кайзерин”, “Кайзер” (флагманский корабль младшего флагмана), “Кёниг Альберт”, “Кёниг” и “Гроссер Курфюрст”.

С началом мобилизации возникла необходимость в срочном назначении младшего флагмана 3-й линейной эскадры. В результате младшим флагманом назначили контр-адмирала Шаумана, занимавшего до этого должность начальника морской академии. 2 августа контр-адмирал Шауман поднял свой флаг на борту “Кайзера”, который отныне и до 30 ноября 1916 г. оставался флагманским кораблём младшего флагмана 3-й линейной эскадры, хотя в ходе войны младший флагман неоднократно переносил свой флаг на другие корабли.
Первоначальный замысел, что “Гроссер Курфюрст” должен сменить додредноут “Лотаринген” в составе 2-й линейной эскадры, отпал из-за начала войны. С сентября дредноут был готов к боевым действиям. Под руководством его первого командира (бывшего начальника отдела морского генерального штаба) капитана 1-го ранга Гоэттэ назначили офицерский состав и сформировали экипаж корабля.

4-я (резервная) эскадра (восемь устаревших додредноутов). Командующим 4-й эскадрой и одновременно 7-й дивизией назначили инспектора морской артиллерии вице-адмирала Шмидта. Младшими флагманами и одновременно командующими 8-й дивизией являлись: инспектор 2-й инспекции морского ведомства контр-адмирал Альберте (август 1914 г.-август 1915 г.) и контр-адмирал Энгельгарт (август-декабрь 1915 г.).
С началом войны, согласно мобилизационному плану, устаревшие линкоры “Виттельбах” (флагманский корабль командующего эскадрой и одновременно 7-й дивизией), “Веттин”, “Швабен” (бывший учебный артиллерийский корабль), “Мекленбург”; “Брауншвейг” (флагманский корабль младшего флагмана и командующего 8-й дивизией), а с августа 1915 г. “Швабен”, “Эльзас” и “Церинген” из состояния 1-й степени готовности (вооружённый резерв) 31 июля 1914 г., по другим данным, 1 августа срочно зачислили в состав вновь сформированной 4-й эскадры, образованной из кораблей резервной дивизии Балтийского моря.
В период с 7 по 11 августа устаревшие линкоры 4-й эскадры довооружили, укомплектовали экипажами до штатного, обеспечили положенным снабжением и проверили их готовность к выходу в море.
Затем они начали проходить учёбу по программе одиночного корабля и в составе дивизии, и вскоре резервная эскадра стала действующей.

5-я (резервная) эскадра (семь устаревших броненосцев). С началом войны согласно мобилизационному плану устаревшие броненосцы “Кайзер Вильгельм II”, “Кайзер Вильгельм дер Гроссе”, “Кайзер Барбаросса”, “Кайзер Фридрих III”, “Кайзер Карл дер Гроссе”, “Вёрт” и “Бранденбург” из вооруженного резерва 2-й степени перевели в боеготовое состояние, снова вернув к активной службе, и 5 августа включили в состав 5-й эскадры флота Открытого моря, базирующейся в Северном море.
Командующим 5-й эскадрой и одновременно 9-й дивизией назначили вице-адмирала Грапова. Командир линкора “Кайзер Фридрих III” капитан 1-го ранга (затем контр-адмирал) Бегас одновременно занял должность младшего флагмана и командующего 10-й дивизией.

4 августа 1914 г. Великобритания объявила войну Германии. I-я и III-я линейные эскадры базировались в бухте Яде (Вильгельмсгафен). 2-я линейная эскадра додредноутов расположилась в устье реки Эльба.

Шестинедельный опыт войны привёл командующего флотом вице-адмирала фон Ингеноля к убеждению, что методы ведения войны на море должны быть изменены и что успех может быть достигнут только инициативными действиями. В соответствии с этим он просил ставку разрешить предпринять всем флотом активные операции вне Гельголандской бухты, даже с риском быть вынужденным вступить в бой с превосходящими силами противника.
Адмирал указывал также на трудности, происходящие от закрытия проливов Большой и Малый Бельт, и предлагал их снова открыть. Предложения командующего приняты не были. 6 октября ставка предписала ему воздержаться от действий, которые могли бы повлечь значительные потери, так как момент использования флота ещё на наступил. 16 сентября, за несколько дней до предложения командующего, Тирпиц рекомендовал подождать, пока Турция не выступит и на западном фронте во Франции не произойдёт решающий поворот событий.
Ставка требовала продолжения малой войны с помощью подводных лодок, эсминцев и минных заградителей, имея, однако, в виду и их сохранение, чтобы после занятия франко-бельгийского побережья в них не оказалось нехватки. Командующему флотом разрешалось для нанесения противнику вреда использовать благоприятную обстановку, избегая при этом своих крупных потерь. Этот приказ мотивировался необходимостью иметь боеспособный флот, чтобы влиять на нейтральные страны и не использовать сухопутные войска для обороны побережья.
Вместе с тем командующий получил право выслать в море линейные крейсера, что он и сделал в ноябре и декабре 1914г., послав их обстреливать прибрежные английские города в надежде, что обстрел побудит англичан отправить свой линейный флот или часть его в южную часть Северного моря, где они подвергались бы большей опасности от мин и атак подводных лодок.

С 25 октября дредноут 4-й серии “Гроссер Курфюрст” находился в Северном море в составе 3-й линейной эскадры в полной боевой готовности. В октябре вице-адмирал фон Ингеноль обратился в морской генеральный штаб с предложением выманить в море часть сил противника путём обстрелов прибрежных городов Англии. Последовал ответ, запрещавший применение основных сил флота, разрешались лишь действия линейных крейсеров. 20 октября фон Ингеноль получил приказание повторить постановку мин у Фёрт-оф-Форта с лёгкого крейсера. В связи с этим в штабе флота разработали план набеговой операции оперативного соединения в составе 1-й и 2-й групп разведывательных кораблей с целью постановки мин лёгкими крейсерами между Лоустофтом и Ярмутом. Так как лёгкие крейсера - постановщики мин не успевали до рассвета к месту постановки, возникла идея: для отвлечения внимания противника обстрелять с линейных крейсеров портовый город Ярмут.
Для прикрытия обстрела побережья и постановки мин 1-я и 3-я линейные эскадры (14 дредноутов со 156 орудиями калибра 280-мм и 305-мм) развертывались в дальнем охранении в районе Терсхеллиша, то есть не выходя за пределы разрешенного им германской ставкой района действий.
Первый такой боевой поход флота Открытого моря с целью обстрела восточного побережья Англии в районе Грейт-Ярмута и постановки мин между Ловестофтом и Ярмутом под общим командованием контр-адмирала Хиппера (50 лет) состоялся 2-4 ноября.
2    ноября в 16.30 с внешнего рейда Шиллинг бухты Яде (Вильгельмсхафен) вышли в боевой поход лёгкие крейсера 2-й группы разведывательных кораблей “Страсбург” и “Грауденц”. За ними в 3 милях шли линейные крейсера I-й группы “Зейдлиц” (флагманский корабль Хиппера), “Мольтке”, “Фон-дер-Танн” (флагманский корабль 2-го флагмана) и броненосный крейсер “Блюхер”, у них в кильватере лёгкие крейсера “Кольберг” и “Штральзунд” с минами на борту.
В 18.00 из бухты Яде в море в район Терсхеллинга вышли I-я (восемь дредноутов типа “Гельголанд” и “Нассау”) и III-я (“Фридрих дер Гроссе”, “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт” и “Гроссер Курфюрст”) линейные эскадры.
Обе эскадры принимали участие в дальнем охранении и прикрытии силами флота Открытого моря набеговой операции германского оперативного соединения разведывательных кораблей в районе Грейт-Ярмут-Ловестофт. 2-я эскадра додредноутов не принимала участия в этом боевом походе.
На случай оказания поддержки главным силам 2-я эскадра заняла исходную позицию на рейде Шиллинг, III-я и IV-я группы разведывательных кораблей в устье реки Везер, в то время как V-я эскадра устаревших броненосцев в состоянии повышенной готовности в устье реки Эльба.
В то время как рано утром 3 ноября германские линейные крейсера из-за туманной погоды безрезультатно обстреливали Ярмут, “Штральзунд” поставил большое минное заграждение.
Боевых столкновений между кораблями противников не произошло, и 4 ноября германские линкоры и крейсера вернулись на внешний рейд бухты Яде.
Из-за неудовлетворительной оперативной разведки немцы не знали, что основные силы противника находились в Ирландии, а три линейных крейсера направлены в Атлантический океан против эскадры адмирала Шпее. Появление германских кораблей у побережья оказалось неожиданным для англичан, они долгое время не могли установить состав сил противника.
После ввода в строй “Дерфлингера” контр-адмирал Хиппер с I-й группой разведывательных кораблей в охранении лёгких крейсеров “Страсбург”, “Штральзунд” и 5-й флотилии миноносцев 20 ноября предприняли боевой поход до района в 80 милях севернее Гельголанда. Но и на этот раз встречи с англичанами не произошло.

16 ноября вице-адмирал фон Ингеноль, не оставивший намерения выманить часть английского флота для уничтожения его в бою, представил в морской генеральный штаб план набега на восточное побережье Великобритании с целью обстрела прибрежных городов Хартлпул, Скарборо и Уитби. Для обстрела этих городов и постановки вблизи них мин предлагалось снова использовать линейные и лёгкие крейсера оперативного соединения в сопровождении миноносцев. В 130 милях восточнее крейсеров в качестве дальнего охранения и прикрытия предусматривалось развернуть эскадры линкоров. План был утвержден.
23 ноября сдаточные испытания “Кёнига” закончили, линкор приняли в казну, и он был готов к боевым действиям. 24 ноября младший флагман 3-й линейной эскадры контр-адмирал Шауман перешёл с “Кайзера” на “Кёниг”.
1 декабря на рейде Шиллинг (Вильгемсхафен) “Гроссер Курфюрст” (капитан 1-го ранга Гоэттэ, июль 1914 г.- ноябрь 1917 г.) таранил в корму с ПрБ севший на мель “Кёниг” (капитан 1-го ранга Брюнингхаус, август 1914 г.- июль 1916 г.), причём сам почти не пострадал. Во время прилива “Кёниг” самостоятельно сошёл с мели и до 2 января 1915 г. находился в доке в ремонте. 9 декабря младший флагман 3-й эскадры контр-адмирал Шауман перешёл с “Кёнига” на “Гроссер Курфюрст”.

С начала декабря стало поступать много данных о предстоящих активных действиях англичан. По некоторым из этих сведений, англичане якобы планировали заблокировать устья немецких рек, но такая попытка сделана не была, британские корабли показывались в Северном море в этот период очень редко.
Через месяц, 15-16 декабря оперативное соединение под командованием контр-адмирала Хиппера в составе 1-й и 2-й групп разведывательных кораблей в таком же составе, как и 20 ноября, предприняло следующий боевой поход к восточному английскому побережью с целью обстрела портовых городов Хартлпуля, Уитби и Скарборо, но и на этот раз не имели боевого столкновения с англичанами.


Германская “малая война” хотя и затрудняла действия противника, но не привела к основной цели —    постепенному ослаблению английского флота и уравнению его сил с германским флотом. Линейные силы обеих сторон избегали решительных столкновений. Взамен наращивалось применение подводных лодок.
В течение всей кампании 1914 г. и особенно в начале войны гипноз морского могущества Великобритании сказывался на оборонительных тенденциях самих англичан, на решениях британского Адмиралтейства и командующего Гранд-Флитом, на авантюрных действиях немцев. Постепенно этот гипноз проходил, чему отчасти способствовали набеговые операции германских линейных крейсеров.
В Германии прямое вмешательство кайзера и чрезмерная опека командующих флотами со стороны морского генерального штаба ограничивали их инициативу и определяли ту исключительную пассивность, которая в кампании 1914 г. была характерна для флота Открытого моря. То же было характерно и для России, где использование балтийских линкоров разрешалось только с согласия царя Николая II.

1915 г.
Тем временем ставка отдавала себе отчет, что её приказание от 6 октября 1914 г. чрезмерно связывает морское командование. Возможно, что на изменение её точки зрения оказала влияние неосуществимость надежды занять в скором времени французское побережье, во всяком случае, 10 января 1915 г. последовал следующий утвержденный кайзером приказ командующему флотом Открытого моря: “Командующему флотом Открытого моря разрешается производить по собственному усмотрению более частые выходы в Северное море, ставя себе целью отрезать выдвинутые силы противника и атаковать их, имея превосходство в силах. Следует, по возможности, избегать встречи с значительно превосходящими силами противника, так как при общем положении в данный момент и возрастающем значении флота Открытого моря, как орудия политики в руках верховного главнокомандующего, неблагоприятный исход морского боя имел бы особенно тяжелые последствия.
Планы более дальних выходов Флота отрытого моря к берегам противника должны быть до выполнения предварительно представлены его величеству”.

Поскольку в Гельголандской бухте не было достаточно места и условий для проведения учений в составе эскадры, кораблям 3-й линейной эскадры приходилось время от времени переходить в Балтийское море для проведения полномасштабных учений.
Перед тем как 24 января в районе Доггер-банки состоялся роковой для тяжёлого крейсера “Блюхер” бой, 22 января только что закончившие в ходе войны сдаточные ходовые испытания и не имевшие ещё достаточной выучки “Кёниг”, “Гроссер Курфюрст”, “Маркграф”, “Кронпринц”, а также наиболее боеспособные корабли “Фридрих дер Гроссе”, “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд” в составе 3-й линейной эскадры перешли в Балтийское море для проведения учений. Штаб флота Открытого моря остался в Вильгемсхафене и перешёл на “Дойчланд”.
22 января “Кёниг”, отремонтированный после тарана “Гроссер Курфюрста” 7 декабря 1914 г., снова был в полной боевой готовности.
24 января 1915 г. вице-адмирал Шеер перешёл с “Принц-регент Луитпольда” на “Кёниг”, лишив его статуса флагманского корабля командующего 3-й линейной эскадрой. Корабли эскадры находились в Балтийском море и проводили там боевую подготовку с 23 по 29 января, вернувшись в Северное море только в начале февраля.

Германское командование предполагало, что англичане, пользуясь тёмными зимними днями, пред-примут попытки закупорить устья немецких рек и прежде всего узкий и неглубокий фарватер бухты Яде.
Первое донесение о встрече с английскими линейными крейсерами командующий флотом Открытого моря вице-адмирал фон Ингеноль получил в 08.50 и приказал усилить готовность к выходу в море всех кораблей и флотилий миноносцев. Он считал, что силы противника находятся за кормой крейсеров контр-адмирала Хиппера и путь в базу открыт.
После просьбы контр-адмирала Хиппера о немедленной поддержке додредноуты 2-й и дредноуты 1-й линейных эскадр в 11.10 начали выходить в море. В это время немецкое оперативное соединение находилось приблизительно в 125 милях от Гельголанда и вело тяжёлый артиллерийский бой с британскими линейными крейсерами. Опасаясь подхода английских линкоров, контр-адмирал Хиппер оставил повреждённый “Блюхер”, повернул на юг, в 11.16 прекратил огонь и вышел из боя.
В 11.05 Ингеноль сообщил Хипперу о выходе флота в море. Радиограмму расшифровали англичане. Попытка линейных эскадр Гранд-Флита, значительно превосходивших силы немцев возобновить преследование крейсеров контр-адмирала Хиппера не имела успеха. Бой, продолжавшийся около 3 часов, закончился в 80 милях к западу от Гельголанда. Эскадры противников вернулись в свои базы.

Важнейшим следствием неудачного боя 24 января у Доггер-банки явилась замена 3 февраля 1915 г. командующего флотом Открытого моря вице-адмирала фон Ингеноля начальником морского генерального штаба вице-адмиралом фон Полем. Подобное назначение отвечало стремлению сохранить флот и действовать методом “малой войны”, так как именно за это ратовал вице- адмирал Поль, находясь на прежней должности. Одновременно начальником морского генерального штаба стал адмирал Бахман.
Всего за кампанию 1915 г. флот Открытого моря пять раз выходил из базы на 100-120 миль от Гельголанда в пределах сектора, ограничиваемого направлениями на запад и на северо-запад. Эти боевые походы предпринимались для того, чтобы вызвать контрманевры англичан и при благоприятных условиях нанести им частичные потери.

29-30 марта “Фридрих дер Гроссе”, “Кёииг”, “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт” приняли участие в боевом походе флота Открытого моря под командованием вице-адмирала Поля до района севернее банки Терсхеллипг, во время которого встречи с противником не произошло.
17-18 апреля “Фридрих дер Гроссе", “Кёниг”. “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд", “Кёниг Альберт” принимают участие в боевом походе флота под командованием командующего флотом вице-адмирала фон Поля с целью дальнего прикрытия 2-й группы разведывательных кораблей под командованием контр-адмирала Хэббингхауса, производящей минную постановку у плавучего маяка в районе Шварте-банки.
21-22 апреля “Фридрих дер Гроссе”, “Кёниг". “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регепт Луитпольд", “Кёниг Альберт” принимают участие в безрезультатном боевом походе флота под командованием командующего флотом вице-адмирала фон Поля в Северном море в направлении Доггер-банки.
В период с 24 апреля по 10 мая в составе 3-й линейной эскадры “Кёниг”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт” приняли участие в учениях в Балтийском море.
В период с 24 апреля по 13 мая на время проведения учений в Балтийском море произошёл перерыв в боевых походах дредноута “Кронпринц” (капитан
1-го ранга князь фон Дельвиг Лихтепфельс, ноябрь 1914 г.-август 1915 г.). Во время их проведения 8 мая при учебной артиллерийской стрельбе произошёл разрыв снаряда в стволе правого орудия главного калибра башни “С”.
17-18 мая “Фридрих дер Гроссе", “Кёниг", “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт” принимают участие в боевом походе флота под командованием командующего флотом вице-адмирала фон Поля с целью дальнего прикрытия 2-й группы разведывательных кораблей под командованием контр- адмирала Хэббингхауса на “Грауденце”, производящей минную постановку у плавучего маяка в районе Доггер-банки.
29-30 мая в составе 3-й линейной эскадры “Фридрих дер Гроссе”, “Кёниг”, “Кайзер", “Кайзерин", “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт” принимают участие в боевом походе флота Открытого моря под командованием вице-адмирала фон Поля до района на 50 миль севернее Шиэрмонниког, но из-за сильного шторма поход пришлось прервать.
11-12 сентября “Фридрих дер Гроссе”, “Кёниг”, “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт” в составе 3-й линейной эскадры принимают участие в боевом походе флота Открытого  моря под командованием вице-адмирала фон Поля с целью дальнего прикрытия крейсеров 2-й разведывательной группы “Штральзунда” и “Регенсбурга”, производящих минную постановку у плавучего маяка в районе Шварте-банки.
23-24 октября 1915 г. в составе 3-й линейной эскадры “Фридрих дер Гроссе”, “Кёниг”, “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт” впервые под командованием нового командующего флотом вице-адмирала Шеера участвовала в боевом походе флота до широты Эйсбъёрг-Хорнс-Риф с целью прикрытия кораблей 1-й группы разведывательных сил, производящих нападение на транспорты конвоя на пути конвоев Скаген (Норвегия) — Великобритания. Все эти операции проходили без противодействия противника. Осенью 1915 г. начальником морского генерального штаба вместо адмирала Бахмана, ушедшего в отставку из-за разногласий с канцлером о ведении подводной войны, назначили адмирала фон Гольцендорфа.
В конце 1915 г. заболел младший флагман 3-й линейной эскадры контр-адмирал Нордман и командир “Маркграфа” капитан 1-го ранга Сэйферлинг (август
1915 г.-октябрь 1916 г.) временно сменил его на этом посту. В составе 3-й линейной эскадры “Кёниг”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд” и “Кёниг Альберт” закончили 1915 г. проведением новых учений с 5 по 20 декабря в Балтийском море, затем отдыхом экипажа и снабжением недостающими боприпасами и топливом.

1916 г.

Как известно, в первых двух кампаниях войны германский надводный флот сохранялся для больших сражений. Общественность стала критически относиться к бездеятельности флота. Новая стратегия после повторения обстрела английских укреплённых приморских городов заставляла английский линейный флот всё чаще и чаще выходить в южную и среднюю части Северного моря и вскоре привела к столкновениям с противником. Ютландский бой явился кульминационным пунктом этой стратегии.
Одной из первых операций вице-адмирала Шеера явился выход в ночь на 5 марта в западную часть Северного моря флота Открытого моря в боевой поход до линии Ловестофт-Имуйден. Лёгкие крейсера 1-й группы разведывательных кораблей должны были произвести набег на восточное побережье Великобритании в районе Хуфдена с задачей выманить английские лёгкие силы из Фландрской бухты в море и навести их на главные силы флота Открытого моря.
Четырём германским линейным крейсерам (без “Лютцова”) под командованием вице-адмирала (с 17 июня 1915 г.) Хиппера к утру 5 марта надлежало с целью прикрытия подойти на 15 миль к плавучему маяку Терсхеллинг, а 15 дредноутам I-й (без “Рейнланда”) и 3-й линейных эскадр (“Фридрих дер Гроссе”, “Кайзер”, “Кайзерин”, “Принц-регепт Луитпольд", “Кёниг Альберт”, “Кёниг”, “Гроссер Курфюрст”, “Маркграф” и “Кронпринц”) к 10.00 к параллели 53°30' сш. Предполагалось захватить противника в “клещи”. 2-ю эскадру додредноутов оставили в базе для обеспечения тральщиков при возвращении флота.

В ходе Ютландского сражения англичане выпустили 4598 снарядов крупных калибров (из них 1239 калибра 381-мм) и добились 100 попаданий, что составляет 2,2%, а также 74 торпеды (с линейных кораблей — 12, с крейсеров — 10, с эсминцев — 52) и добились пяти попаданий, потопив устаревший линкор и эсминец. Немцы выпустили 3597 снарядов и добились 120 попаданий, что составляет 3,3%, и 109 торпед (с линейных кораблей —    восемь, с крейсеров — четыре, с эсминцев — 67) и, добившись трёх попаданий, потопили три эсминца.

В период первой мировой войны только “Кёниг”, “Гроссер Курфюрст” и “Маркграф”, следовавшие во время Ютландского сражения в голове германских главных сил, были серьёзно повреждены снарядами различных калибров. Пробить броню оказалось возможным только в случаях этими кораблями, в остальных существующие британские снаряды оказались неспособны преодолеть толстую крупповскую броню главного броневого пояса.
Всего во время Ютландского сражения “Кёниг” получил 20 попаданий снарядами различных калибров. Кроме 5-6 попаданий снарядами среднего калибра, “Кёниг” получил 10 попаданий снарядами крупного калибра, причём одно ниже КВЛ. В него попал один 381-мм снаряд и девять 343-мм, но только один 343-мм снаряд пробил броню. Потери экипажа составляли один офицер и 44 матроса убитыми и 27 ранеными.
В лицевую броневую плиту носовой башенной установки “Кёнига” под небольшим углом встречи попал 343-мм снаряд, но брони не пробил. Другой 343-мм сна¬ряд под небольшим углом встречи попал в 170-мм крышу передней боевой рубки, но брони также не пробил.
В 170-мм броню батареи и поперечные переборки “Кёнига” попало ещё три 343-мм снаряда. Все они при-чинили большие разрушения прилегающим частям палуб и противоосколочным переборкам. Один из снарядов, пробивших броню батареи (эффект от действия силы взрыва ушёл наружу), сильно повредил воздуходувки подачи воздуха к котлам нефтяного отопления, выве¬дя три из них из строя на продолжительное время, и ещё одна после этого время от времени выходила из строя.
На “Кёниге” наиболее тяжёлое повреждение вызвало попадание 343-мм снаряда с бронебойным наконечником, выпущенного с “Айрон Дьюка” с дистанции 11500 м (62 кбт.). Снаряд попал в районе переднего погреба боеприпасов ниже КВЛ на стыке нижней кромки плиты главного броневого пояса и броневого шельфа, так что верхняя половина пробоины от снаряда пришлась на нижнюю кромку толщиной 180 мм, а нижняя на броневой шельф.

Всего во время Ютландского сражения в “Гроссер Курфюрст” попало пять 381-мм снарядов и три 343-мм. Потери экипажа составляли два офицера и 13 матросов убитыми и 10 ранеными.
На “Гроссер Курфюрст” 381-мм снаряд попал в 170-мм броню батареи, причинив большие разрушения прилегающим частям палуб, поперечным и противоосколочным переборкам. На дистанции 12000 м (65 кбт.) 350-мм броня главного броневого пояса выдержала удар другого 381-мм снаряда, броневая плита была слегка вдавлена, и при разрыве снаряда обшивка корпуса под плитой была повреждена. Ещё один 381-мм снаряд разорвался рядом с 300-мм стенкой барбета носовой башенной установки, отколов часть её. 200-мм верхний броневой пояс был пробит двумя 381-мм сна¬рядами с дистанции 12000 м. В обоих случаях снаряды разрывались на наружной части брони и основной эффект от действия силы взрыва уходил наружу, но отлетевшие от внутренней части броневой плиты осколки вызывали повреждения.
Если на “Кёниге” попадание 343-мм снаряда с бронебойным наконечником продемонстрировало невозможность пробить главный броневом пояс достаточно глубоко под водой, то попадание такого же 343-мм снаряда, выпущенного в “Гроссер Курфюрст” с “Марлборо” с дистанции 9600 м (52 кбт.), показывает уязвимость германских дредноутов от возможного затопления помещений в носовой оконечности выше бронированной палубы. Снаряд пробил 150-мм плиту броневого пояса в носовой оконечности немного ниже КВЛ и разорвался внутри корпуса.
В наружной обшивке борта ниже броневой плиты взрывом образовало пробоину размером 2,5x3,3 м. В результате в носовой оконечности корабля до главной палубы оказались затопленными почти все помещения, за исключением помещения ТА и дифферентной цистерны, и при возвращении в базу осадка линкора носом увеличилась на 1,5 м.

Во время Ютландского сражения “Маркграф” получил пять попаданий снарядами крупного калибра, из них три 381-мм, один 343-мм и один 305-мм, и потерял 11 человек из состава экипажа.
На “Маркграфе” 381-мм снаряд с дистанции 17800 м (96 кбт.) попал в 200-мм броню кормовой части главного броневого пояса. Снаряд разорвался на наружной части брони, и основной эффект от действия силы взрыва ушёл наружу, но отлетевшие от внутренней части броневой плиты осколки вызывали повреждения, где на значительной площади разорвало обшивку корпуса под плитой броневого пояса, и в корпус поступило 400 т воды. Ещё один 343-мм снаряд попал в 170-мм броню батареи, причинив большие разрушения поперечным и противоосколочным переборкам.

Во время сражения "Кронпринц” не получил каких-либо повреждений и не понёс людских потерь, поэтому 16 июля смог принять участие в боевом походе севернее Гельголанда.

Ютландское сражение было единственным сражением английского и германского флотов во время войны 1914-1918 гг. Англичане в этом сражении не добились уничтожения германского флота, а немцам ие удалось уничтожить часть флота противника. Тем самым оказались дискредитированными основы стратегических идей обоих флотов, то есть теория “генерального сражения” для достижения господства на море и теория “уравнивания сил” для дальнейшей борьбы за то же господство.

Под влиянием революции в России в марте 1917 г. начались первые революционные выступления на флоте, причём их характерной особенностью являлось то, что ряд таких вспышек произошёл на кораблях, участвующих в боевых операциях.
В мае 1917 г. линкоры типа “Кёниг” в составе 3-й линейной эскадры вновь перешли Кайзер-Вильгельм каналом в Балтийское море, где с 17 мая по 8 июня проводили учения, затем три месяца находились в составе соединения дальней поддержки сторожевой службы в Северном море, после чего их снова направили в Балтийское море.

После падения Риги в сентябре 1917г. германское морское командование планировало в октябре провести в Балтийском море одну из крупнейших операций кайзеровского флота по высадке десанта и захвату лежащих у входа в Рижский залив о-в Эзель, Моон и Даго.
11 сентября “Кёниг”, “Кронпринц”, “Гроссер Курфюрст”, “Маркграф” в составе 3-й линейной эскадры перешли в Балтийское море, сначала для проведения учений с 11 по 21 сентября, а затем, по прибытии в Киль, вошли в состав “специального соединения”, чтобы принять участие в операции по захвату в Балтийском море островов Эзель, Моон и Даго. Вместе с ней в Балтийское море перешли линкоры 4-й линейной эскадры. Для проведения десантной операции к 15 сентября на “Кайзере” образовали штаб и сформировали “специальное соединение” под командованием вице-адмирала Шмидта. С 19 сентября вместо “Кайзера" флагманским кораблём соединения назначили линейный крейсер “Мольтке”.

12 октября во время перехода на позицию для обстрела береговой батареи на о. Эзель при входе в бухту Тагалахт в 05.04 “Гроссер Курфюрст” (капитан 1-го ранга Гоэттэ, июль 1914 г.- ноябрь 1917 г.) подорвался на мине. Место подрыва оказалось в районе расположения противоторпедной переборки, и она выдержала силу взрыва, ограничив поступление через пробоину в корпус 260-280 т воды. Несмотря на повреждения от подрыва на мине, линкор всё же смог продолжить участие в операции и в 05.51 открыл огонь по береговой батарее на мысе Нинаст.
13 октября “Гроссер Курфюрст” со скоростью хода 8-12 уз. направился в Данциг, 14 октября прибыл в Ньюфарвассер, 16 октября в Киль и 18 октября, пройдя Кайзер-Вильгельм каналом в Вильгельмсхафен, где на имперской верфи его повреждения отремонтировали к 1 декабря.

Одновременно с попыткой прорваться в Моонзунд через Кассарский плёс 14 октября германский флот предпринял усилия для прорыва в Рижский залив через Ирбенский проход, где за тральщиками и прикрывающими их крейсерами с целью уничтожения устаревших линкоров “Слава” (1905 г., 13516/14826 т, 4 305-мм, 12 152-мм, 17,7 уз.) и “Гражданин” (б. “Цесаревич”, 1903 г., 13200 т, 4 305-мм, 12 152-мм, 16,8 уз.) следовали “Кёниг”, “Кронпринц” и “Маркграф”. Здесь основную опасность представляли минные заграждения.
17 октября около 08.00 миноносцы “Дельный” и “Деятельный”, высланные в дозор в Рижский залив, обнаружили на юго-востоке германскую эскадру в количестве 28 вымпелов и донесли о приближении её к Моонзунду, указав наличие двух дредноутов. Германская эскадра подходила в следующем составе: два линкора типа “Кёниг”, пять лёгких крейсеров, два больших транспорта, большое количество эсминцев и тральщиков. “Кёниг” и “Кронпринц” под охраной восьми эсминцев, имея в голове тральщики, шли курсом норд к западному проходу в Моонзунд.
Около 09.00 на рейде Куйваст сосредоточились “Слава”, “Гражданин” и крейсер “Баян”.
В 10.05 “Слава” открыл огонь по головным тральщикам с дистанции 20800 м (112 кбт.). Третьим залпом “Славы” тральщики были накрыты, и они после нескольких следующих залпов, поставив дымовую завесу, отошли.
В 10.15, пользуясь превосходством в дальности стрельбы своей артиллерии, развернувшиеся бортом “Кёниг” и “Кронпринц” открыли ответный огонь с дистанции 24000 м (130 кбт.), каждый порознь, давая одновременно залп из пяти орудий (по два залпа в минуту). Залпы ложились между русскими кораблями, имея характер небольших недолетов.
В 12.12 “Слава” с расстояния 20800 м (112 каб.) перенёс огонь на дредноуты. “Кёниг” и “Кронпринц”, продолжая большим ходом двигаться на север, быстро сократили невыгодную для них дистанцию до 16700м (90 каб.), легли на ост, уменьшили скорость хода и в 12.13 открыли огонь, причем со второго залпа довольно быстро пристрелялись и 12.16 перешли беглым огнём на поражение.
Имея на “Славе” только два 305-мм орудия кормовой башенной установки против 20 более дальнобойных 305-мм, русские корабли стали отходить курсом на норд, в то же время отвечая на огонь противника, снаряды которого рвались вокруг кораблей.
В 12.25 произошло одновременное попадание в “Славу” трех 305-мм снарядов в подводную часть борта на 3-4 м ниже КВЛ. “Слава” вздрогнула, раскачалась и начала крениться на левый борт. Из боевой рубки поступило приказание для выравнивания крена затопить кормовой корридор ПрБ и пустить отливной турбонасос, что и было сделано под руководством трюмного механика Милославского.
Получив пробоины и крен, “Слава” лёг на курс 330°, скорость хода уменьшилась до малого, потому что от разрывов снарядов в котлах сел пар, и в 12.27 начал отходить к острову Шильдау. Вследствие пробоин в корпусе вода в трюме из-за крена подошла к топкам двух котлов, которые пришлось погасить. “Слава” шёл малым ходом, с трудом управляясь из-за крена и дифферента на нос.
Германские снаряды продолжали рваться вокруг кораблей, причём в 12.29 произошло попадание в батарейную палубы “Славы” ещё двух снарядов. Снаряды разрушили вентиляционные шахты кочегарок, трапы обеих палуб, шахты погребов мелкокалиберной артиллерии и произвели пожар на обеих палубах, откуда огонь перекинулся в погреба. Благодаря энергии старшего офицера, пожар быстро ликвидировали. Кормовая башня продолжала стрелять самостоятельно под управлением младшего артиллериста.
В 12.30 при падении снаряда у правого борта “Славы” поднимается столб воды высотой выше фор-марса и она обрушиваясь вниз, заливает передний мостик.
В 12.39 кормовая 305-мм орудийная башня “Славы” дает попадание в дредноут, что вызывает на нём пожар в носовой оконечности, но минуту спустя и в “Славу” попадает три снаряда. Один снаряд разорвался в батарейной палубе, два других, пробившие броню в районе радиорубки, разрушили бортовой коридор и силой взрыва прогнули переборки соседних угольных ям. Наконец в 12.46 русские корабли вышли из-под обстрела.
За время боя, кроме указанных повреждений “Славы”, в “Баян” снаряд попал под носовой мостик, что вызвало пожар в шкиперской и увеличениие осадки носом до 7,9 м. В “Гражданин” также попало два снаряда, разрушивших несколько офицерских кают на шкафуте. Всего “Слава” получил восемь попаданий, из которых первые два, вызвавшие крен до 8° и затопившие носовой отсек, решили судьбу корабля. Согласно Brayer [5], это были снаряды “Кёнига”.

По условиям перемирия, вошедшим в силу 11 ноября 1918 г., военные действия фактически прекратились, хотя союзники все ещё продолжали блокаду. Германию обязали в течение 14 дней передать союзникам все подводные лодки и направить для интернирования в нейтральные или союзные порты шесть линейных крейсеров, 10 дредноутов, восемь лёгких крейсеров и 50 новейших эсминцев. Все подлежащие интернированию корабли должны быть готовы выйти из германских портов в течение семи дней после подписания условий перемирия.
Германия готова была выполнить все эти условия, но так как ни одно из нейтральных государств не согласилось взять на себя ответственность за охрану интернированного флота, то в конце концов было установлено, что интернирование должно произойти в британском порту.
Согласно условиям перемирия, “Кайзер”, “Фридрих дер Гроссе”, “Кайзерин”, “Принц-регент Луитпольд”, “Кёниг Альберт”, “Кёниг”, “Гроссер Курфюрст”, “Маркграф”, “Кронпринц”, “Баден” и “Баерн”, линейные крейсера “Фон-дер-Танн”, “Зейдлиц”, “Мольтке”, “Дерфлингер”, “Гинденбург” и “Макензен” включили в число передаваемых для интернирования кораблей бывшего кайзеровского флота, которые вошли в состав “передаваемого соединения”.
 
В СКАПА-ФЛОУ
 
Согласно условиям перемирия от 11 ноября 1918 г., корабли “передаваемого соединения” собрали на рейде Шиллинг. Хотя на кораблях господствовал относительный “беспорядок”, утром 19 ноября они находились в готовности к переходу. Только “Кёниг” и лёгкий крейсер “Дрезден” находилиись ещё на верфи в ремонте, и их передали позже. Перед выходом среди офицеров штаба ходили разговоры, что не лучше ли корабли затопить самим ещё во время перехода.
Осенним солнечным днём 19 ноября около 14.00 наиболее боеспособная часть флота Открытого моря в последний раз видела родные берега. Колонну возглавляли линейные крейсера, затем двигался флагманский корабль “Фридрих дер Гроссе” с контр-адмиралом фон Рёйтером на борту, линкоры 3-й и 4-й линейных эскадр, лёгкие крейсера, и замыкали колонну 50 эсминцев.

Около 15.00 корабли достигли места якорной стоянки в заливе Фёрт-оф-Форт. Когда в 15.45 последний германский эсминец стал на якорь, по сигналу адмирала Битти германские флаги должны были спустить на всех кораблях. Впечатление от церемонии было огромным, когда серым осенним днём горны на “Куин Элизабет” сыграли “вечернюю зарю” и германские флаги поползли вниз. Это было концом эпохи и дня, когда британский флот достиг окончательной победы.
Первое, что сделал командующий Гранд-Флитом, это послал радиограмму британскому Адмиралтейству: “В 15.57 германские флаги на кораблях спущены, и мы больше не позволим их поднять”.

После постановки на якорь последнего германского корабля входы в бухту Скапа-Флоу перегородили тремя рядами тросов и боновых заграждений. Охрану день и ночь осуществляла эскадра британских линкоров, флотилия эсминцев и большое количество вооружённых дрифтеров и рыболовных траулеров под командованием вице-адмирала Фримантла. Район расположения германского соединения патрулировали английские военные корабли.
На интернированных кораблях ещё оставались их экипажи. По условиям перемирия англичане не имели права высаживать на корабли своих людей и вмешиваться в их внутренний распорядок. Ни один английский офицер или матрос не имели права взойти на борт какого-либо немецкого корабля, но и сообщение немцев между собой на собственных плавсредствах было запрещено. Пароход со снабжением и почтой приходил из Вильгемсхафена в Скапа-Флоу раз в неделю. Бухта Скапа-Флоу превратилась и в лагерь военнопленных, очень недовольных своим положением.

25 марта контр-адмирал фон Рёйтер перенёс свой флаг с “Фридрих дер Гроссе” на лёгкий крейсер “Эмден”, где его хорошо знали по совместной службе. На линейных крейсерах оставили по 75 человек, линкорах 50, лёгких крейсерах 20, а на эсминцах и того меньше из числа тех, которые, по мнению фон Рёйтера, могли выполнить любой его приказ. 15 июня первый, а 17 июня второй транспорт забрал моряков для доставки в Германию.
На случай немедленного затопления фон Рёйтер раздал всем командирам кораблей письменный приказ следующего содержания: “Параграф 11 выполнять немедленно. Начальник соединения интернированных кораблей”. Поскольку немцам для сообщения между собой было запрещено использовать собственные плавсредства, по иронии судьбы, этот приказ развезли на английском буксире.
Срок ответа Германии на условия подписания мира Антанта определила в 5 дней. Он начинался 16 июня и заканчивался в 12.00 21 июня 1919 г. В условиях цензуры фон Рёйтер узнал об этом из английской газеты “Таймс”. Другой информацией он не располагал.
С утра в субботу 21 июня фон Рейтера мучила дилемма — будет ли заключён мир или в 12.01 возобновиться состояние войны. Англичане не поставили адмирала в известность, что накануне по просьбе германской стороны состояние перемирия продлили ещё на 48 часов.
Вечером 20 июня вице-адмирал Медлен, командовавший британской эскадрой линкоров, стороживших германский флот, получил сообщение о продлении срока действия перемирия до полудня 23 июня. Он решил занять остающееся время торпедными учениями, и 21 июня в 08.00 вывел в море все находившиеся в бухте крупные корабли английской эскадры, за исключением трёх эсминцев, ожидавших ремонта, плавбазы, нескольких вооруженных дрифтеров и тральщиков.
Наступило время действовать. Когда около 10.00 английские корабли скрылись из вида, контр-адмирал фон Рёйтер отдал достопамятный приказ о затоплении кораблей.
21 июня первым заранее установленный сигнал взвился на мачте “Эмдена”. Немедленно на всех германских кораблях подняли подтверждающие сигналы, на клотиках взвились красные флаги, заревели гудки, и в воздухе разнеслись радостные крики немецких моряков.
Тем временем находившиеся в нижних помещениях кораблей офицеры и старшины открывши кингстоны, разбивали приемные патрубки систем подачи забортной воды. Они изгибали штоки забортных клапанов так, чтобы их нельзя было закрыть, и выкинули за борт рукоятки и маховики кингстонов. На эсминцах, пришвартованных по два и по три к одной бочке, прикручивали к кнехтам швартовые и расклепывали шплинты якорных цепей, чтобы их потом нельзя было отсоединить.
И вот на глазах немногочисленных английских моряков, взиравших в ужасе на все происходившее, немецкие корабли начали раскачиваться из стороны в сторону, крениться, сталкиваясь друг с другом, погружаться на дно — носом, кормой, бортом или же переворачиваясь кверху днищем.
Одним из первых накренился и начал тонуть “Фридрих дер Гроссе”. Как будто торопясь выполнить приказ своего адмирала, бывший флагманский корабль флота Открытого моря лёг на борт. Удары корабельного колокола разносились далеко над водой. Вот уже и мачты легли на воду, из труб стали выходить пузыри воздуха, линкор перевернулся вверх килем и 12.16 затонул. Вторым в 12.54 перевернулся и затонул “Кёниг Альберт”.

После 10.00 по приказу командира на стоящем северо-восточнее острова Кава “Кёниге” стали открывать кингстоны в днище корпуса, клинкеты главных конденсаторов,герметичные двери в коффердамах и угольных ямах, наружные крышки подводных ТА.
Корма начала погружаться, а нос резко поднялся. Потом с сильным грохотом корабль резко накренился больше чем на 90°. Вода поступила в дымовые трубы, начали взрываться паровые котлы, а из барбетов выпадать башенные установки.
В 14.00 “Кёниг” изчез с поверхности бухты и лёг на грунт на глубине 39 м носом на юго-восток в точке с координатами 52°52”12” сш/03°09”07” зд.
Только “Маркграф” и “Гинденбург” тонули очень медленно, так же как и лёгкие крейсера “Нюрнберг” и “Франкфурт”.
Видя всё это, британские дрифтеры и траулеры стали обстреливать стоящих на палубе немцев. При этом последний командир “Маркграфа” корветтен-капитан Шуман и главный боцман были убиты. В 16.45 “Маркграф” скрылся под водой и лёг на грунт на глубине 30-40 м с большим креном. Последним, около 17.00 погрузившись по крыши башен, затонул “Гинденбург”.


Источники
В. Б. Мужеников. Линейные корабли типов “Кайзер” и “Кениг”. 1909-1918 гг. C-Пб.: Издатель P.P. Муниров, 2006. — 116 с.: илл

Категория: Флот Первой Мировой войны | Добавил: Sherhhan (02.06.2015) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 429 | Теги: Кениг, Гроссер Курфюрст, Кронпринц, Марграф | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]