Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Германия » Флот Второй Мировой войны

Вспомогательный крейсер Komet (Schiff 45, Raider B)

Вспомогательный крейсер Komet (Schiff 45, Raider B)

Первый поход

Последним рейдером «первой волны» немецких вспомогательных крейсеров стал «Komet». Сухогруз «Эмс» заложили на верфи концерна «Дешимаг» в Бремене для компании N01 в 1936 г., 16 января1937 г. судно спустили на воду. В том же году постройка была окончена. Всего серия включала шесть единиц: «Драу», «Айдер», «Эмс», «Иллер», «Лех» и «Мур».
Примечательно, что первоначально планировалось превратить во вспомогательный крейсер однотипный «Иллер». Однако на тот момент он находился под погрузкой в Мурманске поэтому последовало решение заменить его на «Эмс». В ноябре 1939 г. флот мобилизовал сухогруз. Ему присвоили номер вспомогательного судна 45 («Шифф-45») и отправили для переоборудования на верфь «Ховальдтсверке» в Гамбург. 1 декабря 1939 г. командиром на будущий рейдер назначили опытнейшего сорокасемилетнего капитана-цур-зее Роберта Эйссена.
Получив назначение на должность командира вспомогательного крейсера, капитан-цур-зее сам выбрал себе корабль. Он имел четкие представления о рейдере, которым хотел командовать. Им и стал бывший «Эмс», который из готовившихся к походу кораблей имел наименьшие размеры и осадку, а также подкрепления корпуса для плавания в северных водах. Поэтому не удивительно, что когда Германия достигла соглашения с Советским Союзом о проводке в 1940 г. Северным морским путем в Тихий океан «вспомогательного корабля с военным экипажем», то им оказался «Шифф-45» под командованием Эйссена. Интересно отметить, что он получил у британского Адмиралтейства обозначение «Рейдер «В». Так как «Атлантис» после постановки мин у мыса Игольный уже в мае 1940 г. фигурировал как «Рейдер «С», то получается, что англичане знали о назначении бывшего «Эмса» еще до его выхода в море!

Технические параметры

        Размеры: длина 115,4 м, ширина 15,3 м, осадка 6,5 м
        Водоизмещение: 7500 т (3297 брт)
        Одна палуба, 4 грузовых люка
        ГЭУ: 2 × 6-цилиндровых двухтактных дизеля MAN (3900 л. с.)
        Максимальная скорость: 16 узлов
        Запас топлива: 2485 т
        Дальность плавания: 61 000 миль при 9 уз.,
        Автономность плавания: 236 дней

Вооружение

        6 × 150-мм С/16 L/45 (боезапас 1500 шт.)
        1 × 75-мм Schneider-Creusot L/35
        зенитные спаренные 2 × 37-мм С/30 L/83 (боезапас 4000 шт.)
        зенитные автоматы 4 × 20-мм С/30 L/65 (боезапас 8000 шт.)
        30 мин EMC
        2 сдвоенных палубных и 2 подводных (траверзных) торпедных аппарата 533-мм (боезапас 24 торпеды)
        малый катер «Метеорит» (тип LS2)
        2 самолёта Ar.196A-1

 

Экипаж — 267 человек (включая 17 офицеров).

В феврале 1940 года в Наркомате внешней торговли СССР состоялись переговоры с германскими представителями по вопросу о проводке по Северному морскому пути 26 немецких судов с востока на запад и двух — с запада на восток. Имеющиеся документы подтверждают успешный ход переговоров. Прошло всего семь заседаний — и немцы получили то, чего желали — «зеленый свет» на проход своих судов по Севморпути. Определился и груз — соевые бобы. Помимо гружёных пароходов, предполагалось провести с запада на восток два судна в балласте (без груза). Среди них был и Komet.
В ходе переговоров количество судов, которые должны были проследовать с востока на запад, немцы сначала снизили до десяти, а 3 апреля 1940 года германское посольство получило телеграмму из Берлина об аннулировании переговоров с СССР по вопросу о проведении Северным морским путём и этих 10 судов. Представитель посольства объяснил такое решение тем, что Англия и Франция усилили на Дальнем Востоке свои военно-морские базы и, соответственно, контроль за прибрежными колониями нейтральных стран, в портах которых и застряли до окончания войны многие германские суда — в частности, и те, что намечались к проводке Северным морским путем. В дальнейшем все они стали блокадопрорывателями или судами снабжения.
Советская сторона, согласившись на проведение оставшихся двух судов по направлению с запада на восток, оговорила ряд условий, одним из которых  был строжайший режим секретности. Советский Союз в ту пору был нейтральной страной, и в условиях начавшейся войны международные осложнения были ему ни к чему.
 
3 июля в 18:30 «Komet» вышел из Готенхафена в свое, как оказалось впоследствии, очень долгое плавание. Его под завязку набитые трюмы хранили 35,6 т мяса, 30 т картофеля, 60 т муки, 32,1 т овощей, 12,3 т жиров, 6 т бобовых, 3 т кофе, 5 т сахара, 5 т мармелада, 12 000 банок молока, 10 000 яиц, 1,15 миллиона сигарет, 46 000 сигар, 100 000 литров пива, 2500 бутылок спиртных напитков, 25    000 плиток шоколада, 6000 пачек печенья, 99 кинофильмов, 540 музыкальных пластинок, спортивное снаряжение, 569 книг, палатки, лыжи и сани для северных оленей. И это не считая топлива, двух гидросамолетов, оружия и боеприпасов, фреоновых газовых баллонов, ацетиленовых горелок, запасных обогревателей, поршневых колец и т.п. Кроме этого на борту крейсера находился легкий торпедный катер 1.8-2. Однако из-за того, что 450-мм торпедные аппараты для него еще не были созданы, катер предполагалось использовать в качестве минного заградителя, для чего имелось 30 мин ТМВ.
 
Вначале в сопровождении эскорта из тральщиков М-17 и М-18 рейдер пересек Балтику и датские проливы, затем сделал остановку в норвежском порту Кристиансанн из-за неясной обстановки в Северном море; потом перешел в Берген, где 7 июля получил топливо и пресную воду с танкера «Esso». Через два дня после этого, замаскировавшись под советский ледокольный пароход «Дежнев», вспомогательный крейсер покинул Берген.
Тогда же Эйссен объявил своей команде, что он назвал корабль «Komet» («Комета»). Собственные наименования получили также гидросамолет — «Шпац» («Воробей») — и катер — «Метеорит». На время проводки Komet получил название Fyrol (по его радиопозывному). Крейсер шел вдоль норвежского побережья, направляясь в район Новой Земли, где его должны были ожидать советские ледоколы. Но тут начались политические игры советского руководства, которое, согласившись первоначально на проводку немецкого корабля Северным морским путем, затем начало придумывать различные причины для задержки перехода. Рейдеру предложили зайти в Мурманск. Эйссен ответил на это отказом и, войдя в Баренцево море, направился в район севернее острова Колгуев, где провел около полумесяца. После многочисленных волнений, только 13 августа Эйссен получил телеграмму из Берлина, в которой ему предписывалось направляться в пролив Маточкин Шар, где его будет ожидать ледокол «Ленин».
Замаскировавшись на сей раз под немецкое судно «Донау», рейдер 14 августа вошел в пролив. Там на его борт прибыли советские лоцманы — капитан дальнего плавания Д.Н. Сергиевский и А.Г. Карельских. Продолжив плавание, корабль вышел в Карское море. Однако вскоре выяснилось, что ледокола нет и пока не предвидится. Сергиевский предложил Эйссену вернуться в Маточкин Шар и там дожидаться ледокола в тихом месте. Капитану-цур-зее пришлось подчиниться.

Только 19 августа «Komet» получил разрешение на продолжение пути. К 22 августа после изрядного шторма корабль подошел к острову Тыртова в архипелаге Норденшельда и стал на якорь. Опять начались непонятные проволочки, которые вконец задергали Эйссена.
Наконец, 25 августа следуя в кильватер ледокола «Ленин», рейдер продолжил путь, пройдя пролив Вилькицкого и выйдя в море Лаптевых. Там его встретил ледокол «Иосиф Сталин». Командир «Kometа» был приглашен на борт советского ледокола, где к своему удивлению в шесть часов утра обнаружил сервированный стол с закусками и выпивкой в виде водки и зубровки. Ошарашенный капитан-цур-зее вначале отказался от такого угощения, но переводчик уговорил его с «волками жить, по волчьи выть». Немцам пришлось пить по-русски и обмениваться протокольными тостами. Оказалось, что на «Kometе» до сих пор придерживались центрально-европейского времени, а русские местного.
26 августа уже за ледоколом «Иосиф Сталин» рейдер двинулся дальше. На следующий день, пройдя тяжелые льды, ледокол оставил немецкий корабль, и тот двинулся по проливу Санникова один. В расчетное время 30 августа «Komet» встретил ледокол «Лазарь Каганович», который продолжил его проводку по Восточно-Сибирскому морю. Ночь с 31 августа на 1 сентября из-за ледовых подвижек и мощных снежных зарядов при ураганном ветре стала самой тяжелой за все время пути, даже десятилетия спустя Эйссен всегда вспоминал о ней. В эту ночь из-за сильного сжатия льдами на «Kometе» обломком льда защемило баллер руля и вывело рулевую машину из строя. Начался неуправляемый дрейф, но к счастью поломку удалось исправить за четыре часа.

Наши моряки недолго спорили, торговое это судно или боевой корабль. Из донесения в ГТУ НКВД СССР: «При проводке немецкого транспорта многие члены экипажа л/к (ледокола) высказывали мнение, что транспорт является военным судном, замаскированным под коммерческое. Высказывали убеждение, что необычно высокие борта транспорта являются надставными с тем, чтобы в нужное время они могли быть опущены».
После визита наших моряков на Fyrol и знакомства с особенностями этого парохода всё окончательно встало на свои места. Из справки ГТУ НКВД СССР: «Германский пароход «Kometа» — вспомогательный крейсер — по-вахтенному, команда из 200 человек, труба переделанная, борта двойные, командный мостик бронированный. Везут: артиллерийские снаряды, торпеды для подлодок, самолёты — части. Вооружён, но вооружение спрятано в трюмах. Водоизмещение судна 6 — 7 тыс. тонн».

Не забывали немецкие моряки и о разведке Северного морского пути. По всему маршруту проводилась тщательная фотосъёмка. Как докладывали наши моряки и лоцманы, немцы «фотографировали непрерывно берега, фотографировали все объекты, которые только встречали на своём пути. Фотографировали острова, мимо которых проходили, около которых стояли, фотографировали берега мыса Челюскин, фотографировали ледоколы, под проводкой которых шли». При малейшей возможности делали промеры глубин.

3 сентября после получения разрешения «Komet» расстался с «Лазарем Кагановичем» и самостоятельно двинулся на восток. 5 сентября, уже под японским флагом, немцы миновали Берингов пролив. Эйссен сделал запись в КТВ: «Я прошел через Берингов пролив между 2.00 и 2.30 этим утром. Этого путешествия для меня достаточно; я не сделал бы этого добровольно во второй раз». Затем рейдер вновь замаскировался под советский пароход «Дежнев» и зашел для кратковременного осмотра и ремонта в бухту Анадырь. Там водолазы исправили повреждения руля, нанесенные льдами. Через пять часов «Komet» навсегда покинул Страну Советов. 10 сентября НЭК-7 вышел на бескрайние просторы Тихого океана, сразу же попав в сильный шторм, а еще через несколько дней — в тайфун. «Komet» совершил уникальный для того времени переход, пройдя Северным морским путем с запада на восток 3300 миль всего за 22 дня. Советский Союз оценил свои услуги в 950 тысяч рейхсмарок (около 80 тыс. фунтов стерлингов по курсу того времени), которые затем учли во взаимных расчетах.

После выхода в Тихий океан рейдер направился к Каролинским островам, которых достиг 30 сентября, встретив по пути только несколько японских судов. Во время этого перехода Эйссен несколько раз отправлял в полет «Шпац». Однако уже 2 октября гидросамолет разбился и утонул. Первоначально, 15-20 октября у атолла Аилинглапалап предполагалась встреча с «Орионом». Однако, из-за захвата канадским вспомогательным крейсером «Принс Роберт» немецкого судна снабжения «Везер», шедшего туда же из мексиканского порта Мансанильо, точку рандеву перенесли к атоллу Ламотрек. Туда же должен был прийти снабженец «Кульмерланд», вышедший 4 октября из Кобэ. У Эйссена оставался еще запас времени, и от Аилинглапалапа он направился на юго-восток. Рейдер, маскировавшийся под японское судно, вошел в воды Соломонова моря, надеясь перехватить суда, ходившие по торговым маршрутам между Австралией, Новой Зеландией и странами Дальнего Востока, но после безуспешно поиска повернул обратно на север.
14 октября у атолла Ламотрек состоялась долгожданная встреча с «Кульмерландом». «Komet» провел первую дозаправку топливом со времени выхода из Бергена. В тот же день спустили на воду и испытали «Метеорит». Однако, у капитана-цур-зее явно что-то не ладилось со вспомогательными боевыми единицами. Во время первого испытания сразу же отказал левый мотор. Вообще, из дневника Эйссена сквозит открытая нелюбовь и недоверие к новой технике — гидросамолету и катеру. Впоследствии он прямо-таки с облегчением напишет о том, что, наконец, избавился от обоих, запчасти от «Шпаца» передал на «Орион» и вздохнул спокойно.
 
18 октября одновременно к атоллу подошли «Орион» с «Регенсбургом» и японский пассажирский пароход «Палао-Мару». Находящиеся на его борту очень заинтересовал факт нахождения в лагуне Ламотрека целого отряда немецких кораблей. Вскоре после ухода лайнера туда заявилось уже судно с чиновниками на борту. Эйссену пришлось применить все свои дипломатические способности в общении с официальными лицами, свозить японского офицера с инспекционной поездкой на невооруженный «Кульмерланд», а также предъявить официальные бумаги из Токио, чтобы отвадить назойливых гостей.
Встретившись, командиры рейдеров обсудили планы совместных действий. Было принято решение действовать на торговых маршрутах, соединявших Панаму и Новую Зеландию. Командир «Комета» также предложил организовать нападение на остров Науру, где находилось крупнейшее на Тихом океане месторождение фосфатов, но в этот раз убедить Вайера не удалось. Эйссен, как старший по званию, принял на себя командование отрядом немецких кораблей и назвал его «Дальневосточной эскадрой», в честь эскадры вице-адмирала графа Максимилиана фон Шпее, действовавшей в этих водах в 1914 г. Затем немцы перераспределили имевшиеся на кораблях запасы снаряжения и провианта.
20 октября германские корабли покинули атолл. Опустошенный «Регенсбург» ушел в Японию для заправки и погрузки новой партии снаряжения и провизии.
В тот же день на «Kometе» сменили камуфляж, превратив его в японское судно «Маньо-Мару». Остальные суда также маскировались под японские: «Орион» — «Маэбаси-Мару», а «Кульмерланд» — «Токио-Мару». Первоначально отряд направился к острову Науру. Рейдеры для увеличения района охвата шли строем фронта с «Кульмерландом» посредине, перекрывая область до 100 миль, ночью сближаясь до визуального контакта. На «Kometе» царило уныние: пять месяцев в море и без единого успеха. У Науру не встретилось ни одного судна противника.
С тем же успехом немцы обследовали воды между Новыми Гебридами и островами Фиджи. В КТВ Эйссен жаловался, что из-за постоянно ломавшейся машины «Ориона» ему приходилось идти неэкономичным 12-узловых ходом.

3 ноября «Орион» наконец-то остановил неизвестный транспорт. Однако, к разочарованию, это оказался американский «Сити оф Элвуд» — его пришлось отпустить с вежливыми извинениями. Через четыре дня «Дальневосточная эскадра» достигла района действий, в котором пересекались торговые маршруты от пролива Кука и из Окленда в Панаму, и находившегося на расстоянии 400 миль от ближайшей авиабазы. До 11 ноября рейдеры безуспешно крейсировали в этих водах в условиях плохой видимости, после чего капитан-цур-зее увел отряд на триста миль к югу в надежде перехватить суда, идущие в направлении из Веллингтона. Однако и там, приблизительно в 530 милях к востоку от мыса Паллисер, поверхность океана оказалась пустынна. Начиная с 21 ноября, рейдеры провели несколько дней приблизительно в двухстах милях к юго-востоку от островов Чатем с тем же успехом. Наконец терпение лопнуло, и на очередной встрече Эйссену удалось убедить Вайера напасть на Науру.
24 ноября отряд повернул на север. Ночью прошли к западу от острова Чатем. Эйссен в КТБ отметил, что были видны огни на острове. На следующий день рейдеры встретили свою первую жертву. Ею оказался маленький новозеландский каботажный пароходик «Холмвуд» (546 брт, 1911 г.) принадлежавший «Холм Шиппинг Компани» из Веллингтона. Он шел из Уйэтанги (о. Чатем) в Литтлтон (Новая Зеландия), имея на борту 17 человек команды и 12 пассажиров, из них несколько женщин и детей. Груз состоял из 1370 овец, 2 собак и 1 лошади, которая сыграла, если так можно сказать, роковую роль в истории «Холмвуда» и «Ранджитейна»...
В 6.10 наблюдатели рейдера заметили две мачты в восточной части горизонта. Эйссен приказал идти прежним курсом, рассчитав, что неизвестное судно, движущееся на запад, пересечет курс «Kometа» впереди в трех милях. Через полчаса был сделан предупредительный выстрел и отдан приказ остановиться и опознать себя. Пароходик на это отвернул вправо и только после второго выстрела остановился, не подав при этом сигналов о помощи. В 7.20 на его борт высадилась абордажная команда с «Kometа». После захвата приза отряд быстро ушел подальше от острова. В 9.15 капитана Дж. Миллера и других с «Холмвуда» переместили на борт рейдера. Ценной частью добычи оказались официальные бумаги и почта с Чатема за две последние недели. С торговца забрали все консервированные продукты, фрукты и овощи. Кроме этого на «Komet» погрузили 100 живых овец, на «Орион» — 192, а «Кульмерланду» достались 19 зарезанных. Еще на каждый корабль немцы взяли по спасательному кругу с транспорта как сувенир на память.
Вначале Эйссен планировал переоборудовать «Холмвуд» во вспомогательный минный заградитель, но затем отказался от этой затеи из-за его небольшой скорости в 8-9 узлов. За это год спустя РВМ(Руководство войной на море) вынесло ему порицание. В конце концов, капитан-цур-зее решил использовать захваченное судно в качестве мишени для тренировки своих артиллеристов, которые не имели настоящей цели с самого выхода из Германии. Рейдер отошел на милю и открыл огонь правым бортом. Результаты оказались, мягко говоря, не блестящими. Расстояние пришлось сократить до полмили, прежде чем было достигнуто попадание ниже ватерлинии. Потребовалось около 30 минут, чтобы пустить пароходик, превратившийся в погребальный костер для тысячи овец, на дно.

В январе 1941 г. новозеландскими властями было проведено официальное расследование обстоятельств гибели «Холмвуда», «Ранджитейна» и судов у острова Науру. При этом от капитана «Холмвуда» Миллера, который одновременно являлся радистом, так толком и не добились ответа, почему тот не подал сигнал тревоги, как того предписывали инструкции британского Адмиралтейства, хотя наблюдать подозрительный корабль с мостика, можно было не менее 45 минут. В ходе следствия установили, что Миллера оповестили о приближении «Kometа», когда тот уже подошел на расстояние в пару миль. Выяснилось, что второй офицер, несший вахту, довольно долго отсутствовал на мостике в связи с тем, что он... кормил уже упоминавшуюся лошадь, которая находилась на палубе в кормовой части судна. Он вернулся на вахту, когда рейдер был уже близко. Комиссия по расследованию сделала вывод о том, что если бы на «Холмвуде» соблюдали в точности инструкции Адмиралтейства и послали сигнал тревоги, а служба на нем соответствовала требованиям военного времени, то последующей катастрофы с «Ранджитейном» можно было избежать, отменив его выход в море. Так четвероногое животное невольно сделали одной из причин гибели семи судов и пленения несколько сотен человек. Вот уж действительно, «враг вступает в город пленных не щадя, потому что в кузнеце не было гвоздя». Кстати, сентиментальный капитан-цур-зее приказал застрелить несчастную лошадь, чтобы она не мучилась во время гибели парохода.
 
Еще одним вопросом, по которому было проведено специальное расследование, стала информация, распространенная Эйссеном среди пленных с «Холмвуда», о том, что немцы заранее знали о выходе того в море. Доказать, либо опровергнуть это не удалось, но как посчитали новозеландцы, эта была дезинформация. Ведь за те три недели, что рейдеры находились в местных водах, 18 крупных судов пришли и 12 покинули Веллингтон и Окленд, а перехватить немцам удалось только «Ранджитейн». Известно, что на «Холмвуде» абордажная команда нашла 23 навигационные карты, идентификации маяков, справочники шифров и радиостанций. Особенно порадовала капитана-цур-зее находка «Bentley Complete Phrase Code», американского справочника шифров, использовавшегося начиная с Первой мировой войны и позволявшего коммерческим организациям, пароходным компаниям и их агентам связываться кодированными сообщениями. Правда, использовался он для сообщений с низким уровнем секретности, так как был известен любому, кто имел доступ к справочнику шифров Бентли.

Еще через двое суток, в 2.52 в 300 милях к северо-востоку от мыса Восточный, наблюдатели «Ориона» заметили крупное судно, идущее без навигационных огней. Эйссен вспоминал потом, что услышав о контакте, он выскочил на мостик в пижаме, халате, шлепанцах и в белой фуражке. Незнакомец, как выяснилось вскоре, оказался новозеландским рефрижераторно-пассажирским судном «Ранджитейн» (16 712 брт, 1929 г.), принадлежавший в довоенное время Новозеландской судоходной компании, а теперь мобилизованным правительством. Он направлялся из Окленда в Ливерпуль через Панамский канал. На борту лайнера находились экипаж в количестве 201 человека и 111 пассажиров, из них 36 женщин. Груз состоял из 124 881 коробок масла, 33 255 замороженных туш свинины и баранины, 23 646 головок сыра, большого количества какао-бобов и других пищевых продуктов. Кроме продовольствия, на борту судна находилось сорок пять брусков серебра стоимостью 2 млн. фунтов в ценах 1940 г. Состав вооружения «Ранджитейна» на сегодняшний день не ясен: в то время как Эйссен упоминает об одном 127-мм, одном 76-мм орудии и легкой зенитной артиллерии на крыльях мостика, то его капитан Л. Аптон говорит об одной пушке и одной орудийной платформе. По свидетельству последнего, к пушке имелось всего 20 снарядов.
После обнаружения рейдеры сманеврировали, чтобы поймать «Ранджитейн» в западню. В свою очередь, на лайнере обнаружили неизвестные суда практически одновременно с обоих бортов, когда до них оставалось уже не более полмили. Аптон не предпринял ни каких попыток уклониться от сближения с ними, пока его судно не было освещено прожекторами с «Ориона» и он не получил приказ остановиться и не вести радиопередач. Только тогда шкипер приказал увеличить ход и начать по радио передавать сигналы о помощи «ООО» со своими координатами. Но было уже поздно. Ярко освещенное большое двухтрубное судно представляло собой отличную цель для немецких артиллеристов, открывших огонь в 3.12. После того как на лайнере вспыхнул пожар, и снарядом была уничтожена антенна радиопередатчика, Аптон приказал остановиться. Всего немецкие корабли произвели в общей сложности 14 залпов из орудий главного калибра. За это время на «Ранджитейне» погибло десять человек — пять членов экипажа и пять пассажиров . Абордажные команды со всех трех немецких кораблей бросились вперед, чтобы первыми захватить приз. Преуспели в этом моряки с «Kometа». Сигналы атакованного судна приняли в Новой Зеландии, и ее военно-морское управление открытым текстом передало уведомление о нахождении в окрестных водах вражеских рейдеров. Понимая, что на поиски будут брошены корабли и авиация, Эйссен, следуя инструкциям РВМ, сразу же после того как всех пленных перевели на немецкие корабли, приказал потопить жертву торпедой. В 5.52 лайнер скрылся под волнами, а «Дальневосточная эскадра» полным ходом пошла на северо-восток. «Ранджитейн» оказался самым крупным судном, потопленным немецкими вспомогательными крейсерами во время Второй мировой войны.

После получения сигналов тревоги местные власти немедленно запретили отплывающим судам выход из портов страны в восточном направлении, а также приказали всем прибывающим обходить область атаки на расстоянии не менее 200 миль. Новозеландский легкий крейсер «Акилез» немедленно направился к указанному месту, а береговая авиация начала поиски рейдеров. Однако эти меры уже запоздали. Когда отряд Эйссена находился в 150 милях от места гибели «Ранджитейна», в 18.20 с «Kometа» заметили неизвестный самолет, пролетевший в стороне от немецких кораблей, вероятно не заметив их . Это насторожило капитана-цур-зее, предполагавшего, что он находится вне зоны действия береговой авиации.
28 ноября рейдеры достигли островов Кермадек. Так как Берлин запретил отправлять пленников в Японию, Эйссен все более укрепился в мысли о нападении на остров Науру, намереваясь при этом высадить их на берег. Командиры крейсеров встретились на снабженце, чтобы обсудить план операции по атаке. Было решено, что сначала гидросамолет совершит облет острова, а в случае, если это не удастся, роль разведчика, как наиболее быстроходный, возьмет на себя «Komet». Затем пленных распределили более равномерно между рейдерами, а всех женщин и детей перевели на «Кульмерланд».
5 декабря уже на флагманском корабле состоялось последнее совещание перед атакой острова, запланированной на 8-е. Был принят окончательный план действий и назначен командир десантного отряда из 185 человек (86 с «Kometа» и 99 с «Ориона»), которым стал первый офицер «Kometа» Йозеф Хушенбет. Во время обсуждения между Эйссеном и Вайером возникли трения по поводу пленных. Если первый собирался высадить всех, за исключением военных, то второй — только женщин и «цветных», отказываясь отпустить всех остальных, мотивируя это тем, что профессиональные моряки знают слишком много о рейдерах и могут не только дать ценную информацию британским властям, но и затем участвовать в войне против Германии.
9 часов утра 6 декабря радисты «Комета» перехватили радиограмму, переданную каким-то находившимся совсем близко судном. Рейдер вместе со снабженцем пошли на перехват, однако неизвестный оказался американским транспортом «Кливдон». Приблизительно в то же самое время наблюдатели с «Ориона» заметили на левой раковине дым на расстоянии в двадцать миль. Вайер предположил, что данное судно идет к Науру, и могло видеть немецкие корабли. Он бросился в погоню, которая длилась более восьми часов. Видимость из-за погодных условий была плохая, поэтому фрегаттен-капитан не знал, где находятся его коллеги. К 17.00 небо ненадолго прояснилось, и выяснилось, что рейдеры поймали неизвестного в ловушку, так как «Komet» находился впереди его по курсу. Через двадцать минут НЭК-7 сделал предупредительный выстрел и приказал транспорту остановиться, однако тот начал менять курс и подавать сигнал о помощи, который тут же заглушили радисты «Ориона». Тогда оба рейдера открыли огонь на поражение. Выдержав 14 залпов, капитан Хьюз приказал остановиться и спускать шлюпки. Как выяснилось, это был старый знакомый «Ориона» — британский пароход «Трайона», сбежавший от него еще 10 августа. Транспорт следовал из Ньюкасла (Новая Зеландия) к Науру с пассажирами и 1112 т продуктов и различного снаряжения. Во время обстрела погибло три человека из 74 бывших на борту, многие получили ранения. До вечера абордажные команды обыскивали судно, в результате чего кладовые нападавших пополнили фрукты, овощи, напитки и табак. В 22.54 «Орион» отправил «Трайону» торпедой на дно.
 
Пока Вайер разбирался с британским судном, Эйссен увел «Komet» и «Кулмерланд» к Науру для разведки, договорившись о встрече утром 8 декабря неподалеку от острова. К вечеру 7-го немецкие корабли подошли к Науру, возле которого ожидали погрузки несколько судов. Первой жертвой стал норвежский теплоход «Винни» (5181 брт, 1937 г.), владелец Сверре Дитлев-Симонсен из Осло, зафрахтованный «Бритиш Фосфат Комишинерс».
Он прибыл в балласте из Данедина (Новая Зеландия) для погрузки фосфатов еще 30 ноября, но был вынужден дожидаться хорошей погоды, дрейфуя в 15 милях от острова. Вечером 7-го сухогруз направился к Науру и остановился в трех милях к северо-востоку от острова, что бы дождаться утра, когда вахтенные заметили направляющейся к нему транспорт под японским флагом. После того как стало ясно, что намерения у неизвестного судна явно враждебные, «норвежец» попытался уйти. Однако уже было поздно и даже обошлось без стрельбы. «Komet» быстро догнал беглеца, и в 19.15 высадил абордажную команду. 32 человека перевели с него на борт «Kometа», а сам пароход потопили подрывными зарядами в 19.44, приблизительно в шести милях от острова. Капитан «Винни» Хельмер Хенриксен впоследствии оставил весьма интересные, не лишенные юмора воспоминания о времени, проведенном на борту «Kometа» и на острове Эмирау.
Ночью немецкие корабли встретились в 20 милях к западу от острова. Из-за плохой погоды высадку решили пока отложить, а заняться судами, стоящими у острова. В 2.50 рейдеры разделились: Эйссен направился к северной части острова, а Вайер — к южной. Начало атаки назначили на шесть часов, но «Орион» еще до указанного срока обстрелял и поджог британский теплоход «Трайэдик», команда которого покинула его на спасательных шлюпках. «Komet» поднял на борт людей из одной спасательной шлюпки, направив другие к «Кульмерланду». Впоследствии «Трайэдик» пустила на дно подрывная команда с «Ориона».

Следующей жертвой Эйссена стал британский пароход «Комата» (3900 брт, 1938 г.), принадлежавший Объединенной пароходной компании Новой Зеландии (Веллингтон) и ожидавший погрузки около острова. Попытка сухогруза уйти от рейдера не имела успеха. Начав обстрел в 9.56, немцы точными выстрелами сразу же уничтожили радиорубку и повредили мостик. При этом погиб старший помощник, а второй помощник был смертельно ранен. Во время атаки немцам пришлось пережить несколько не очень приятных минут, так как радист «Комата» стал передавать сигналы бедствия, услышанные на Науру. К счастью, радиоспециалистам с «Kometа», выдав себя за новозеландцев, удалось убедить встревоженных радистов острова, что идет настройка генератора сигналов судовой радиостанции с одного из транспортов перед выходом в море. Приняв 31 человека во главе с капитаном У.У. Фишем на борт, в 15.58 пароход потопили подрывными зарядами. При этом немцам достались все секретные бумаги, которые не успел уничтожить погибший старший помощник. «Орион» в это время захватил без сопротивления и потопил подрывными зарядами новозеландский теплоход «Трайэстер».

После полудня отряд снова собрался вместе. Итогом боевых действий около о. Науру стало потопление пяти судов общим водоизмещение около 26 000 брт. К этому времени количество пленных на борту германских кораблей достигло 675 человека, из них 52 женщины и 6 детей.
Погода лучше не становилась, и Эйссен вновь отменил высадку. Так как на «Комете» заканчивалось топливо и продовольствие, то решено было разделиться и снова встретиться у Науру 13 декабря. «Орион» направился к Понапе (Каролинские острова), а «Komet» вместе с «Кульмерландом» — к Аилинглапалапу, куда пришел только 12 декабря. Во время швартовки снабженец навалился на рейдер и помял ему борт. В очередной раз пленных перетасовали по судам. Все эти мероприятия заняли больше времени, чем планировалось, и новое рандеву с «Орионом» состоялось только 16-го в 250 милях к северу от Науру. Тому, вовремя вернувшемуся к острову после бесцельного похода к Понапе, пришлось выдержать шторм в 11 баллов, после чего Вайер увел свой корабль от предполагавшейся точки встречи. Десант на остров из-за непогоды сорвался в очередной раз. В итоге, Эйссен окончательно отказался от высадки пленных на Науру. Тогда отряд немецких кораблей направился к небольшому островку Эмирау (архипелаг Бисмарка), находящемуся неподалеку от Кавиенга, и пришел туда 20 декабря. На следующий день пленных высадили на берег — всего 343 европейца и 171 «цветных», причем Вайер отказался отпустить всех белых, содержавшихся на «Орионе», в количестве 150 человек, из-за «соображений безопасности», а высадил только женщин, «цветных» и негодных к строевой службе. Высадка была организована с немецкой четкостью и порядком и прикрывалась с воздуха гидросамолетом с «Ориона». У отпущенных с «Kometа» мужчин, немцы взяли подписку о неучастии в военных действиях против Германии до окончания войны.

22 декабря Эйссен расформировал «Дальневосточную эскадру». «Орион» неспешно пошел к Ламотреку, «Кульмерланд» — к месту своего базирования, в японский порт Кобэ, а «Komet» направился к расположенному неподалеку на острове Новая Британия Рабаулу. Капитан-цур-зее спланировал нападение, главная роль в котором отвадилась «Метеориту». В начале рейдер должен был обстрелять Рабаул, а затем под прикрытием артиллерии в гавань врывался бы катер под командование обер-лейтенанта-цур-зее Вильфрида Карстена — офицера-минера и по совместительству адъютанта Эйссена. «Метеорит» выставлял одну мину ТМВ на фарватере, а находившаяся на борту абордажная команда высаживалась на берег и «шумела» с помощью взрывчатки. Для этой акции на катер планировали установить дополнительно две 20-мм авиапушки и 7,62-мм пулемет, оставшиеся от гидросамолета. Но 23 декабря выяснилось, что и правый мотор на 1.8-2 вышел из строя, а починить его своими силами не удастся. В итоге от обстрела пришлось отказаться. 25-го РВМ прислало сообщение, в котором сообщало о награждении Эйссена Железным крестом 1-го класса, а еще 50 человек — Железными крестами 2-го класса.
Тем временем высаженные на Эмирау пленные моряки и пассажиры, быстро нашли способ связаться с местными властями, и уже 1 января 1941 г. их основная масса прибыла на австралийском теплоходе «Неллор» в Таунсвилль (Австралия). Из опроса моряков и пассажиров местные власти и военные получили точные сведения о немецких кораблях, их внешнем виде, вооружении, тактике действия. Эйссен узнал об этом из перехваченных радиосообщений и сделал запись в КТВ о том, что в будущем он будет действовать по-другому. РВМ отреагировало на это известие весьма прохладно и радировало на все рейдеры директиву, согласно которой пленных необходимо отправлять только в Германию.
После неудачи с атакой Рабаула капитан-цур-зее решил вернуться к своему плану нападения на Науру. «Komet» подошел к острову в три часа ночи 27 декабря. В 5.45 властям острова передали сообщение Эйссена о предстоящем обстреле с предложением вывести людей из опасной зоны. Кроме этого, запрещалось пользоваться радиостанциями. Ультиматум на берегу приняли и через некоторое время немцы открыли огонь по нефтяным резервуарам, консольным подъемным кранам, хранилищам фосфатов, лодкам и швартовным бочкам. За час и восемнадцать минут рейдер израсходовал 126 150-мм, 360 37-мм и 719 20-мм снарядов, нанеся обширные повреждения предприятию, после чего растворился в океане.
Из-за предполагавшихся операций союзников против вспомогательных крейсеров, новоиспеченный контр-адмирал отправил РВМ сообщение о необходимости смены театра боевых действий, указав в качестве нового район Галапагосских островов. Берлин на это не согласился и направил «Komet» в антарктическое море Росса для охоты за китобойными флотилиями союзников, чем в данный момент с другой стороны земного шара занимался «Пингвин». От островов Туамоту «Komet» направился на юго-восток, пройдя после 1 февраля острова Чатем. 10 февраля рейдер пересек 180-й меридиан, а через шесть дней подошел к ледовому барьеру. Однако, к счастью для английских и норвежских капитанов Ахавов,  по пути немцам попадались только японские суда.
Так 22 февраля рейдер повстречал базу «Ниссин-Мару» с танкером и китобойной флотилией, от которых немцы узнали, что уже более года норвежцы и англичане здесь не показывались. Кроме полученной информации, контр-адмирал совершил выгодный бартер, обменяв ликер на китовое мясо, некоторые припасы и газ для ацетиленовых горелок. 27 февраля «Komet» достиг самой южной точки своей одиссеи — 71° ю.ш. и 76°44' в.д. Эйссен доложил обстановку и на следующий день получил приказ идти к острову Кергелен для встречи с «Пингвином» и судном снабжения «Альстертор». Обойдя стороной принадлежавший Австралии островок Херд, рейдер 7 марта добрался до Кергелена. Через два дня он поменял место стоянки, бросив якорь у заброшенного поселка французских китобоев Жанна д’Арк. Хотя поселение пустовало уже восемь лет, немцы разжились кое-какими снаряжением и мелочами. Водолазы обследовали корпус корабля, и выяснилось, что безуспешное плавание в антарктических водах, тем не менее, дало и положительный результат — подводная часть полностью очистилась от наросших в южных морях ракушек. Эйссен, как и Рогге, разрешил команде размять ноги на берегу.

9 мая, когда контр-адмирал уже подумывал вернуться в более успешные воды Тихого океана, из перехваченных радиограмм он узнал о потоплении «Пингвина» английским тяжелым крейсером «Корнуолл». Тогда у Эйссена родилась мысль, использовать уцелевшее судно-разведчик «Адъютант» для минирования портов Новой Зеландии, о чем он оповестил РВМ. Берлин согласился и через «Корморан» передал приказ командиру «Адъютанта» лейтенанту Хеммеру идти на соединение с «Kometом».
11 июня в 11.25, когда корабли находились южнее Тасмании, Роберт Эйссен отправил «Адъютант» в самостоятельное плавание под командованием обер-лейтенанта Карстена.
Хеммер получил только должность штурмана. «Komet» же двинулся на северо-восток в район «Бальбо» (29° ю.ш./152° з.д.) для встречи с судном снабжения «Аннелизе Эссбергер». Вновь им предстояло встретиться 28 июня, 1 или 3 июля в точке, расположенный в 200 милях от острова Чатем по курсу 235°. 3 июля — крайний срок, возможный при неблагоприятных условиях.

Карстен и Хеммер блестяще справились с порученным им опасным заданием. Ночью 25 июня «Адъютант» выставил десять мин у Литтлтона, а через сутки — еще десять у Порт-Николсона возле Веллингтона. К сожалению для немцев, впоследствии выяснилось, что новозеландцы и не подозревали о существовании минных банок вплоть до окончания войны, пока им в руки не попали официальные документы Кригсмарине. Нулевую результативность этой дерзкой и опасной операции сегодня объясняют дефектами магнитных мин. На обратном пути у «Адъютанта» произошла поломка машины, и Карстен, решив использовать то обстоятельство, что все это время дул сильный восточный ветер, приказал сделать из брезента паруса. Остаток пути пришлось преодолевать под парусом, или включать в машине только цилиндры среднего и низкого давления. При этом скорость хода не превышала 8-9 узлов.
Долгожданная встреча с рейдером состоялась 1 июля в назначенной точке. В 7.25 наблюдатели на марсе «Kometа» обнаружили неизвестное судно с левого борта по корме. Рейдер увеличил ход и пошел в ту сторону. Вскоре был опознан «Адъютант». В 8.10 Карстен просемафорил о выполнения задания. Для торжественной встречи свободная вахта выстроилась по правому борту вспомогательного крейсера и трехкратным «Зиг Хайль» приветствовала прошедший вдоль борта заградитель. Вскоре командир «Адъютанта» поднялся на борт рейдера и доложил контр-адмиралу о результатах похода. Выяснилась, что энергетическая установка бывшего китобоя пришла в полную негодность и не подлежала ремонту. Это обстоятельство и поставило крест на судьбе «адъютанта» двух рейдеров. Эйссен сразу же принял решение снять с заградителя вооружение, приборы, припасы, ценные вещи и затопить его, отметив при этом в КТВ, что задание заградитель выполнил на «отлично».
Несмотря на серьезное волнение, разгрузка при помощи двух моторных катеров прошла быстро, и к 13.45 маленький корабль подготовили к затоплению. Затем на бывшем китобое открыли кингстоны. В качестве практики контр-адмирал решил потопить его артиллерией, отработав бой на встречных курсах по правому борту. «Komet» отошел на расстояние 52 гектометра и открыл огонь из 150-мм орудий. Затем он подошел на дистанцию 40 гектометров, чтобы дать попрактиковаться расчетам зенитных автоматов. Стрельба оказалась удовлетворительной — несмотря на большое расстояние и малые размеры цели, канониры рейдера добились трех попаданий 150-мм снарядами и множества 37-мм. Однако тонул заградитель медленно и неохотно, под воздействием воды через открытые кингстоны, так как попадания снарядов пришлись выше ватерлинии. В 16.00 прошедший под флагом Кригсмарине три океана, но так никогда не увидевший Германии, «Адъютант» навсегда скрылся под волнами в точке с координатами 41° 36' ю.ш. и 173°03' з.д., а «Komet» продолжил свой путь.
 
9 июля исполнился год, как «Komet» находился в плаванье. В связи с этим всю команду наградили Железными крестами 2-го класса, а пятерым по своему усмотрению Эйссен мог вручить Железные кресты 1-го класса. Их получили четверо — первый офицер Хушенбет, старший механик Альме и Карстен с Хеммером. Одну награду контр-адмирал оставил про запас.
 
Безрезультатное плавание длилось уже 227 дней, когда в 14.35 14 августа наблюдатели заметили британский транспорт «Аустралинд» (5019 брт., 1929 г.) Австралийской пароходной компании. Он шел из Аделаиды в Британию через Панамский канал с грузом цинка, фруктов, меда и других товаров. «Komet», замаскированный под японское судно, в 15.37 сделал предупредительный выстрел с требованием остановиться. В ответ капитан У.Дж.Стивен послал артиллеристов к кормовому 102-мм орудию и приказал отправить сигнал о помощи. Британское судно, увеличив ход, попыталось скрыться. Однако немецкие радисты успешно заглушили радиограмму, а семь прицельных залпов с дистанции 30 гектометров расставили все по своим местам. Всего канониры выпустили 30 150-мм, уже второй залпом уничтожив радиорубку, при этом был убит и капитан. Через десять минут сухогруз пылал. Кроме Стивена погибли третий и четвертый механики, трое получили ранения. На борт рейдера перевели 42 человека, а Карстен, перебравшийся на горящее судно, забрал почту, радио, провиант и кое-какое снаряжение. В 18.32 «Аустралинд» потопили заложенными подрывными зарядами и авиабомбами. «Komet» направился к Галапагосским островам.

14 августа наблюдатели заметили впереди судно, опознанное как голландское. Так как максимальная скорость «Kometа» на тот момент составляла только 12 узлов, догнать его не удалось. В ту же ночь радисты рейдера засекли переговоры британского рефрижератора «Лохмонар» с администрацией Панамского канала о времени прохождения через него. Из полученных данных следовало, что транспорт проследует в непосредственной близости от «Kometа». Эйссен приказал лечь в дрейф, и 17 августа в 9.35 наблюдатели увидели на горизонте судно. В 10.45 НБК-7 сбросил маскировку и произвел предупредительный выстрел. Транспорт ответил двумя очень неточными залпами из кормовой пушки, а затем сдался (5° ю.ш./90° з.д.). Это оказался голландский сухогруз «Кота Нопан» (7322 брт, 1931 г.) с командой из 51 человека во главе с капитаном В. Хатенбоэром, принадлежавший Роттердамскому Ллойду. Он шел из Макассара в Нью-Йорк с бесценным стратегическим сырьем — 1514 т каучук-сырца, 1228 т цинковой руды, 1116т марганцевой руды. Кроме этого, на сухогрузе имелось множество пищевых продуктов. Этот груз американские страховщики оценили в один миллион долларов по курсу того времени. Обнаружив, что находится на борту голландского судна, Эйссен немедленно дал радиограмму в Берлин и начал перегружать наиболее ценные трофеи на «Komet». За борт полетели пустые бочки и всякие расходные материалы. Такой же участи подвергся и неисправный «Метеорит». Единственной серьезной проблемой оказались практически пустые топливные цистерны голландского теплохода.
Через два дня, в самый разгар перегрузки, на горизонте появилось еще одно судно. Рейдер быстро собрал свои шлюпки и помчался за ним. После непродолжительной погони немцы открыли огонь с 8000 ярдов по транспорту. Тот тут же начал подавать сигналы бедствия и попытался оторваться от противника, однако несколько снарядов разорвавшихся рядом охладили его пыл и в 16.55 британский пароход «Девон» (9036 брт, 1915 г.), принадлежавший «Британско-Индийской пароходной компании», остановился. Он шел из Ньюкасл-апон-Тайна в Новую Зеландию. На его борту находилось 4570 т запчастей к автомашинам, самолетам, подержанные автомобильные шины и экипаж в количестве 144 человек, под командой капитана Р. Редвуда. Абордажная команда признала груз малоценным, судно старым и пустила его на дно в 19.30 подрывными зарядами. Впоследствии во избежание давки всех «цветных» перевели на «Кота Нопан», а на самом «Kometе» остались полностью команда «Аустралинда», британские офицеры с «Девона» и часть голландских офицеров с «Кота Нопан».

К этому времени из радиоперехватов стало ясно, что над «Kometом» сгущаются тучи. 24 августа британцы объявили предупреждение, что в восточной части Тихого океана действует германский рейдер. В ответ на запрос Эйссена, РВМ разрешил ему покинуть опасный район и, уйдя в район «Бальбо», встретиться с судном снабжения «Мюнстерланд», которое 25 августа вышло из японского порта Йокогама. 30 августа, когда команда «Kometа» еще занималась перегрузкой, на горизонте вновь показалось судно. Контр-адмирал пока решил не обращать внимания, считая его слишком быстроходным, и бросился в погоню только c наступлением сумерек, но так и не смог догнать. После этого, когда на рейдер успели перегрузить около 600 т наиболее ценных грузов, на «Кота Нопан» перешло 25 немецких моряков, и Эйссен повел свой маленький отряд на юго-запад.
17 ноября неподалеку от Азорских о-вов состоялась долгожданное рандеву с подводной лодкой U-652 (обер-лейтенант-цур-зее Фраац), а на следующий день и с U-561 (обер-лейтенант-цур-зее Бартельс). Вскоре рейдер достиг территориальных вод Испании. 23 ноября «Komet» прошел траверз мыса Ортегаль, будучи замаскирован под «Шперрбрехер-52» и уже имея прикрытие авиации. Утром его встретили тральщики, и 26-го НЭК-7 пришел в Шербур. На следующий день он перебрался в Гавр, откуда не задерживаясь рейдер с эскортом в составе трех миноносцев Т-4, Т-7 и Т-12, пяти тральщиков М-9, М-10, М-12, М-21 и М-153, и 6 «раумботов» (Р-65, Р-66, Р-67, Р-72, Р-73 и Р-76), пошел на прорыв через Ла-Манш. В 4.10 новых суток за мысом Гри-Не состоялась стычка с брошенными на перехват из Дувра британскими торпедными катерами, но те не смогли помешать конвою дойти до Дюнкерка. Во время боя только один человек на «Kometе» получил легкое ранение. Фортуна продолжала улыбаться Эйссену и дальше: в 15.20 британский Бристоль «Бленхейм» атаковал рейдер четырьмя бомбами, одна из которых попала прямо в мостик, но не взорвалась. В 18.00 30 ноября «Komet» пришвартовался к пристани в Гамбург, где ему устроили торжественную встречу. Так закончилась кругосветная эпопея самого маленького немецкого рейдера. Роберта Эйссена еще 29-го наградили Рыцарским крестом, который ему 1 декабря вручил командующий группой «Норд» генерал-адмирал Р. Карльс. После возвращения моряки оказалась в центре внимания нацистской Германии. Из кадров отснятых кинооператорами на борту рейдера сделали пропагандистский фильм, и команда «Kometа» стала героями рейха.

Дальнейшая служба Роберта Эйссена протекала на берегу. Согласно сведениям немецкого историка К.А. Мюггенталера, он не пользовался особой популярностью в Берлине. Возможно, именно поэтому его карьера далее не пошла на взлет. Контр-адмирал занимал следующие должности: с марта 1942 г. — офицер связи ВМФ при 4-м воздушном флоте на Восточном фронте; с августа 1942 г. — начальник военно-морского отдела в Осло; с августа 1944 г. — командующий III военным округом (Вена); с февраля 1945 г. до конца войны находился в распоряжении инспекции по резервам в Вене, выйдя в отставку 30 апреля 1945 г. С образованием Бундесмарине, он вернулся на службу, став начальником гидрографической службы. Роберт Эйссен умер 31 марта 1960 г. в Баден-Бадене, не дожив всего два дня до своего 68-летия. Это был настоящий командир рейдера — умный, волевой, изобретательный, сумевший успешно воевать в сложнейших условиях и обстоятельствах. Даже противники считали его, хоть и немного напыщенным, но настоящим прусским офицером-джентльменом. Согласно завещанию контр-адмирала, его бывший адъютант Вильфрид Карстен опубликовал книгу Эйссена о походе рейдера, написав в предисловии, что тот был очень уважаемым командиром, о котором «помнят с благодарностью».

Второй поход

По возвращении «Kometа» из похода командование приняло решение после ремонта и модернизации вновь отправить корабль в море. 20 февраля 1942 г. Эйссен оставил пост командира рейдера, и на его место пришел сорокачетырехлетний капитан-цур-зее Ульрих Брокзин. Подготовка к новому походу рейдера оказалась очень продолжительной: вместо планировавшихся трех месяцев она заняла целых десять! За это время «Komet» основательно модернизировали: установили новую артиллерию и радар. Из прежнего состава на борту осталось только десять человек, в том числе два офицера — первый офицер Йозеф Хушенбет и офицер-радист обер-лейтенант-цур-зее Вильгельм Доберштейн.
8 октября 1942 г. рейдер под видом «Шперрбрехера XII» вышел из Флиссингена в свой второй поход. Начало оказалось очень неудачным и стоило германскому флоту четырех моторных тральщиков, погибших в тот же день на минах у Дюнкерка (Р-77, В-78, Р-82, Р-86), и еще двух поврежденных. Причем фарватер, где они погибли, очистили всего за четыре часа до выхода. Очевидно, англичане успели снова заминировать его за столь короткий промежуток времени. Кроме этого на отрезке между Флиссингеном и Булонью отряд два раза атаковали британские «москитные» силы. Немцам удалось отбиться, потопив МТВ-29 и МТВ-76 и повредив МТВ-30 и МТВ-75. Ожидая новых тральщиков, «Комету» пришлось остановиться в Дюнкерке, где его вновь задержала непогода. 12-го отряд пришел в Булонь. В 19.00 13 октября «Komet» в охранении миноносцев Т-4, Т-10, Т-14 и Т-19 покинул Гавр и направился на запад. Однако англичане, осведомленные об этом, уже ожидали отряд в Ла-Манше. У мыса Ла-Хог дежурила флотилия эскортных миноносцев типа «Хант» из Дартмута в составе «Олбрайтон», «Коттесмор», «Эскдейл», «Глэйсдейл», «Куорн» и восьми торпедных катеров (МТВ-49, -55, -56, -84, -95, -203, -229, -236). Вторая группа «хантов», в составе «Ферни», «Тайндейла», «Броклсби» и польского «Краковяка», вышла на перехват из Плимута. Ночью 14-го британская авиация установила контакт с немцами, обозначив их положение осветительными бомбами. При подходе к мысу Ла-Хог германский и британские отряды встретились. Во время завязавшегося боя в 2.15 в носовой части «Комета» произошел мощный взрыв, вызвавший сильный пожар, охвативший мостик. За ним последовал еще один, вызвавший столб огня и дыма, после чего рейдер моментально затонул. Спасшихся не было. Всего погиб 251 человек, включая капитана-цур-зее Брокзина. Во время боя команда «Kometа» показала себя не с лучшей стороны. По свидетельству командира миноносца Т-4, на борту рейдера царила паника. Зенитные автоматы вели огонь во всех направлениях, в результате чего пострадали несколько человек на Т-4, Т-14 и Т-19, в том числе был убит командир 3-й флотилии миноносцев корветтен-капитан Ганс Вильке. По официальной версии британского Адмиралтейства, «Komet» потопил торпедой катер МТВ-236 под командованием суб-лейтенанта Р.К. Дрэйсона в девяти километрах к северу от мыса Ла- Хог (49°44' с.ш./1°32' з.д.). Правда, участники боя с обеих сторон предполагали, что гибель корабля вызвал взрыв цистерны с авиационным топливом, подожженной артиллерией британских «хантов». Так закончился боевой путь «Kometа», именовавшегося в Германии «кораблем героической судьбы и неизменного везения», которое, похоже, оставило его вместе с покинувшим мостик первым командиром Робертом Эйссеном.

«Komet» стал самым маленьким из германских рейдеров Второй мировой войны, а его уникальное плавание продолжалось 516 дней. Его силуэт видели арктические пустынные острова, райские атоллы далеких южных морей, айсберги Ледового континента, свирепые волны «ревущих сороковых» и мыса Горн. За это время корабль совершил кругосветное путешествие и восемь раз пересек экватор, пройдя около 87 000 миль. «Komet» потопил и захватил, как приз, только восемь судов (три из них совместно с «Орионом»), но при этом на нем не погиб ни один человек. Он стал единственным немецким рейдером, который во время войны произвел артиллерийский обстрел берега, вызвавший немалый резонанс во всем мире. Еще одним ценным результатом, достигнутым «Kometом» за время похода, следует считать проведенную гидрографическую разведку советского Северного морского пути.


Источники

Галыня В.А. «Рейдеры Гитлера. Вспомогательные крейсера Кригсмарине» — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2009. - 192 с.: ил.

Морская коллекция 2010 г. №2 Л.Б. Кащеев «Вспомогательные крейсера Кригсмарине»

Категория: Флот Второй Мировой войны | Добавил: Sherhhan (27.09.2014) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 801 | Теги: Komet, Raider B | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]