Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Артиллерия Второй Мировой войны

СУ-76И
САУ СУ-76И

РАЗРАБОТКА И ВЫПУСК
Более известными советскими самоходками, созданными на трофейных шасси, стали СУ-76И. В большинстве публикаций, так или иначе касающихся этих машин, говорится о том, что причиной их появления стали массовые аварии трансмиссии принятых на вооружение СУ-76 (СУ-12) на базе танка Т-70 с параллельной установкой двух спаренных двигателей, работавших на общий вал. И в качестве временной меры, впредь до отработки СУ-76 в производство запустили СУ-76И, однако как следует из документов, дело обстояло не так, и появление СУ-76И напрямую было связано с СГ-122.
Дело в том, что еще в процессе производства последних выяснилось, что машина, особенно ее передняя часть сильно перетяжелена. Из-за этого передние опорные катки часто выходили из строя (следует помнить, что база самоходок была не новой, а ремонтной). После появления постановления ГКО о прекращении производства СГ-122 на заводе №40, ГБТУ КА предложило использовать задел трофейных шасси, сначала предназначенных для установки гаубиц М-30, использовать в качестве базы для самоходки с 76-мм пушкой. Причем в качестве вооружения предлагалась танковая Ф-34, а не дивизионная ЗИС-З - основной мотивацией такого решения была меньшая масса первой артсистемы по сравнению со второй. Уже 18 января 1943 года было подписано постановление ГКО №2758сс «Об организации на заводе №37 производства самоходных артиллерийских установок СУ-76 на базе трофейных танков «Артштурм» и Т-3(частое обозначение немецких танков в советских донесениях и рапортах, а также исторических источниках времен СССР - Т-3 - Pz.Kpfw.III, Артштурм - StuG III - Прим. ред. статей) с 76-мм пушкой Ф-34». Спустя два дня в развитие этого документа появился приказ наркома танковой промышленности И. Зальцмана №44, в котором говорилось: «Директору завода №37 т. Зеликсон:
а).Организовать производство самоходных артиллерийских установок СУ-76 с выпуском их: март - 15 шт., апрель - 35 шт., май - самоходки СУ-76И, 40 шт., июнь - 45 шт.
б) С 1 марта 1943 г. прекратить ремонт с открытым танков Т-60 и Т-70, передав их ремонт РЭУ ГБТУ КА.
Софринский Директору завода №37 и начальнику от главного конструктора НКТП т. Гинзбургу:
а). Закончить конструктивную разработку СУ-76 к 25 января 1943 г.
б). Изготовить опытный образец СУ-76 к 15 февраля 1943 г.
в). Испытать опытный образец к 25 февраля 1943 г.
Главному технологу НКТП т. Гуревич выделить необходимое станочное оборудование.
Директору завода №40 т. Мартиросову:
а). Прекратить с 1 февраля 1943 года производство самоходных установок СГ-122.
б). Передать заводу №37 имеющиеся в наличии трофейные танки, в том числе 35 отремонтированных с рембазы №82 и все пригодные для использования на СУ-76 заделы, отгрузив заводу №37 все указанное имущество не позднее 10 февраля 1943 г.
Укомплектовать КБ завода №37 необходимыми кадрами ИТР и вспомогательного персонала в количестве не менее 25 человек.
НКВ т. Устинову командировать на завод №37 группу конструкторов ЦАКБ НКВ для проектирования установки пушки Ф-34.
НКО т. Федоренко обеспечить завод №37 ремонтным фондом трофейных танков «Артштурм» и Т-3 в следующих количествах: март - 20 шт., апрель - 40 шт., май - 60 шт., июнь - 60 шт.
К 1 апреля 1943 года направить дополнительно на завод № 37 850 рабочих».

Как видно из документа ни о какой замене СУ-12 самоходками на трофейных шасси речи не идет. Более того, к проектированию новой машины привлекается конструктор С. Гинзбург, которого позже (в апреле 1943 года) сняли с должности и отстранили от работы именно за массовые поломки СУ-12 (СУ-76) с параллельной установкой двигателей. Еще за день до появления этого приказа - 19 января 1943 года - председатель арткома ГАУ КА генерал-лейтенант Хохлов сообщил заместителю начальника ГБТУ КА Коробкову, что начальник ГАУ КА Н. Яковлев утвердил тактико-технические требования на разработку 76-мм штурмовой самоходной пушки СУ-76 на шасси трофейных самоходных установок «Артштурм» и танков Т-3».
В них говорилось, что «76-мм штурмовая самоходная пушка предназначена в качестве орудия сопровождения мотомехчастей и пехоты для борьбы с огневыми точками, танками и живой силой противника, как прямой наводке, так и с закрытых позиций». Для изготовления такой машины с экипажем из четырех человек предполагалось использовать штатную качающуюся часть 76-мм танковой пушки Ф-34 и шасси немецкого трофейного танка Т-3 (Pz.Kpfw.III) или самоходки «Артштурм» (StuG III).
Согласно требованиям, установка вооружения должна была обеспечивать скорострельность не менее 12 выстрелов в минуту (при стрельбе прямой наводкой или на малых углах возвышения), горизонтальный обстрел в пределах не менее 20 градусов, а вертикальный - от -5 до +12 градусов. Прицелы предполагалось использовать от «76-мм полковой пушки, находящейся в валовом производстве, или 76-мм дивизионной пушки обр. 1942 года ЗИС-З». В качестве дополнительного вооружение требовалось предусмотреть два пистолета-пулемета ППШ (стрельба из них должна была вестись через амбразуры в бортах), боекомплект определялся в 75 выстрелов к пушке и не менее 1000 патронов к ППШ.
При изготовлении машины не допускались «изменения в компоновке моторного, трансмиссионного отделений и отделения управления», а боевое отделение «подвергается изменениям в объеме, обеспечивающем возможность установки танковой пушки Ф-34 и создания нормальных условий орудийному расчету». Толщина бронерубки, монтируемой на шасси, должна была «соответствовать толщинам бронелистов «Артштурма» или Т-3». Для посадки экипажа в кормовом листе рубки должен был размещаться люк, через который осуществлялась и загрузка боекомплекта. В крыше рубки должен был размещаться лючок для установки панорамы орудия, прибор ПТК для командира машины и вентилятор. Все самоходки должны были оснащаться радиостанцией 9-Р и танковым переговорным устройством ТПУ-3ф.

Первый опытный образец новой машины, получившей обозначение СУ-76И (И - «иностранная») удалось собрать только к началу марта 1943 года. Связано это было прежде всего с тем, что находившийся в Москве завод №37 (ныне это территория НИИ ДАР у станции метро «Преображенская площадь») имел очень ограниченный станочный парк и небольшое число рабочих - основное производство эвакуировалось в Свердловск еще в октябре 1941 года.
Испытания первого опытного образца СУ-76И прошли на Софринском артиллерийском полигоне с 13 по 20 марта 1943 года в объеме 434 выстрела (из них 212 на усиленном заряде) и 280 километров пробега (93 шоссе, 187 проселок). Рассмотрев результаты испытаний указанной самоходной артиллерийской установки, танковое управление ГБТУ КА посчитало «установку отечественной танковой пушки Ф-34 на трофейном танке Т-3 целесообразной». При этом сообщалось, что при производстве машин должны соблюдаться следующие условия:
«1. Все образцы СУ-76, поставляемые в Армию, должны иметь вес, не превышающий веса опытного образца.
2. При использовании трофейной матчасти танков все агрегаты должны быть перебраны и тщательно осмотрены.
3. Каждый образец, передаваемый в Армию, должен быть обеспечен запасными катками и звездочками (катков 4 шт., звездочек 1 шт.). Катки должны быть переобрезинены на отечественных заводах.
4. Каждый образец СУ-76 должен быть снабжен шпорами на гусеницы из расчета одна шпора на каждый пятый трак гусеничной цепи.
Целесообразно запас горючего, вмещаемого самоходной установкой, увеличить до 100 литров за счет установки дополнительных баков. СУ-76 с дополнительными баками необходимо испытать пробегом на расстояние 150-200 километров, совместив эти испытания с испытанием по вязкому грунту в летних условиях».

Самоходная установка СУ-76И изготавливалась на базе танка Pz.Kpfw.III (со снятой башней и подбашенным листом) или штурмового орудия StuG III с демонтированной рубкой. Вместо них сверху устанавливалась рубка в форме усеченной пирамиды, сваренная из бронелистов толщиной 25-35 мм. Вооружение машины состояло из 76-мм танковой пушки Ф-34, имевшей в варианте для вооружения самоходки индекс С-1. От танкового варианта она отличалась наличием карданной рамки, позволявшей устанавливать орудие непосредственно в лобовом листе корпуса. В этой пушке использовался поворотный механизм от 122-мм гаубицы М-30. В июне 1943 года завод №92 предложил использовать в установке С-1 поворотный и подъемный механизмы от 76-мм дивизионной пушки ЗИС-З, но было ли это введено на СУ-76И автору неизвестно. Снаружи установка закрывалась довольно массивной литой бронемаской.
Боекомплект СУ-76И состоял из 98 выстрелов, уложенных в укладки у задней части правого и левого бортов боевого отделения. Экипаж машины состоял из четырех человек - механика-водителя, командира (справа от пушки), наводчика (слева от пушки) и заряжающего (в задней части боевого отделения). Для посадки экипажа имелось два люка слева в крыше над наводчиком и в кормовом листе рубки. Самоходка оснащалась радиостанцией 9-р и танковым переговорным устройством ТПУ-3.

Изготовление СУ-76И началось на заводе №37 в последних числах марта 1943 года, а уже 29 апреля на предприятии прошло совещание, посвященное вопросам изменения конструкции, и приемки машин СУ-76И, после обсуждений предлагались следующие изменения:
Изготовить опытный образец горизонтальной укладки снарядов (по типу немецкой) к 15 мая и сдавать машины с новыми укладками через 15 дней после их утверждения;
Ввести брезентовые чехлы на укладку — с 8-й машины;
Ввести окантовку люков для экипажа - с 11-й машины;
Установить дополнительный бронещиток на бронировку противооткатных устройств - с 11-й машины (на ранее сданных самоходках смонтировать не позднее 3 мая);
Установить на корме всех самоходок съемные баки емкостью 100 литров, причем на ранее выпущенных, начиная с 8-й машины сделать это до 3 мая;
В задней дверце люка в кормовом листе рубки сделать отверстие для ППШ - с 11-й машины.
Кроме того, в связи с отсутствием на большинстве получаемых машин Pz.Kpfw.III фильтров, а также отсутствия в производстве воздушных и масляных фильтров, было принято решение разрешить монтаж в течение апреля-мая 1943 года на СУ-76И сухого сетчатого фильтра двигателя ЗИС-5 производства МКЗ.
В течение мая предписывалось провести испытания воздухофильтра типа «Циклон» и результаты доложить в ГБТУ не позднее 25 мая.

О том, с какими трудностями шло производство самоходных установок СУ-76И, можно узнать из доклада военпреда ГБТУ КА на заводе № 37 капитана Ворогушина, посвященного выполнению майской программы 1943 года. За этот месяц предприятие сдало 15 СУ-76И (за апрель - 25):
«В мае 1943 года завод №37 должен был по плану выпустить 35 машин СУ-76И, фактически выпущено 15 штук. Причины невыполнения плана следующие:
1. Почти полное отсутствие в производстве машин. Дело в том, что в апреле завод затратил много сил на выполнение апрельского плана. Рабочие работали в цехах, особенно в последней пятидневке месяца, круглыми сутками. Все машины, обеспеченные деталями, были собраны и окончательно сданы военной приемке. Таким образом, все силы завода задействовали на выполнение апрельского плана, задел для изготовления машин практически не производился.
2. Благодаря активной работе в апреле и небольшого количества деталей, оставшихся для сборки самоходок, завод по существу не работал до 7 мая, так как рабочие вынуждены были отдыхать. Таким образом, количество рабочих дней в мае сократилось до 21.
3. Исключительно плохая помощь заводу оказывается со стороны Наркомтанкпрома. То, что завод не в состоянии изготавливать у себя, размещается по другим предприятиям только по инициативе завода, при этом с большими трудностями. Наркомат танковой промышленности не только не оказывает помощи заводу в размещении заказов на других заводах, но, заявляя, что необходимо ремонтировать машины только за счет снятия деталей с других машин, а не идти по линии изготовления хотя бы незначительного количества и мало трудоемких деталей, тем самым направляет руководства завода по неправильному пути. Благодаря такому мнению руководство завода живет только сегодняшним днем, разукомплектовывая ремфонд и собирая, по существу, из двух машин одну.
4. Недостаточное количество квалифицированной рабочей силы на заводе. Так, например, из-за отсутствия электросварщиков сборочный цех имел несколько дней простоя. Отдел же кадров завода, несмотря на острую необходимость в электросварщиках, не обеспечил своевременное обучение их необходимого количества, хотя все возможности для этого имелись. Только в конце мая директор завода издал приказ об обучении, или вернее, подготовке из неквалифицированного состава рабочих, четырех электросварщиков. Из-за отсутствия токарей механический цех завода полностью также не загружен. Этот цех в мае имел большие простои станков, и в то же время сборочный цех ощущал недостаток в изделиях механического цеха. Сборочный цех завода также ощущал большой недостаток в рабочей силе. В цехе имеется шесть основных сборочных бригад, которые при нормальных условиях и напряженной работе могут собирать в месяц не более 25 машин. Таким образом, при всех благоприятных условиях плановое задание заводу по выпуску самоходок не было обеспечено. Для увеличения же количества бригад дирекция завода мер пока еще не приняла.


Анализируя существующее положение на заводе можно отметить, что и в июне месяце он не сможет выполнить заданный ему план, фактически может быть выпущено из ремонта и переделано на СУ-76И 20-25 машин. Это подтверждается тем, что имеющийся ремфонд сильно разукомплектован. Так, например, ни на одной машине нет магнето, многие не обеспечены венцом ведущего колеса, катками ходовой части, шестернями газораспределения и совершенно отсутствуют специальные манжеты в системе гидравлических тормозов.
Сейчас производятся опыты по установке на машины магнето отечественного производства, однако получение их откуда-либо затруднительно. С шестернями газораспределения, венцами ведущего колеса и манжетами для гидротормоза вопрос на сегодня совершенно не решен. Количество остродефицитных деталей не ограничивается этим, и равняется примерно 75 наименованиям. Если бы даже завод был полностью удовлетворен запасными частями, то из-за отсутствия достаточного количества рабочей силы, особенно в сборочном цехе, в июне месяце можно выпустить не более 25 машин».

Кстати, уже в июне 1943 года начались проблемы с поставкой трофейных шасси для переделки их в самоходки. Дело в том, что в марте-апреле большинство машин поступали с завода №40, рембаз №8 и 82, то есть уже после проведения ремонта. Кроме того, прибывающий для нужд сборки на завод №37 ремфонд охранялся. Начиная же с мая трофейные танки стали поступать главным образом с Юго-Западного фронта, причем в очень плохом состоянии «в смысле его укомплектованности и пригодности деталей для ремонта». Так, по состоянию на 5 июня 1943 года ситуация с шасси для СУ-76И была следующей. Всего с февраля на завод №37 завезли 127 трофейных танков Pz.Kpfw.III и самоходных установок StuG III. Из этого количества: 27 поступило с завода №40 (бывший №592), 27 - с ремзавода №82, 15 - с ремзавода №8, 7 - с Калининского и 35 с Юго-Западного фронтов, 15 - из учебного центра самоходной артиллерии.
Из этого количества было списано как негодные 24 машины, отремонтировано и переделано в СУ-76И — 41 и в процессе производства находилось - 30 единиц. Таким образом, по состоянию на 5 июня 1943 года ремонтный фонд завода №37 составлял 32 единицы. Кроме того, в тот же день на станцию Черкизово прибыл железнодорожный транспорт с 26 трофейными танками, из которых «беглым осмотром выявлено примерно 15 машин годных к ремонту, остальные в большинстве горелые и разукомплектованные». В своих выводах по этому вопросу помощник военпреда ГБТУ КА на заводе инженер-капитан А. Шитов 5 июля 1943 года сообщал следующее:
«Большинство машин приходят либо разукомплектованными, либо с негодными к ремонту агрегатами и деталями. Особо остро стоит вопрос с опорными катками, магнето, распределительными шестернями, манжетами поршней тормозной гидросистемы и рядом других. Из-за некомплектности танков и невозможности изготовить ряд деталей своими силами, работники сборочного цеха черпают эти детали за счет вновь прибывающего на завод ремфонда. Таким образом, имеющийся в данный момент задел в 32 единицы почти полностью «раздет», и фактически из двух машин собирается одна. Считаю, что при данном количестве ремфонда и при вышеизложенном его состоянии, и кроме того, учитывая производственную возможность завода для воспроизводства целого ряда деталей, завод не сумеет справиться с возложенной на него Правительством программой, если в самом ближайшем будущем ему не будет предоставлен в достаточном количестве и в укомплектованном состоянии ремонтный фонд. Кроме того, завод в ближайшее время обязан будет выдавать полковой и ремонтный комплекты ЗИПа, что главным образом, потребует большого количества ремфонда».

К началу июля 1943 года сложная ситуация сложилась на московской станции Черкизово, куда прибывали эшелоны с трофейными танками и самоходками для завода №37. Станция оказалась буквально забитой платформами с бронетехникой, причем многие машины были в весьма плачевном состоянии. Ситуация усугублялась тем, что в Черкизово не было железнодорожных кранов большой грузоподъемности, пригодных для разгрузки танков. 1 июля 1943 года для выяснения ситуации осмотр прибывшей техники провела специально созданная комиссия в составе: заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками генерал-лейтенант Таранович, заместитель начальника управления самоходной артиллерии (УСА) ГБТУ КА полковник Рупышев, начальник 1-го отдела УСА ГБТУ КА инженер-майор Пестов, военпред ГБТУ КА на заводе №37 капитан Ворогушин, помощник военпреда инженер-капитан Шитов.
 
"Общие замечания по результтам осмотра:
А). На все машины в количестве 57 шт., уже разгруженные и по своему техническому состоянию непригодные к ремонту и переделке на СУ-76И, имеются акты технического осмотра за подписями представителя завода №37 и военпреда ГБТУ КА на заводе с заключением об их списании.
Б). В связи с невозможностью восстановить машины и переделать их на СУ-76И и для получения необходимого количества запчастей для ремонта и укомплектования формируемых артиллерийских полков, заключение военпреда о списании машин является вполне правильным и целесообразным.
В). Решение военного представителя ГБТУ КА на заводе №37 о рассортировке прибывшего в адрес завода №37 ремонтного фонда машин Т-3 и «Артштурм» и переадресовке части из них в металлолом без разгрузки железнодорожных платформ, является правильным, так как уменьшается вынужденный простой подвижного состава на станции и, кроме того, разгрузка, транспортировка и разборка машин на заводе с целью использования имеющегося на них незначительного количества годных частей (не дефицитных), является нерентабельной.
Выводы.
1. Рассортировку и переадресовку приходящих в адрес завода машин, производимую военпредом, считать правильной.
2. Для ускорения решений по списанию трофейных машин в дальнейшем целесообразно создать комиссию в составе:
1) Представителя УСА ГБТУ КА;
2) Военпреда ГБТУ КА на заводе № 37;
3) Представителя завода № 37.
Подписи".


А через пять дней дирекция завода №37 уведомила ГБТУ КА о временном прекращении завоза в адрес завода трофейной матчасти и сообщило, что «в ближайшие месяц - два завод ни одну машину не примет».
Кстати, еще одной проблемой, с которой столкнулся завод №37 при выпуске СУ-76И, стал вопрос утилизации снятых с танков башен. Так, 25 июня 1943 года начальником ГАУ РККА генерал-полковником Яковлевым был утвержден протокол совместного решения представителей ГАУ, Управления оборонного строительства и управления укрепрайонов Генерального Штаба по поводу использования «танковых башен с вооружением и подбашенных коробок, снимаемых заводом №37 НКТП с танков Т-3 и «Артштурм» при переделке последних в самоходки СУ-76И».
Сообщалось, что на заводе скопилось до 150 комплектов башен и рубок с 37, 50, 75 и 105-мм пушками, при этом вооружение в большинстве своем некомплектно и с выведенными из строя механизмами. Предполагалось использовать «башни и подбашенные короба на оборонительных рубежах в крупных населенных пунктах как огневые точки для борьбы с танками и пехотой противника». При этом штатное вооружение планировалось заменить на отечественные 45, 47 и 76-мм орудия, для чего артиллерийскому комитету ГАУ поручалась разработать варианты такого перевооружения и испытать их.
Однако в течение месяца ничего сделано не было, и 24 июля заместитель директора завода № 37 А. Филькин уведомил Федоренко о том, что «завод приступает к вывозке этих башен и пушек на базы Главчермета». Это решение было утверждено руководством ГБТУ КА спустя пять дней.

Между тем выпуск СУ-76И продолжал возрастать. Если за первые три месяца выпуска их собрали 60, то по постановлению ГКО №3703сс от 8 июля 1943 года планировалось изготовить в третьем квартале 1943 года 80 самоходок СУ-76И, в том числе в июле 25 машин. Этим же документом завод №176 (г. Муром) должен был в июле поставить «10 башен» для этих машин. План третьего квартала удалось выполнить почти на 100% - завод №37 сдал за три месяца 78 СУ-76И. Кстати, любопытное письмо директор завода №37 Зеликсон направил начальнику ГБТУ КА Федоренко 17 сентября 1943 года. Оно хорошо иллюстрирует, в каком состоянии доставляли трофейную матчасть для переделки в СУ-76И:
«Сообщаю, что Ваш приказ №055 от 27 мая 1943 года не выполняется. До сих пор трофейные машины Т-3 на завод №37 с целого ряда СПАМов и фронтовых трофейных бригад прибывают с большим количеством боеприпасов и было четыре прибытия машин с остатками человеческих тел. В силу того, что завод №37 не имеет ни склада, ни каких других условий для хранения боеприпасов, вынужден просить Вашего категорического распоряжения направлять на завод №37 машины Т-3 и «Артштурм» только полностью очищенные от боеприпасов и остатков человеческих тел».
В четвертом квартале 1943 года, после изготовления еще 62 СУ-76И их выпуск был прекращен. К этому времени на заводах полным ходом шло производство отечественных самоходных установок СУ-76М, количество которых покрывало потребности Красной Армии. Всего за 1943 год московский завод №37 изготовил и передал в войска 201 самоходку СУ-76И, включая опытный образец.
Есть одно фото СУ-76И с установленной на крыше рубки командирской башенкой от Pz.Kpfw.III. Производился ли такой вариант серийно, или это была опытная разработка, автору неизвестно. Во всяком случае, в документах о такой машине упоминаний пока не встречалось.

В сентябре 1943 года конструкторское бюро завода №37 сделало попытку усилить вооружение СУ-76И. Так, 14 сентября главный инженер завода №37 получил от начальника технического управления НКЛГП Фрезерова письмо следующего содержания: «Разработанный вами проект установки 85-мм пушки Д-5 на базу Т-3 (СУ-85И) в настоящее время реализован быть не может из-за отсутствия в достаточном количестве пушек Д-5 и неясностью вопроса с дальнейшей доставкой танков Т-3. Считаю целесообразным данную разработку временно прекратить, сохранив разработанный материал для возможного использования в дальнейшем». На этом проекте закончились разработки отечественных самоходок на трофейных шасси.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ
Первые СУ-76И - 25 машин - поступили в Московский центр самоходной артиллерии в конце мая 1943 года. Здесь сразу же началась подготовка экипажей на новые машины, что оказалось непростым делом. Так, 26 июня 1943 года генерал-лейтенант Вершинин направил начальнику управления формирования и боевой подготовки бронетанковых и механизированных войск Красной Армии генерал-лейтенанту Волоху следующий документ:
«Выпуск самоходных установок СУ-76И на трофейном танке Т-3 возрастает ежемесячно. В течение 3-го квартала будет дана матчасть на шесть полков. Между тем, подготовка водительского состава для этих машин не организована и носит случайный характер, что привело к задержке сдачи готовых СУ-76И в артцентре. Прошу дать указания об организации подготовки водителей для СУ-76И, так как плохо подготовленные водители для машины Т-3, сложной в эксплуатации, быстро выведут ее из строя».

Кстати, заводской гарантийный срок работы СУ-76И составлял 1000 километров, что при скорости 15 км/ч давало 70 моточасов. Проблемы с подготовкой экипажей на СУ-76И усугублялись и отсутствием необходимых учебных пособий, о чем 24 сентября 1943 года начальник УСА Алымов сообщал начальнику управления военного издательства наркомата обороны: «В качестве пособия войскам для изучения СУ-76И высылается «Краткое руководство по использованию трофейного немецкого танка Т-3», изданное в начале 1943 года. В настоящее время этих руководств нет, так как запас их исчерпан. Сданное же в печать «Руководство службы по самоходной артустановке СУ-76И» еще не вышло. Прошу ускорить его выпуск или срочно допечатать руководство по Т-3». Здесь следует отметить, что руководство на СУ-76И было издано только в начале 1944 года.
Кстати, вопреки некоторым публикациям, самоходки СУ-76И в боях на Курской дуге не участвовали. А первой частью, вступивший в бой на этих машинах, видимо стал 1902-й самоходно-артиллерийский полк. Его комплектование началось на основании приказания наркома обороны №ОРГ/3/2134, которым командованию Воронежского фронта предписывалось сформировать самоходно-артиллерийский полк, которому присваивался номер 1902. Этим поручили заниматься гвардии подполковнику Грдзелишвили (он же назначен командиром полка), общее руководство велось командующим бронетанковыми и механизированными войсками Воронежского фронта генерал-лейтенантом Штевневым.
4 июля 1943 года командир полка выехал в Москву, на завод №37 за получением матчасти - самоходных установок СУ-76И. 13 июля 15 таких машин погрузили на платформы на станции Белокаменка, и через восемь дней они прибыли в Новый Оскол. Здесь самоходки закрепили за экипажами 1902-го самоходно-артиллерийского полка и сформировали пять батарей (по три СУ-76И), которые 28 июля перебросили на станцию Обоянь и включили в состав 5-й гвардейской армии. Однако из-за недоукомплектованности боевыми машинами, автотранспортом (например, первоначально количество автомобилей составляло 10% штатной численности) полк еще две недели находился на формировании, получив за это время, помимо машин и прочего имущества, пять СУ-122 (на базе Т-34). И только 13 августа он смог выдвинуться к линии фронта, сосредоточившись в селе Лозовое. Здесь полк придали 13-й гвардейской стрелковой дивизии 32-го гвардейского стрелкового корпуса с задачей: поддержать атаку нашей пехоты на сильно укрепленную высоту 202,4, господствующую над местностью.
В 12.00 14 августа три СУ-122 1902-го полка огнем поддерживали части дивизии, в результате чего высота была взята. Но ночью, подтянув 6-8 танков и до батальона пехоты, немцы выбили с высоты наши части. В 12.00 15 августа 1943 года, после короткой артподготовки, стрелковый полк 13-й гвардейской дивизии при поддержке девяти самоходок (три СУ-122, шесть СУ-76И) атаковали высоту и после двухчасового боя вновь взяли ее. При этом отмечалось, что «личный состав 1902-го САП с поставленной задачей справился отлично, за что от командира корпуса получили благодарность». В этом бою самоходчики уничтожили один танк, два орудия, до взвода пехоты и подавили батарею 75-мм орудий. Свои потери составили одна подбитая СУ-76И, командир которой был ранен.
На следующий день полк передали в оперативное подчинение Степного фронта и, получив 17 августа на станции Мерлово пять СУ-122 и одну СУ-76, стал выдвигаться на Максимовку, ведя бои с арьергардами противника. 20 августа самоходки поддерживали атаки 66-й стрелковой дивизии в районе Кадница. Немцы оказывали яростное сопротивление, часто переходя в контратаки - прорыв этого рубежа позволял нашим частям перерезать железную дорогу Полтава-Харьков. К вечеру противник начал отход на Александровку (35 километров западнее Максимовки), преследование и бои с его арьергардами шли весь следующий день.

2 сентября 1943 года 1902-й САП, совместно с 57-м тяжелым танковым полком, участвовали в отвлекающем ударе, наносимом частями 66-й стрелковой дивизии в районе совхоза Кирасирский. В результате немцев выбили из Марьино, а своим огнем самоходки уничтожили один танк, два орудия, девять пулеметов и до 100 человек пехоты. Артиллерией противника была подбита одна СУ-76И, убито два и ранено два человека.
Утром 9 сентября 1943 года одна СУ-122 и восемь СУ-76И, приданные 9-й стрелковой дивизии 5-й гвардейской армии, участвовали в бою за высоту 200,4 (в районе Марьино). Однако заняв высоту самоходки попали под сильный огонь противника со стороны хутора Журавли, и перешли к обороне. На следующий день две СУ-76И, проводивших разведку в направлении Журавли, нарвались на немецкую артиллерию, в результате чего одна машина сгорела от прямого попадания снаряда.
11 сентября шесть СУ-76И совместно с пехотой 9-й стрелковой дивизии перерезали железную дорогу Полтава-Харьков, и, закрепившись у деревни Высокополье, отбили все атаки противника. При этом две машины подорвались на минах, но были восстановлены силами экипажей. В ночь с 17 на 18 сентября в ходе артиллерийской дуэли с немецкими танками у Синькова балка огнем СУ-76И был уничтожен танк Pz.Kpfw.III.
20 сентября 1902-й полк, приданный 13-й стрелковой дивизии, получил задачу: выдвинуться вперед и занять переправу через реку Ворскла, тем самым отрезав пути отхода противнику на Полтаву. В ночь на 21 сентября самоходчики, имея одну СУ-122 и пять СУ-76И, двинулись в ночной рейд, и после скоротечного боя захватили переправу и удерживали ее до подхода основных сил. При этом была потеряна одна СУ-76И (сгорела). Ответным огнем самоходки подбили и уничтожили три немецких танка.
В последующее дни полк, преследуя отходящего противника, форсировал Ворсклу, перерезал шоссе Диканька-Полтава (в 12 километрах от города) и к вечеру 26 сентября занял село Мануселия в 20 километрах от Кременчуга.

После приведения себя в порядок, в ночь на 29 сентября 1943 года 1902-й полк, совместно с 13-й стрелковой дивизией, атаковали город с севера. Ворвавшись в Кременчуг первыми, самоходки «огнем и гусеницами поддерживали наступление своей пехоты, громя оставшиеся огневые точки и живую силу противника». К вечеру того же дня Кременчуг был освобожден, а немецкие части отошли на правый берег Днепра. В тот же день приказом Верховного Главнокомандующего И. Сталина 1902-й самоходно-артиллерийский полк, вместе с другими частями, отличившимися при взятии города, получил почетное наименование Кременчугский.
После форсирования Днепра в октябре 1943 года 1902-й полк участвовал в боях за Вовкивку и Пятихатку, после чего был выведен в резерв. 25 ноября он убыл на переформирование в Москву, передав все оставшиеся машины на СПАМ. Впоследствии эта часть получила самоходные установки СУ-76М. Однако вопреки мнению многих авторов, большая часть СУ-76И (более половины) поступила на вооружение не самоходно-артиллерийских полков, а 7-го механизированного корпуса: к началу сентября он имел в своем составе 105 СУ-76И! Каждая из трех мехбригад этого корпуса имела в своем составе полк самоходной артиллерии (в документах именовались именно так) - 35 машин СУ-76И.

В 58-м полку самоходной артиллерии (командир подполковник Пряхин) ситуация оказалась несколько другой. Дело в том, что эта часть начала формироваться еще в мае 1943 года, и в течение трех месяцев экипажи с машинами передавались несколько раз: сначала в 991-й самоходно-артиллерийский полк, затем в 229-й танковый, после этого в 177-й танковый и только 31 августа - в 58-й полк самоходной артиллерии. В результате таких перетасовок моторесурс самоходок оказался почти полностью исчерпан. Кроме того, технический состав, который изначально готовился на СУ-76И (помощники командиров рот по техчасти), остался в 991-м самоходно-артиллерийском полку.
К 14 сентября из 35 СУ-76И 15 машин находились в ремонте, при этом у трех самоходок велась замена моторов. Остальные имели большое количество дефектов - стук распределительного механизма, износ цилиндров и поршней, выход из строя гидротормоза управления. В целом же отмечалось, что большинство машин требует повторного ремонта на заводе.
А вот с подготовкой механиков-водителей дела обстояли лучше. Только двое имели практику вождения 3-4 часа, трое — 10—15    часов, четверо - 15-30 часов, двое - 30-50 часов, шестнадцать - 50-75 часов и шестеро - 75-100 часов.
В выводах по осмотру полка говорилось:
«1. Техническое состояние и содержание машин 58-го полка самоходной артиллерии - плохое (материальная часть не боеспособна).
2.  Технический учет и отчетность - неудовлетворительные.
3.  Водители машин по вождению СУ-76И подготовлены удовлетворительно».
В качестве предложений о приведении полков в боевую готовность рекомендовалось вернуть в свои роты из 991-го самоходно-артиллерийского полка помощников командиров рот по техчасти, отправить на завод №37 для повторного капремонта самоходки, отработавшие свой срок, заменив их другими СУ-76И, а также прислать заводские бригады для приведения машин в порядок непосредственно в полках. Также требовалось к 22 сентября привести в порядок отчетность, провести сборы и принять зачеты по знанию матчасти и ее эксплуатации у техсостава полка и экипажей машин.

12 и 14 сентября в расположение 7-го мехкорпуса выехали две бригады рабочих завода №37, со всеми необходимыми для ремонта СУ-76И запчастями. 177-й полк самоходной артиллерии 64-й мехбригады не проверялся, так как он получил матчасть с завода №37 только 6 сентября 1943 года. Корпус убыл на Юго-Западный фронт в конце сентября 1943 года, участвовал в боях в Запорожье. Причем любопытное свидетельство о СУ-76И есть в документах противостоящих корпусу немецких частей. Так, 25 октября 1943 года штаб 1-й танковой армии вермахта направил в управление «Иностранные армии - Восток» армейской разведки «Абвер» донесение следующего содержания:
«В 177-м танковом полку 64-й механизированной бригады (она входила в состав 7-го механизированного корпуса Красной Армии) имеется четыре роты по 11 танков в каждой. Эти танки изготовлены на шасси немецкого танка Panzer III с двигателем Maybach. Новая рубка имеет толщину брони в лобовой части 3-4 см, на бортах - 1-1,5 см. Рубка открыта сверху. Орудие имеет углы горизонтальной наводки 15 градусов в каждую сторону и вертикальной наводки - плюс-минус 7 градусов».
Здесь заслуживает внимание упоминание об отсутствии крыши - скорее всего, немцы осматривали машины, у которых при детонации боекомплекта сорвало крышу рубки.

Самоходные установки СУ-76И использовались в Действующей Армии до лета 1944 года, а в учебных частях - до конца войны. В музейной коллекции бронеединиц на полигоне в подмосковной Кубинке действующий образец СУ-76И просуществовал довольно долго, и был списан только в 1968 году.
До наших дней уцелел единственный образец СУ-76И. Почти 30 лет он пролежал на дне реки Случь, затем был поднят и установлен как памятник в городе Сарны Ровенской области на Украине, где и находится до сих пор.
Еще один образец СУ-76И, находящейся в экспозиции музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве является новоделом с ходовой частью Pz.Kpfw.III и грубо сделанной рубкой.

Тактико-технические данные САУ СУ-76И
 Боевая масса,т
22,6
 Экипаж,чел 4
 Длина,мм 6300
 Ширина,мм 2910
 Высота,мм 2375
 Клиренс,мм 350
 Вооружение 76-мм пушка Ф-34, 2 пистолета-пулемета ППШ
 Боекомплект,снарядов 98
 Боекомплект,патронов 710
 Приборы прицеливания
 Прицел ТМФД-7, панорама Герца
 Бронирование,мм лоб
 35-50
 Борт 30
 Корма 25
 Крыша и днище
 10-20
 Двигатель Maybach HL 120TRM, 12-цилиндровый, мощность 265 л.с.
 Трансмиссия Многодисковый главный фрикцион сухого трения, 6-скоростная коробка передач(6+1), планетарный механизм поворота, бортовые передачи
 Максимальная скорость,км/ч
 50
 Запас хода по шоссе,км
 130
 Радиостанция 9Р
 Переговорное устройство
 ТПУ-4



Список источников:


"Трофейные танки Красной Армии"/ Максим Коломиец. - Яуза, Стратегия КМ, Эксмо, 2010.
Категория: Артиллерия Второй Мировой войны | Добавил: Sherhhan (04.02.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 1599 | Теги: СУ-76И | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]