Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Бронетехника Межвоенный период

Танкетка Т-27
Легкая танкетка Т-27

История создания
В 1930 году с целью ускорения разработки бронетанковой техники и изучения зарубежного опыта в СССР было принято решение о закупке за границей лучших образцов танков и бронеавтомобилей. Для этого создали специальную закупочную комиссию во главе с начальником Управления механизации и моторизации (УММ) РККА И.А.Халепским. Первой страной, куда прибыла комиссия, стала Великобритания. Наибольший интерес здесь представляла фирма «Виккерс-Армстронг», где среди прочих, согласно утвержденной в Москве программе, предстояло приобрести образцы танкетки и малого танка. Однако в единичном экземпляре, тем более с документацией, продавать что-либо фирма категорически отказалась. Поэтому в результате переговоров, проведенных И.А.Халепским и представителем компании ARCOS (All Russian Cooperative Society Limited) с руководством фирмы «Виккерс», было приобретено 20 танкеток «Карден-Лойд» Mk VI и 15 танков Мк А (в советских документах «ВКЛ» и «В-26» соответственно).
Танкетки должны были поставляться в период с мая по сентябрь по 3—5 машин в месяц. Каждая из них обошлась казне в 275 фунтов стерлингов, или 7 250 рублей. Первые машины прибыли в СССР еще до возвращения закупочной комиссии в конце мая 1930 года. Все 20 приобретенных танкеток распределили следующим образом: три поступили в отдельный учебный танковый полк (МВО), пять — в 1-й полк механизированной бригады (МВО), три — в Орловскую танковую школу (МВО), одна — в школу военных автомехаников (МВО), две — на Броневые танковые курсы (ЛВО), три — в Военную техническую академию и три — на заводы промышленности. Одну (по другим данным — две) из трех последних танкеток вместе с комплектом документации в августе 1930 года отправили на 2-й завод ВАТО. По заданию УММ РККА завод должен был модернизировать английскую машину и подготовиться к ее серийному производству. Для этой цели на заводе была создана конструкторская группа из 5—6 человек во главе с Н.Н.Козыревым.

Возможность установки на танкетке двигателя «Форд-АА» вместо «Форд-Т» прорабатывалась специалистами НАМИ, куда в июле 1930 года также поступила одна танкетка «Карден-Лойд» Мк VI. Поскольку автозавод в Нижнем Новгороде еще только строился и двигателей «Форд АА» не производил, планировалось в 1930—1932 годах закупить по импорту 690 таких моторов.
На заседании РВС СССР 13 августа 1930 года 2-й завод ВАТО был окончательно определен головным по производству танкеток «ВКП». В том же месяце в ОКМО завода «Большевик» с участием группы Н.Н.Козырева состоялось рассмотрение вариантов доработки танкетки «ВКЛ» в соответствии с требованиями УММ РККА и, в частности, возможного перевода ее на колесно-гусеничный ход. Одновременно было принято решение о продолжении работ над танкеткой Т-25, но уже в гусеничном варианте и по образу и подобию танкетки «ВКП», которую с этого момента начали именовать как В-25, или К-25 («В» — от «Виккерс»; «К» — от «Карден-Лойд»). Таким образом, несмотря на частичное сохранение индекса Т-25, речь шла уже о совершенно другой машине.
Первый опытный образец К-25 с двигателем «Форд-АА» и корпусом из простой стали изготовили 3 ноября 1930 года. При проведении испытаний, чтобы сэкономить время, гусеницы и ведущие колеса на нее переставили с английской машины. Однако результат испытаний оказался неутешительным — двигатель перегревался, запас хода был недостаточным из-за малой емкости топливного бака. Кроме того, предполагавшееся бронирование в 4—7 мм признали недостаточным. Словом, доводку машины следовало продолжить.
В начале 1931 года на 2-м заводе ВАТО изготовили второй опытный образец с новым корпусом и ходовой частью, усиленным бронированием и увеличенными габаритами. В таком виде танкетку приняли на вооружение Красной Армии постановлением РВС СССР от 13 февраля 1931 года под обозначением Т-27, несмотря на то, что государственные испытания машины к этому времени еще не завершились.

Описание конструкции
Компоновка Т-27, как, впрочем, и большинства боевых машин этого класса, характеризовалась совмещением отделения управления с боевым и моторным. При этом трансмиссионное отделение находилось в передней части корпуса. Сиденье механика-водителя размещалось слева, а стрелка (он же командир) — справа от двигателя, расположенного посередине корпуса. Для тепловой изоляции и предохранения членов экипажа от ожогов двигатель накрывался капотом из двух металлических листов с воздушной прослойкой между ними. За сиденьем стрелка на двух кронштейнах размещалась аккумуляторная батарея.
В отделении управления перед механиком-водителем устанавливались рычаг поворота и педальный вал, на котором монтировались три педали: сцепления, ножного тормоза и акселератора. Между ногами механика-водителя находился рычаг переключения передач. Внизу под его левой рукой располагался рычаг тросового привода заслонок радиатора, находившихся в кормовой части корпуса. За спиной механика-водителя устанавливался ящик для инструмента и запасных частей. Еще два ящика для запчастей крепились снаружи машин.
Корпус танкетки собирался из катаных броневых листов толщиной 4, 6 и 10 мм на каркасе из уголков с помощью болтов и заклепок. На машинах последнего года выпуска соединение бронелистов производилось сваркой и лишь частично болтами и заклепкам. Все швы у днища и по бортам на высоту 400 мм имели холщовую прокладку на сурике, которая обеспечивала водонепроницаемость корпуса при преодолении водных преград. В верхнем лобовом листе имелся люк для доступа к тормозным валикам, закрывавшийся броневой крышкой с гайками на специальных шпильках. Кроме того, к верхнему и нижнему лобовым листам болтами (на машинах ранних выпусков) крепился кожух, закрывавший выступающую часть картера дифференциала. На большинстве танкеток этот кожух крепился заклепками и снимался только вместе с обоими листами. В наклонной крыше трансмиссионного отделения имелся люк с броневой крышкой на петлях, который обеспечивал доступ к коробке передач и приводам управления. На машинах первого года выпуска с правой стороны имелось специальное отверстие для крепления пулеметной установки.

В переднем щитке со стороны механика-водителя находилась смотровая щель, использовавшаяся при вождении машины в боевой обстановке, когда крышка люка была закрыта. Со стороны стрелка (командира) имелось отверстие, закрывавшееся тремя 10-мм бронещитками пулеметной установки. Подвижный щиток крепился к седлу пулемета и перемещался вместе с ним. Два неподвижных щитка прикрывали его с боков и фиксировались с помощью уголков к крыше трансмиссионного отделения и к переднему щитку. В неподвижных щитках для наблюдения за полем боя предусматривались узкие горизонтальные щели. Кроме того, сверху к колпаку люка на болтах устанавливался броневой козырек толщиной 6 мм. На бортовых листах корпуса с наружной стороны крепились патронные коробки с дверцами со стороны кормы. Дверцы коробок крепились на петлях и закрывались двумя болтами.
В верхней части бортовых листов корпуса имелись смотровые щели с броневыми заслонками, а в нижнем — круглое отверстие для прохода задней трубчатой оси.
Люки механика-водителя, стрелка и доступа к двигателю закрывались откидными колпаками. Петли колпаков приклепывались к листу над радиатором и имели специальные упоры, на которые ложились колпаки при открывании. Последние с внутренней стороны снабжались подпружиненными крючками, обеспечивавшими их закрытие в полном или приоткрытом положении. Для удобства открывания с внутренней стороны колпаков приклепывались ручки. На машинах поздних выпусков в колпаках люков членов экипажа сделали специальные лючки, закрывавшиеся броневыми заслонками. Колпак люка механика-водителя имел лючок в кормовой части, стрелка — в крыше и кормовой части. В колпаке люка над двигателем был сделан прямоугольный лючок для доступа к заливной горловине топливного бака. Перед колпаком силовой установки для доступа воздуха к радиатору системы охлаждения предусмотрели отверстие, закрывавшееся броневым козырьком. В кормовом листе корпуса перед радиатором находились специальные дверки, управлявшиеся с места механика-водителя. На танкетках последних выпусков вместо дверок устанавливался специальный броневой кожух с направленным вниз отверстием.

Днище корпуса сваривалось из нескольких листов и имело посередине корытообразное углубление. Для слива масла из картера двигателя и коробки передач в днище сделали два отверстия, закрывавшиеся резьбовыми крышками. Для буксировки к крыше трансмиссионного отделения приклепывалась специальная петля, а к кормовой части корпуса — буксирная рама с петлей.
Вооружение танкетки состояло из 7,62-мм пулемета ДТ, боекомплект которого включал 2520 патронов. Для стрельбы использовался штатный механический прицел пулемета. На машинах первого года выпуска пулемет устанавливался на специальном лафете, обеспечивавшем вертикальное наведение пулемета. Горизонтальный поворот пулемета осуществлялся за счет вращения вилки крепления пулемета в лафете. На танкетках последующих выпусков пулемет устанавливался в специальном фланце, обеспечивавшем более удобное наведение как по вертикали, так и по горизонтали, а также лучшую защиту стрелка от пуль и осколков.
Особенностью танкетки Т-27 стала схема размещения и подачи боекомплекта. 40 пулеметных дисков находились в бортовых коробках корпуса. Укладка дисков могла производиться по двум вариантам. В первом случае диски укладывались в два ряда по 10 штук в механизме подачи каждой коробки. Подача дисков производилась с помощью маховичка и катушки тросового привода. При укладке по второму варианту диски в количестве 14 штук располагались в специальных подвижных стеллажах в два ряда. При этом общее количество перевозимых на машине дисков составляло 28 штук (1764 патрона).

Вдоль продольной оси корпуса в средней его части маховиком вперед был установлен 4-цилиндровый четырехтактный карбюраторный рядный двигатель жидкостного охлаждения «Форд-АА» (ГАЗ-АА) мощностью 40 л.с. при 2200 об/мин. Рабочий объем двигателя — 3060 см3. Карбюратор — «Форд-Зенит». Пуск двигателя — с помощью стартера мощностью 0,9 л.с. и вручную, заводной рукояткой. Емкость топливного бака составляла 42 л. Подача бензина осуществлялась самотеком. В систему охлаждения входили термосифонный центробежный насос, четырехлопастный вентилятор с ременным приводом от коленчатого вала и радиатор с паровоздушным клапаном. Емкость системы охлаждения составляла 22 л. Глушитель системы выпуска располагался снаружи под левой коробкой патронных магазинов. С выпускной трубой двигателя он соединялся коленчатой трубой, обернутой асбестом. На танкетках устанавливались два типа глушителей: собранный на болтах и сварной. Оба были взаимозаменяемы.
Трансмиссия, заимствованная у грузового автомобиля «Форд-АА» (ГАЗ-АА), состояла из однодискового сцепления сухого трения (сталь по фрикционным накладкам из ферродо), четырехступенчатой коробки передач, карданной и главной передач, простого конического дифференциала с ленточными тормозами (механизма поворота) и двух бортовых редукторов.
Ходовая часть состояла из шести одинарных обрезиненных опорных катков на борт, сблокированных попарно в три балансирные тележки, установленные на продольной балке, поддерживающего бруса (деревянного со стальной оковкой), ведущего колеса переднего расположения с несъемным зубчатым венцом и направляющего колеса с механизмом натяжения гусеницы. Подвеска — рессорная. Гусеница — мелкозвенчатая, цевочного зацепления шириной 150 мм включала 129 траков. Шаг трака — 44 мм. Траки — литые, из стали или ковкого чугуна.
Электрооборудование машины выполнялось по однопроводной схеме напряжением 6 В. Средства внешней и внутренней связи на машине отсутствовали. Связь между отдельными машинами в подразделении поддерживалась с помощью сигнальных флажков.

Серийный выпуск и модернизация
Серийное производство танкетки Т-27 началось в 1931 году. Первые 45 машин выпустил завод «Большевик», а в последующем производство продолжалось на 2-м автозаводе ВАТО (с 1932 года — завод № 37 имени Г.К.Орджоникидзе) и ГАЗе. Сборкой корпусов занимался завод КЭС (Крекинг-электровозостроительный) в Подольске, который получал броневой лист с Ижорского завода.
В процессе серийного производства предпринимались попытки усовершенствовать конструкцию танкетки Т-27. В 1932 году КБ УММ под руководством Н.И.Дыренкова совместно со 2-м заводом ВАТО была спроектирована танкетка Д-44. Она представляла собой Т-27 с вращающейся башней и улучшенной подвеской, конструктивная схема которой, впрочем, не отличалась от схемы, примененной на Т-27.
Осенью 1932 года представитель Управления начальника вооружения РККА инженер П.Л.Кожевников разработал для танкетки Т-27 гидромеханическую трансмиссию, которая так и осталась на бумаге. В это же время по инициативе СКБ завода «Компрессор» под руководством К.Лебедева проводились опытные работы по установке на Т-27 грязевых щитков над гусеницами, креплению шанцевого инструмента и установке специального фильтра для предотвращения отравления танкистов парами бензина и выхлопными газами.

Необходимо отметить и использование танкетки Т-27 в качестве опытовой машины при испытаниях специального защитного ограждения от нападения собак-подрывников. Оно состояло из четырех металлических сеток из 1-мм проволоки, находившихся под напряжением и предотвращавших запрыгивание или подползание под танкетку собак со взрывчаткой. Сетки крепились на танкетку и питались от ее электросети.

Машины на базе танкетки Т-27
Практически сразу после начала серийного производства танкетки Т-27 конструкторы приступили к работам по созданию на ее базе разнообразных боевых и вспомогательных машин.
Так, уже в ноябре 1931 года на заводе «Большевик» совместно с КБ ОАТ был разработан проект установки в танкетку Т-27 20-мм автоматической пушки образца 1930 года вместо пулемета ДТ. Угол горизонтального наведения пушки составлял 10°, угол возвышения — +15°. Темп стрельбы — 130—135 выстр./мин, табличная дальность стрельбы — 2000 м. Питание — магазинное, из обойм по 20 выстрелов в каждой. В боекомплект входили осколочные и бронебойные снаряды с начальной скоростью соответственно 845 и 815 м/с. Проект этой противотанковой танкетки не был реализован в металле по причине снятия этой пушки с производства и вооружения.

Говоря о самоходно-артиллерийских установках, созданных на базе Т-27, в первую очередь необходимо остановиться на двух машинах, спроектированных начальником танкового отдела завода «Большевик» К.К.Сиркеном.
Первая из них, получившая обозначение Т-27М (или Т-27С) отличалась от серийной танкетки несколько измененными бронекорпусом и ходовой частью. В бронекорпусе машины справа была установлена 37-мм пушка «Гочкис» с углами наведения по горизонтали в секторе 18° и по вертикали в диапазоне от -5°15" до +9°10". Над пушкой в автономной установке размещался пулемет ДТ. Из-за малого забронированного объема машины большая часть боекомплекта перевозилась в специальном гусеничном прицепе.
Ходовая часть машины применительно к одному борту состояла из трех тележек с двумя обрезиненными опорными катками в каждой. Передняя тележка — балансирная, с осью в раме гусеничного движителя. Две задних тележки объединялись рессорой в каретку, которая крепилась к поперечной трубе. Два обрезиненных поддерживающих катка малого диаметра подвешивались на листовой рессоре. Машина имела дублированные органы управления с места командира. Броневая защита и характеристики подвижности остались такими же, как и у базовой машины.
Опытный образец самоходной установки Т-27М изготовили на заводе «Большевик» в апреле — мае 1932 года. В процессе испытаний, проводившихся на НИБТПолигоне, были выявлены многочисленные недостатки, в частности: невозможность использования прицела пушки для стрельбы из пулемета, недоработанность боеукладки, неудачная конструкция бронировки радиатора системы охлаждения двигателя, что приводило к его перегреву, затрудненное управление движением с места командира.

Второй образец САУ отличался от первого наличием только пушечного вооружения и конструкцией ходовой части. В связи с отсутствием пулемета над пушкой увеличилась высота линии огня и, соответственно, угол склонения. Ходовая часть имела полужесткую подвеску с листовыми рессорами в качестве упругого элемента. Со стороны каждого борта устанавливались четыре обрезиненных опорных катка, сблокированных попарно в две каретки, оси которых закреплялись в раме движителя. По сравнению с опорными катками Т-27, катки самоходной установки имели увеличенный диаметр. Направляющее колесо было приподнято. Кроме того, с каждого борта имелось по два обрезиненных неподрессоренных поддерживающих катка.
Был изготовлен опытный образец этой самоходной установки, но ему оказались присущи многие недостатки предыдущей машины. Дальнейшие работы по этим установкам прекратили.

В декабре 1931 года УММ РККА утвердило техзадание на малый артсамоход СУ-3 — установку 76-мм динамореактивной (безоткатной) пушки «К» конструкции Л.В.Курчевского на танкетке Т-27. Эта самоходка предназначалась для действий в составе разведывательных отрядов и сопровождения конницы. СУ-3 разрабатывалась в 1933 году на заводе №7 и в том же году изготовили ее опытный образец. Пушка Курчевского устанавливалась вместо штатного пулемета ДТ у правого борта машины и имела горизонтальный угол наведения 5°, а вертикальный — от -1° до +5°. Начальная скорость снаряда составляла 300 м/с. Боекомплект — 30 выстрелов. Пушка снабжалась механизмом автоматического перезаряжания. Все ее части, кроме сопла и лотка, защищались 6- и 9-мм броней. Двигатель, трансмиссия и ходовая часть установки остались без изменений (по сравнению с Т-27). С 15 по 25 апреля 1933 года СУ-3 испытали на полигоне ВАММ имени Сталина в Кунцево. Во время испытаний произошел разрыв ствола, в результате взрыва погиб производивший стрельбу испытатель А.Я.Нейланд. После ремонта на заводе №8 в Подлипках СУ-3 демонстрировалась начальству на химическом полигоне в Кузьминках.
5 августа 1933 года РВС СССР утвердил «Систему артвооружения РККА на вторую пятилетку». В рамках этой программы в 1934 году на шасси Т-27 разработали батальонный 45-мм универсальный пушечный самоход. В том же году в специальном конструкторском бюро завода «Красный Путиловец» под руководством И.А.Маханова спроектировали самоходную установку СУ-76. По аналогии с 45-мм установкой прикрытая щитом 76-мм полковая пушка образца 1927 года устанавливалась в кормовой части шасси Т-27. При стрельбе, для придания машине устойчивости, откидывались два сошника-упора. С целью уменьшения высоты линии огня до 1250 мм изменили компоновку моторного отделения машины — перенесли бензобак и радиатор системы охлаждения. Угол горизонтального наведения был возможен в секторе 36° без поворота машины, поскольку пушка заимствовалась вместе с верхним станком. Угол вертикального наведения — от -3° до +35°. Из-за малых размеров машины в ней не удалось разместить ни полный орудийный расчет, ни боекомплект. Поэтому к СУ-76 придавалась еще одна машина, разработанная на базе танкетки Т-27 для перевозки расчета и боеприпасов. Однако в этом крылся и главный недостаток самохода. Разделение боевой единицы «орудие+расчет+боекомплект» на две машины могло привести в бою к отрыву (например, из-за поломки двигателя или ходовой части) расчета с боекомплектом от орудия. Три опытных образца СУ-76 изготовили в 1935 году.

В отличие от САУ огнеметный вариант танкетки Т-27 строился серийно и состоял на вооружении РККА. Ее опытный образец ОТ-27 (ХТ-27 или БХМ-4) изготовили (фактически переделали из линейной) на московском заводе «Компрессор» в декабре 1931 года. Летом следующего года танкетка проходила испытания на Научно-испытательном химическом полигоне Химических курсов усовершенствования командного состава РККА и была принята на вооружение. В 1932—1933 годах в огнеметные переоборудовали 187 танкеток.
В 1932 году в Центральной лаборатории проводной связи по заказу Управления связи и УММ РККА разработали телеуправляемую танкетку ТТ-27. В конце года выпустили опытную партию из пяти машин. В январе — феврале 1933 года они участвовали в тактических учениях ЛВО. От серийной машины Т-27 телетанкетка отличалась только размещением на ней телеаппаратуры, причем крайне неудачным. Поэтому дальнейшую работу над ТТ-27 признали нецелесообразной.
В 1932 — 1933 годах в НАТИ под руководством инженера Н.И.Коротоножко на базе танкетки Т-27 спроектировали танкетку снабжения. Она предназначалась для подвоза боеприпасов на позиции в зоне огня противника и вмещала 40 патронных ящиков (80 цинковых коробок) массой 880 кг и 24 снаряженных пулеметных диска. Машина снабжения отличалась от базовой наличием саморазгружающего механизма и измененной конструкцией бортовых патронных ящиков. В основу конструкции саморазгружающего механизма был положен принцип рольгангов. Включение механизма разгрузки осуществлялось с места механика-водителя. Опытный образец танкетки снабжения изготовили в 1933 году.

В 1934 году для танкетки Т-27 построили и испытали деревянный механизированный мост. Его длина достигала 4,5 м, а время, необходимое для монтажа моста на танкетку, составляло около 2 ч. После проведения войсковых испытаний дальнейшие работы по установке деревянных мостов на танкетку Т-27 прекратили.
В том же году специалистами НИБТПолигона на базе серийной танкетки Т-27 изготовили опытный образец танкетки подводного хождения Т-27ПХ. С помощью установленного оборудования и проведенных мероприятий по герметизации машины танкетка Т-27ПХ могла преодолевать водные преграды глубиной до 4 м.
В 1934 году был создан опытный образец минного заградителя МЗ-27. Основным его назначением являлось устройство минных заграждений в зоне действия ружейно-пулеметного огня непосредственно перед танковой атакой противника. Минный заградитель отличался от серийной танкетки Т-27 установкой специального оборудования для раскладки противотанковых мин. Выдача мин производилась с помощью специального механизма, который состоял из барабана с тросом и якоря. При движении машины якорь сбрасывался на землю и цеплялся за грунт. При дальнейшем движении танкетки трос разматывался и вращал обойму с минами в барабане. Мины, уложенные в обойме, через выходное отверстие в барабане выпадали через него под действием собственной тяжести. Минирование могло производиться на любой скорости движения. Мины разбрасывались в один ряд с интервалом 0,9 — 1,1 м. Барабан изготавливался из 10-мм брони и устанавливался в кормовой части машины между патронными ящиками. В нем помещалось 170 противотанковых мин. Время минирования составляло 16 — 20 с, на снаряжение барабана уходило 4—5 мин. Серийно боевая машина МЗ-27 не производилась.

Служба и эксплуатация
Что касается линейных танкеток Т-27, то начало их серийного производства совпало с развертыванием механизированных войск Красной Армии. В мае 1930 года было сформировано первое постоянное соединение мотомеханизированных войск — механизированная бригада.
Первая такая бригада формировалась в районе Наро-Фоминска (Московская область), где в то время проводились опытно-экспериментальные работы в области бронетанковой техники, организации войск и их обучения. В период 1930 — 1931 годов состоялись опытные учения бригады на Украине и в Белоруссии, в ходе которых исследовались вопросы оперативно-тактического применения и вырабатывалась наиболее целесообразная организационная структура механизированного соединения.
По итогам этих учений выявился ряд существенных недостатков в организации бригады и ее вооружении: она оказалась малоподвижной и недостаточно мощной для выполнения самостоятельных задач. Танки Т-18 (МС-1) по своим тактико-техническим данным не отвечали многим требованиям, которые предъявлялись к ним тактикой и оперативным искусством того времени: они обладали низкой подвижностью и часто выходили из строя по техническим причинам. Поэтому весной 1931 года механизированная бригада была реорганизована. В основу новой организации бригады легло требование Реввоенсовета СССР: «Создать высокоподвижное и достаточно мощное механизированное соединение, способное к действиям в качестве армейской подвижной ударной группы дальнего действия и имеющей в своем составе необходимые средства, обеспечивающие возможность выполнения самостоятельных оперативных задач в отрыве от главных сил армии».

Это требование было реализовано при переходе на новую организацию бригады, основанную на батальонной системе. Теперь она включала в свой состав четыре основных элемента: ударную группу (три танковых батальона); средство огневого усиления (артиллерийский дивизион); средства боевого обеспечения (разведывательный батальон, стрелково-пулеметный батальон, батальон танков-истребителей, саперный батальон, химическую роту, зенитно-пулеметную батарею); средства материально-технического обеспечения (автомобильную роту подвоза, техническую базу) и средства управления (роту связи, звено самолетов связи). Одновременно с изменением организационной структуры мехбригады ее перевооружили танками Т-26 и БТ, а также танкетками Т-27.

В итоге механизированная бригада стала представлять собой достаточно мощное соединение, имевшее в своем составе 178 танков Т-26, 32 танка БТ-2, 91 танкетку Т-27, 48 бронемашин, 46 орудий возимой артиллерии, 39 орудий 76-мм калибра, 7 зенитных орудий, 7 зенитных пулеметов и свыше 600 автомобилей разных типов.
Вслед за 1-й мехбригадой началось развертывание других механизированных частей и соединений. В 1932 году сформировали пять отдельных мехбригад: 2-я — в Украинском, 3-я, 4-я и 5-я — в Белорусском военных округах, а 6-я — в Особой Краснознаменной Дальневосточной армии. Кроме того, формировались два танковых полка, четыре механизированных дивизиона кавалерии, 15 танковых и 65 танкетных батальонов и рот для стрелковых дивизий. Значительную долю бронетанковой техники этих соединений и частей составляли танкетки Т-27.
С осени 1932 года началось организационное развертывание механизированных корпусов в Московском, Украинском и Ленинградском военных округах. В период с 1933 по 1935 год в частях Красной Армии насчитывалось максимальное количество танкеток Т-27. Начиная с 1934 года в войска стали в большом количестве поступать малые плавающие танки Т-37А, постепенно вытесняя танкетки Т-27.

Свое боевое крещение танкетки Т-27 получили в Средней Азии в боях с басмачами. Несмотря на то, что их основные группировки были разгромлены в 1926 году, вплоть до середины 1930-х годов там продолжались бои басмачей с частями ОГПУ(НКВД) и Красной Армии. Особенно сложная обстановка складывалась в Туркмении. Здесь дислоцировались 3-я Туркменская стрелковая, 1-я Туркестанская и Туркменская горнострелковые и 18-я Туркменская горнокавалерийская дивизии. В состав этих соединений входили танковые роты и бронеэскадрон, на вооружении которых состояли и танкетки Т-27. В середине 1930-х годов в Среднеазиатском военном округе был сформирован легкотанковый полк, оснащенный легкими танками Т-26 и танкетками Т-27.
Малая масса и габариты танкетки Т-27 оказались привлекательными и для использования ее в составе воздушных десантов. В 1932 году изготовили образец системы ПД-Т для сброса ее с парашютом. Поскольку масса танкетки значительно превышала предельно допустимую нагрузку бомбардировщика ТБ-1, ее облегчили на 344 кг, сняв все, что можно, и даже слив воду из системы охлаждения. Самолет тоже пришлось облегчить. В декабре 1932 года систему ПД-Т испытывали в НИИ ВВС. Она стала прообразом большого количества подобных устройств, предназначенных для десантирования легких танков, бронемашин и автомобилей.

В 1933 году состоялась единственная экспортная поставка танкеток Т-27 — в Монголию. К этому времени в Монгольской народно-революционной армии был сформирован отдельный бронетанковый полк. На его вооружение и поступили поставленные из Советского Союза 10 танкеток Т-27 и 10 бронеавтомобилей БА-27. Правда, в конфликте у реки Халхин-Гол эти машины не участвовали. Не было их и в составе 57-го Особого корпуса (с 19 июня 1939 года — 1-я армейская группа).
Нашлось дело танкеткам Т-27 и в советско-финской войне. К ее началу большинство из них было передано в стрелковые соединения, где они использовались в качестве тягачей и транспортеров для подвоза боеприпасов. Однако техническое состояние этих машин, как правило, оставляло желать лучшего, а проходимость в условиях зимней Карелии была практически нулевой. Тем не менее, во многих частях Т-27 справлялись с поставленными перед ними задачами, а в 14-й армии, например, привлекались и к патрулированию дорог.
По состоянию на 1 июня 1941 года в Красной Армии имелось 2558 танкеток Т-27, из них 188 находились на складах и рембазах. Среднего ремонта требовали 584 машины, капитального — 840. Исправные танкетки применяли в качестве артиллерийских тягачей для 45-мм противотанковых пушек, а в основном — как учебные машины для подготовки механиков-водителей, в том числе и для танков так называемых «новых типов». Например, директивой Генерального штаба Красной Армии от 3 декабря 1940 года предписывалось «для обучения личного состава и сбережения материальной части боевых машин отпустить, исключительно как учебные, на каждый батальон тяжелых танков по 10 танкеток Т-27». О том как они использовались,вы можете узнать на нашем сайте в статье про тяжелый танк КВ-2.
Все танкетки, находившиеся в приграничных военных округах (1087 единиц), были потеряны в первые же дни Великой Отечественной войны. Причем в основном так и не покинув расположения воинских частей. Их попросту бросили в парках как неимеющие никакой боевой ценности. Известно лишь несколько эпизодов о боевом применении танкеток Т-27 в годы войны. В 1941 — 1942 годах их использовали войска Карельского фронта, в частности, в уже упоминавшейся 14-й армии. На 1 мая 1942 года в составе танковой роты батальона охраны штаба этой армии имелось 23 танкетки Т-27. В октябре 1941 года в составе отдельного танкового отряда 1-го полка народного ополчения, участвовавшего в обороне Харькова, также имелось несколько танкеток Т-27. Во время битвы за Москву 1 декабря 1941 года несколько танкеток Т-27 поддерживали атаку одного из батальонов 71-й отдельной морской стрелковой бригады в районе Яхромы.

Несколько сот Т-27 в годы войны применялись в качестве учебных машин в организациях ОСОАВИАХИМА для подготовки шоферов и трактористов.
Довольно значительное количество танкеток сохранялось в частях Красной Армии на Дальнем Востоке. Так, в войсках Дальневосточного фронта на 1 сентября 1940 года имелось 264 линейных и 36 химических Т-27. На 5 августа 1945 года в составе 1-го Дальневосточного фронта числилось 52 танкетки, 2-го Дальневосточного — 56 и Забайкальского — 97. Большая их часть находилась на складах. Данных об участии танкеток Т-27 в боевых действиях против японских войск в 1945 году не имеется.


Список источников:


журнал "Бронеколлекция" №3 2008 год "Танкетка Т-27 и другие" М.Баратинский
Категория: Бронетехника Межвоенный период | Добавил: Sherhhan (29.07.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 1634 | Теги: танкетка Т-27 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]