Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Бронетехника Второй Мировой войны

СУ-76
Самоходная установка СУ-76/СУ-76М

Фронтовики прозвали эту самоходку «сукой», «коломбиной» и «голожопым фердинандом». Танкисты в сердцах окрестили ее «братской могилой экипажа». Ее принято ругать за слабое бронирование и открытую боевую рубку. Однако маломальски объективное сравнение с однотипными западными образцами убеждает, что СУ-76 мало в чем уступала немецким «мардерам», не говоря уж о британских «бишопах». Созданная «вокруг» дивизионного орудия ЗИС-3 на базе легкого танка Т-70, выпускавшаяся большими сериями, СУ-76 сделала самоходную артиллерию Красной Армии действительно массовой, став надежным средством огневой поддержки пехоты и таким же символом Победы, как легендарные «тридцатьчетверки» и «зверобои».

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ
Одной из самых распространенных и массовых самоходных установок в годы Великой Отечественной войны была легкая самоходная установка СУ-76 (СУ-76М). Эта машина использовалась в качестве орудия сопровождения пехоты (конницы), а также как противотанковое средство для борьбы с легкими и средними танками и САУ противника. Для борьбы с тяжелыми машинами СУ-76 (СУ-76М) была малоэффективна из-за слабой броневой защиты корпуса и недостаточной мощности орудия. Но, несмотря на это она внесла свой вклад в разгром войск противника.
Легкие самоходно-артиллерийские установки в годы Великой Отечественной войны создавались на базе легких танков Т-60 и Т-70 с установкой в броневой рубке 76,2-мм орудия ЗИС-3 на заводах промышленности: завод №38 (главный конструктор М.Н. Щукин), №40 (главный конструктор Л.Ф. Попов) и Горьковском автозаводе (зам. главного конструктора H.A. Астров).
Установка оружия в броневом корпусе САУ упрощала производство самоходных установок по сравнению с производством танков и способствовала увеличению общего выпуска боевых машин. Вместе с тем, она приводила к весьма ограниченным углам наводки орудия в горизонтальной плоскости, что наряду с отсутствием спаренного, курсового или лобового пулеметов сужало по сравнению с танками боевые возможности САУ и обуславливало иную тактику их боевого применения.

К созданию легких самоходных установок в начале марта 1942 года приступило специальное бюро самоходной артиллерии, организованное на базе технического отдела Наркомата танковой промышленности (НКТП) во главе с С.А. Гинзбургом. С использованием базы легкого танка Т-60 и агрегатов грузовых автомобилей ЗиС и ГАЗ этим бюро был разработан эскизный проект унифицированного шасси, предназначавшегося для создания различных типов самоходных установок, включая и противотанковые. В качестве основного оружия на данном шасси предполагалось установить 76,2-мм пушку с баллистикой дивизионного орудия образца 1939 года (УСВ) или 76,2-мм танковую пушку образца 1940 года (Ф-34). Однако С.А. Гинзбург предполагал значительно шире использовать унифицированное шасси и предложил в трехмесячный срок совместно с конструкторами из МВТУ им. Баумана и НАТИ разработать целый ряд боевых машин:
— 76,2-мм штурмовое самоходное орудие поддержки пехоты;
— 37-мм зенитный самоходный автомат;
— 37-мм зенитный танк с башенной установкой конструкции Савина;
— легкий танк с 45-мм пушкой большой мощности и 45-мм броней;
— бронированный спецтранспортер пехоты и боеприпасов, на базе которого могли быть созданы санитарная машина, машина технической помощи и самоходный миномет;
— артиллерийский тягач.

Подобная компоновочная схема унифицированного гусеничного шасси САУ предусматривала переднее расположение силовой установки (два двигателя ЗиС или ГАЗ-АА (ГАЗ-ММ) и кормовое размещение боевого отделения (десантного отделения или грузовой платформы). Две коробки передач были размещены по бортам в передней части корпуса. В ходовой части предполагалось применять пять или шесть опорных катков на каждом борту.
14-15 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (Артком ГАУ), на котором также были подняты вопросы создания САУ. Артиллеристами были выработаны собственные требования к самоходным установкам, которые отличались от тактико-технических требований (ТТТ), выдвинутых 2-м отделом НКТП.
Проектирование унифицированного шасси было завершено к концу апреля месяца 1942 года. Однако средства были выделены только на изготовление двух опытных образцов: 76,2-мм самоходного штурмового орудия поддержки пехоты и 37-мм зенитной самоходной установки. Ответственным исполнителем по изготовлению самоходных установок был назначен завод №37 НКТП. Специально для унифицированного шасси по тактико-техническому заданию НКТП конструкторское бюро под руководством В.Г. Грабина разработало вариант дивизионной пушки ЗИС-3, получившей наименование — ЗИС-3Ш (Ш — штурмовая). В мае-июне 1942 года заводом №37 были изготовлены опытные образцы штурмовой и зенитной самоходных установок, которые прошли заводские и полигонные испытания.

76,2-мм штурмовое орудие поддержки завода №37 НКТП было создано с использованием агрегатов трансмиссии и узлов ходовой части легкого танка Т-60. Оно относилось к типу закрытых самоходных установок. Схема общей компоновки предусматривала переднее расположение трансмиссии и ведущих колес САУ, кормовое размещение неподвижной броневой рубки и установку двух двигателей, работавших параллельно, по бортам в средней части корпуса.

По результатам испытаний в июне 1942 года последовало распоряжение Государственного Комитета Обороны (ГКО) о скорейшей доводке машины и подготовке серии для проведения войсковых испытаний. Но в связи с началом Сталинградской битвы, завод №37 срочно стал наращивать выпуск легких танков, а заказ на изготовление опытной серии самоходных установок был отменен.
Выполняя решения пленума Арткома ГАУ РККА от 15 апреля 1942 года о создании самоходно-артиллерийских установок для поддержки пехоты в конструкторском бюро Уральского завода тяжелого машиностроения им. Серго Орджоникидзе (УЗТМ) весной 1942 года был разработан проект САУ с установкой 76,2-мм пушки ЗИС-5 на базе легкого танка Т-40 (проект У-31). Непосредственная разработка проекта самоходной артиллерийской установки была выполнена конструкторами К.Н. Ильиным и А.Н. Шляковым совместно с конструкторами завода №37, причем установку орудия вел УЗТМ, а базу проектировал завод №37. Во второй половине октября 1942 года по решению правительства разработанный проект самоходной установки У-31 был передан в КБ завода №38, где он был использован при разработке легкой самоходной артиллерийской установки СУ-76.
В июне 1942 года распоряжением ГКО была выработана совместная программа Наркомата вооружения (НКВ) и НКТП по созданию новой «Системы самоходной артиллерии для вооружения Красной Армии». При этом на НКВ возлагались задачи разработки и изготовления артиллерийской части новых будущих самоходных артиллерийских установок, а НКТП должен был заниматься созданием базовой машины. Общую координацию работ по самоходным установкам должно было осуществлять специальное бюро НКТП под руководством самого С.А. Гинзбурга — начальника конструкторского отдела наркомата.
 
19 октября 1942 года по ходатайству ГАУ РККА было принято постановление ГКО, согласно которому заводам промышленности была поставлена задача к 1 декабря 1942 года изготовить опытные партии самоходных установок: легких — с 37- и 76,2-мм пушками и средних — со 122-мм орудием, а ГАУ РККА — в середине декабря провести испытания изготовленных самоходных установок и результаты испытаний доложить правительству. Ответственными исполнителями по «штурмовым САУ» были назначены Коломенский завод №38 им. Куйбышева и Горьковский автозавод им. Молотова, по зенитным САУ — завод №37.
При создании «штурмовой САУ» предполагалось остановиться на компоновочной схеме, предложенной специальным бюро НКТП (с двумя параллельно установленными рядом карбюраторными двигателями в передней части машины и просторным боевым отделением в корме).
В соответствии с заданными ТТТ в ноябре 1942 года Горьковский автозавод и завод №38 представили на испытания свои опытные образцы «штурмовых САУ», вооруженных 76-мм дивизионной пушкой ЗИС-3. Самоходная установка Горьковского автозавода имела индекс СУ-71, а машина завода №38 — СУ-12.
Кроме того, постановлением ГКО и приказом Наркомата обороны (НКО) от 25 ноября 1942 года в ГАУ РККА было создано Управление механической тяги и самоходной артиллерии, в обязанности которого входила организация всего производства, снабжения и ремонта самоходных установок. Формирование частей было возложено на вновь организованный учебный центр самоходной артиллерии, подчиненный управлению формирований Главного управления командующего артиллерии РККА.
Созданная в КБ Горьковского автозавода под руководством H.A. Астрова самоходная установка СУ-71 была разработана на базе унифицированного шасси, предназначавшегося для создания машин различного назначения, и относилась к типу полузакрытых самоходных установок. В ее конструкции были использованы узлы и агрегаты легких танков Т-60 и Т-70. Всего осенью 1942 года было изготовлено два опытных образца, один из которых в ноябре того же года прошел заводские испытания.
 
На установке СУ-71 была предпринята попытка использовать в приводе вентилятора системы охлаждения двигателей шестеренчатую передачу с отбором мощности в непосредственной близости к маховику двигателя с сохранением использования деталей массового производства. Отбор мощности был осуществлен после главного фрикциона от шестерен промежуточного вала коробки передач через лючок отбора мощности. Испытания показали, что в тяжелых дорожных условиях, когда требуется частое переключение передач, время всей работы с отключенным вентилятором делается настолько большим, что температурный режим выходит из допустимых пределов. Таким образом, этот прием оказался при ступенчатой коробке передач без гидротрансформатора или гидромуфты порочным и в дальнейшем никогда не применялся.

При проведении полигонных испытаний самоходной установки СУ-71 была выявлена неудовлетворительная работа системы охлаждения САУ. Для обеспечения нормальной работы системы охлаждения требовалась значительная переработка машины. 19 ноября 1942 года приемочная комиссия составила акт, согласно которого самоходная установка СУ-71 была признана не отвечавшей требованиям технического задания и не обладавшая надлежащей надежностью. Кроме того, в зависимости от установленного вооружения (при установке 37-мм зенитной пушки — зенитная самоходная установка СУ-72) гусеничные шасси имели значительные конструктивные и технологические различия между собой и не имели преемственности с выпускавшимися на Горьковском автозаводе машинами, что при организации серийного выпуска потребовало бы значительного переоснащения всего производства, неприемлемого в условиях военного времени. Дальнейшие работы по данной машине были прекращены в связи с принятием на вооружение самоходной установки СУ-76 конструкции С.А. Гинзбурга, поставленной на производство на заводе №38.

Опытный образец самоходной установки СУ-12 разработанный в октябре-ноябре 1942 года в КБ завода №38 под руководством главного конструктора М.Н. Щукина по проекту С.А. Гинзбурга был изготовлен заводом (г. Киров) в ноябре 1942 года.
Машина была создана КБ с использованием агрегатов легких танков Т-60 и Т-70 и относилась к типу закрытых самоходных установок. Схема общей компоновки предусматривала переднее расположение трансмиссии и ведущих колес, а также кормовое размещение неподвижной броневой рубки и установку двух работавших параллельно двигателей по бортам в средней части корпуса.

По результатам всех полигонных испытаний самоходной установки СУ-12 2 декабря 1942 года ГКО принял постановление о развертывании производства самоходных установок и оснащении ими частей Красной Армии. Государственные испытания опытного образца СУ-12 прошли на Гороховецком артиллерийском научно-испытательном опытном полигоне (АНИОП) в период с 5 по 19 декабря 1942 года. По результатам испытаний комиссия рекомендовала принять самоходную установку на вооружение РККА после устранения недостатков, выявленных в ходе испытаний. Самоходная установка СУ-12 под маркой СУ-76 была принята на вооружение РККА. Ее серийное производство было развернуто на заводе №38 и продолжалось до июля 1943 года.
К 1 января 1943 года была изготовлена первая серия самоходных установок СУ-76 в количестве 25 машин, которые были направлены в учебный центр самоходной артиллерии. Эти машины вошли в состав двух первых самоходно-артиллерийских полков, которые находились в подчинении начальника артиллерии Красной Армии и приказом НКО от 10 января 1943 года «Об усилении огневой мощи бронетанковых и механизированных войск» предназначались для передачи (полков) в танковые и механизированные корпуса. Однако в связи с начавшейся операцией по прорыву блокады города Ленинграда два первых сформированных полка (1433-й и 1434-й) решением ставки ВГК в конце января 1943 года были направлены на Волховский фронт для использования их в качестве артиллерии сопровождения пехоты и танков.
В начале 1943 года продолжалось формирование однотипных легких, средних и тяжелых самоходных артиллерийских полков в составе 4-6 батарей.
Уже первый опыт применения самоходных установок показал, что они лучше других видов артиллерии способны четко решать задачи непосредственной поддержки и сопровождения пехоты и танков в течение всего периода наступления и полностью себя оправдали при прорыве глубоко эшелонированной обороны противника.

В отношении вопросов технического усовершенствования конструкций самоходных установок был получен богатый материал, который выявил необходимость улучшения условий работы экипажа, совершенствования средств связи, приборов наблюдения и др. В связи с тем, что в ГАУ РККА отсутствовал опыт эксплуатации и ремонта базовых машин, применявшихся при изготовлении самоходных артиллерийских установок СУ-76 и СУ-122, то на заседании ГКО, состоявшемся 24 апреля 1943 года постановили решение разных вопросов производства всех САУ, технического обеспечения и формирования частей самоходной артиллерии передать в ведение командующего бронетанковыми и механизированными войсками РККА. С этого времени все дальнейшие работы по совершенствованию имевшихся и по созданию новых образцов самоходно-артиллерийских установок проводились через Главное бронетанковое управление (ГБТУ), в котором 21 мая 1943 года было организовано Управление самоходной артиллерии (УСА).
В результате первого опыта боевого применения самоходных установок было выявлено конструктивное несовершенство трансмиссии, связанное с параллельной установкой двух карбюраторных двигателей и двух коробок передач, работавших на общий грузовой вал, а также плохие условия обзора местности экипажем, что потребовало существенной доработки конструкции машины. В марте 1943 года завод №38 из-за систематических поломок коробок передач был вынужден временно приостановить серийное производство СУ-76.

Решением ГКО заводу №38 была поставлена задача в короткие сроки устранить выявленные недостатки и разработать новые образцы установок с одним двигателем. В апреле 1943 года для устранения дефектов в работе трансмиссии самоходной установки по предложению главного конструктора завода №38 М.Н. Щукина между главными передачами были вмонтированы дополнительные фрикционы, а между коробками передач и главными передачами — упругие пружинные муфты. Кроме того, в главном фрикционе было сокращено количество пружин. Изменения были выполнены на четырех машинах, испытания которых дали положительный результат. Дальнейшие работы по устранению недостатков в работе трансмиссии установки СУ-76 были прекращены в связи с принятием на вооружение и серийным производством самоходной установки СУ-76М. В июле 1943 года по всем вышеперечисленным причинам САУ СУ-76 окончательно была снята с производства. Всего было выпущено 560 машин данного типа, которые принимали участие в боевых действиях и в последующем были подвергнуты модернизации.

МОДЕРНИЗАЦИЯ И ПОЯВЛЕНИЕ СУ-76М
В целях устранения недостатков, присущих самоходной установке СУ-76, в апреле 1943 года в КБ Горьковского автозавода под руководством H.A. Астрова был разработан модернизированный образец самоходной установки СУ-76М (заводской индекс СУ-15). В мае того же года завод №38 изготовил опытный образец установки СУ-15, который по своей компоновочной схеме относился к типу закрытых самоходных установок и отличался от СУ-76 использованием моторно-трансмиссионной группы, заимствованной у танка Т-70. Вооружение машины осталось без изменений.
Испытания установки СУ-15, проведенные 17 мая 1943 года, показали вполне надежную работу трансмиссии. В июне того же года опытный образец прошел испытания на Гороховецком полигоне. После испытаний первого опытного образца в июне 1943 года постановлением ГКО было принято решение снизить боевую массу самоходной установки до 10,5 т, а максимальную скорость движения — до 30 км/ч. В июле того же года заводом №38 был изготовлен второй опытный образец машины с указанными ограничениями. Снижение массы было достигнуто за счет установки броневой рубки открытого типа (без броневой крыши и частично задней стенки боевого отделения), а также уменьшения толщины лобовых броневых листов до 25 мм, бортовых — до 13-15 мм.
Посадка трех членов экипажа в боевое отделение и загрузка боекомплекта производилась через дверь в кормовом листе боевого отделения. От непогоды открытое сверху боевое отделение закрывалось брезентовым тентом.
Усовершенствованный по всем результатам испытаний второй опытный образец машины стал предсерийным образцом самоходной установки СУ-76М, принятой на вооружение в июле того же года до получения результатов вторичных полигонных испытаний. Государственные испытания самоходная установка СУ-76М прошла уже в августе 1943 года. Эта машина была самой многочисленной САУ, находившейся на вооружении РККА в годы войны.

В это же время в КБ завода №38 под руководством М.Н. Щукина была разработана самоходная установка СУ-16 (СУ-38), которая предназначалась для замены установки СУ-76 (СУ-12). В июне 1943 года опытный образец машины прошел совместные испытания с СУ-15 на Гороховецком артиллерийском полигоне, которые не выдержал. Всего было изготовлено несколько опытных образцов самоходной установки СУ-16.
Машина была разработана на базе легкого танка Т-70 и относилась к типу полуоткрытых самоходных установок с кормовым расположением боевого отделения. По своей компоновочной схеме она повторяла установку СУ-76, но отличалась от последней использованием силовой установки и ходовой части танка Т-70. Экипаж машины состоял из четырех человек. Дальнейшего развития машина не получила, так как по своим боевым свойствам уступала самоходной установке СУ-76М.
Самоходная установка СУ-76М поступила в серийное производство сразу на трех заводах (№38, 40 и ГАЗ), которое продолжалось до ноября 1945 года. В 1944 году, когда производство бронетанкового вооружения в СССР достигло своего максимума, выпуск самоходных установок СУ-76М количественно составлял около 25% объема от всего производства бронетанкового вооружения и техники.
Все выпущенные в годы войны танковой промышленностью образцы самоходных установок показали высокие боевые качества, особенно в отношении маневренности и бронепробиваемости, а по основным показателям не уступали соответствующим образцам самоходных орудий вермахта и полностью оправдали себя с производственной точки зрения.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ СУ-76М
Установка СУ-76М была создана с использованием агрегатов легкого танка Т-70М и относилась к типу полузакрытых самоходных установок. Компоновочная схема установки включала четыре различных отделения: управления,трансмиссионное, моторное и боевое.
Отделение управления располагалось в передней части корпуса самоходной установки. В нем, по продольной оси машины располагался механик-водитель. Помимо сиденья механика-водителя в отделении управления размещались приводы управления (педали и рычаги), две аккумуляторные батареи, два бензиновых бака, щитки с контрольными приборами, выключатель батарей и часть ЗИП в ящике, размещавшемся позади сиденья механика-водителя. Для посадки и выхода механика-водителя в верхнем лобовом листе корпуса имелся люк, закрывавшийся броневой крышкой. Для облегчения открывания люк механика-водителя, в котором устанавливался перископический смотровой прибор, был снабжен типовым пружинным уравновешивающим механизмом.
 
Трансмиссионное отделение САУ располагалось справа от отделения управления в передней части корпуса машины. В нем устанавливались главная передача с бортовыми фрикционами и тормозами, привод механизма ручной заводки, воздухоочиститель.
Моторное отделение располагалось в средней части корпуса по правому борту. В моторном отделении на раме устанавливались два последовательно соединенных двигателя, главный фрикцион и коробка передач. С правой стороны двигателей располагался котел подогревателя.
В кормовой части корпуса в неподвижной броневой рубке САУ располагалось боевое отделение. В боевом отделении размещались орудие, боеукладка, сиденья трех членов экипажа (слева от пушки размещался наводчик орудия, справа — командир машины, заряжающий — в левой задней части отделения), а также радиостанция. В машинах послевоенного года выпуска (1945 года) конструкция сиденья заряжающего была изменена. В походе заряжающий и наводчик размещались в кормовой части боевой рубки на широком сиденье. Для наблюдения за полем боя в правом переднем углу боевого отделения на угольнике устанавливался перископ-разведчик, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы, и перископический прибор командира установки. В походном положении прибор укладывался внутри машины. В левом углу находился перископический смотровой прибор наводчика. Посадка трех членов экипажа и загрузка боекомплекта производилась через дверь в кормовом листе боевого отделения. От непогоды открытое сверху боевое отделение (рубка) САУ закрывалось брезентовым тентом.

Вооружение.Основным оружием являлась 76,2-мм пушка ЗИС-3 образца 1942 года с дульным тормозом, клиновым затвором и полуавтоматикой механического (копирного) типа, установленная на приваренной поперечной балке. При установке пушки в боевом отделении машины из ее конструкции были изъяты типовая ось и нижний станок. Длина ствола пушки составляла 42 калибра. Механизмы наводки орудия были механические, ручные: подъемный — секторного типа с червячной передачей, поворотный — винтовой. Углы наводки орудия по вертикали составляли от —5° до + 15°, по горизонту — в секторе ±15°. Для стрельбы прямой наводкой и с закрытых огневых позиций применялся прицел с панорамой Герца. Освещение шкал прицельных приспособлений, уровней и перекрестья панорамы осуществлялось с помощью стандартного оборудования типа «Луч», часто применявшегося в артиллерийских системах. Механизм спуска — ножной. Клиновой вертикальный затвор пушки обеспечивал реальную практическую скорострельность до 20 выстр./мин. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 4000 м, наибольшая — 12100 м. Противооткатные устройства были прикрыты качающейся бронировкой. Уравновешивание системы бронировки качающейся части орудия САУ осуществлялось с помощью установки 110-кг противовеса, крепившегося к люльке снизу сзади.
В качестве дополнительного оружия использовался 7,62-мм пулемет ДТ, устанавливавшийся на откидном кронштейне внутри боевого отделения справа от пушки или для стрельбы по зенитным целям на кронштейне, располагавшемся на трубе, приваренной в задней части боевого отделения сверху к правому и левому бортам (на машинах послевоенного 1945 года выпуска). В боекомплект установки входили 60 выстрелов и 945 патронов (15 дисков) к 7,62-мм пулемету ДТ. Для стрельбы использовались выстрелы с осколочно-фугасными (ОФ-350 и ОФ-350А), осколочными (0-350А), фугасными (Ф-354 и Ф-354Ф), бронебойно-трассирующими (БР-350А, БР-350Б и БР-350СП), бронебойно-трассирующими катушечного типа (БР-354П) и кумулятивными (БП-353А) снарядами, а также с пулевой шрапнелью (Ш-354Т и 111-354).
Осколочно-фугасные (ОФ-350 и ОФ-350А), осколочные (0-350А) снаряды, а также фугасные (Ф-354 и Ф-354Ф) гранаты предназначались для поражения живой силы, артиллерии и огневых средств пехоты противника и для разрушения типовых легких полевых сооружений. Бронебойно-трассирующие (БР-350А, БР-350Б и БР-350СП) и кумулятивные (БП-353А) снаряды предназначались для поражения бронированных целей (танки, бронемашины и бронепоезда). Подкалиберный бронебойно-трассирующий снаряд (БР-354П) предназначался для стрельбы прямой наводкой по тяжелым танкам на дальностях до 500 м. Шрапнель пулевая (Ш-354Т и Ш-354) предназначалась для поражения открыто расположенных целей. Кроме того, в боевом отделении установки укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ (Шпагина) с боекомплектом 426 патронов (6 дисков) и 10 ручных гранат Ф-1.

Броневая защита — противопульная, выполненная из броневых катаных листов толщиной 7, 10, 15, 25 и 35 мм, установленных с различными углами наклона. Бронировка противооткатных устройств имела толщину 10 мм. В верхнем лобовом листе корпуса, помимо люка механика-водителя, справа располагался люк для доступа к главной передаче, бортовым фрикционам и тормозам трансмиссии. Люк закрывался броневой крышкой на болтах. В нижнем лобовом листе был сделан специальный лючок для заводной рукоятки, закрывавшийся броневой крышкой. Кроме того, на листе крепились два буксирных крюка. Крыша над моторным отделением состояла из двух броневых листов (левого и правого) и крепилась к корпусу с помощью болтов. Для доступа к двигателям в надмоторной крыше имелся специальный бронелюк, закрываемый откидной броневой крышкой на петлях. Кроме того, в свою очередь в крышке надмоторного люка был сделан люк воздухопритока, уже закрывавшийся защитной сеткой. В левом надмоторном листе крыши для доступа к заливным горловинам двух топливных баков (переднего и заднего) были сделаны два лючка, закрывавшихся броневыми крышками на болтах. В передней части крыши за люком механика-водителя был вырезан люк для доступа к стопору пушки по-походному, который закрывался крышкой из отделения управления.
Каждый бортовой лист корпуса состоял из двух частей, склепанных между собой. В средней части правого бортового листа имелся лючок для горелки лампы подогревателя, рядом с ним — лючок для доступа к сливному крану котла подогревателя. Лючки закрывались броневыми крышками на болтах. В верхней части заднего правого бортового листа был приварен броневой короб жалюзи для выхода охлаждающего воздуха от вентилятора системы охлаждения двигателей. К бортовым листам крепились на болтах по три кронштейна поддерживающих катков и надгусеничные полки. В нижней части, против переднего и заднего балансиров подвески — упоры с резиновыми амортизаторами.
Корма самоходной установки СУ-76 состояла из двух броневых листов: нижнего наклонного и верхнего вертикального. С правой и левой стороны наклонного листа и к бортовым листам с помощью болтов крепились кронштейны механизма натяжения гусеницы. К средней части крепился буксирный крюк, а слева от него приваривалась подножка для удобства входа в боевое отделение. В заднем вертикальном листе корпуса имелась дверь для входа экипажа и загрузки боекомплекта. Кроме того, в правой его части было вырезано прямоугольное отверстие для прохода воздуха, закрывавшееся защитной сеткой.
Днище корпуса, сваренное из четырех броневых листов, имело двенадцать вырезов (по шесть с левой и правой стороны), в которые были вставлены и приклепаны кронштейны подвески. Для увеличения жесткости днища к нему сверху приваривались шесть поперечин коробчатого сечения, внутри которых размещались торсионные валы. В днище САУ были сделаны девять лючков, предназначавшихся для доступа к пробкам сливных горловин узлов и агрегатов силовой установки и трансмиссии, а также всех систем, обеспечивавших их работу. Лючки закрывались броневыми крышками на болтах.

Броневая защита боевого отделения состояла из переднего, двух бортовых листов и бронировки пушки. В передней части боевого отделения была приварена поперечина коробчатой формы, к которой крепилась опора пушки (центральное гнездо). В лобовом листе боевого отделения справа от пушки был вырезан фигурный люк для стрельбы из 7,62-мм пулемета ДТ, закрывавшийся броневой крышкой, а слева от пушки — отверстие для стрельбы из личного оружия. В левом и правом бортах боевого отделения также были сделаны отверстия для стрельбы из личного оружия, закрывавшиеся броневыми заслонками. Кроме того, на правом боковом листе снаружи был приварен броневой кожух защиты антенного ввода. С внешней стороны по обрезу броневых листов боевого отделения приваривались скобы для закрепления брезентового тента.
Высота кормового листа броневой рубки у машин последнего года выпуска (1945) была увеличена, вследствие чего были ликвидированы поручни на скосах бортовых листов, увеличена высота входной броневой дверцы. Кроме того, в задней части боевого отделения сверху к правому и левому бортам приваривалась труба, с перемещавшимся по ней кронштейном для установки пулемета для стрельбы по воздушным целям. Конструкция подвижной бронировки качающейся части пушки была аналогичной по устройству бронировки качающейся части пушки самоходной установки СУ-76.

Силовая установка ГАЭ-203 состояла из двух бензиновых четырехтактных шестицилиндровых двигателей ГАЗ-70-6004 и ГАЗ-70-6005 жидкостного охлаждения с карбюраторами К-43, общей мощностью 140 л.с. (103 кВт), соединенных вместе последовательно посредством специальной муфты. Двигатели были жестко закреплены на раме, установленной на трех точках на резиновых подушках в передней части корпуса машины вдоль правого борта. Для предохранения рамы двигателей от смещения в продольном направлении (на машинах последнего года выпуска) к днищу приваривались кронштейны, имевшие отверстия для ее стопорения болтами после установления соосности двигателя с главной передачей. С правой стороны двигателей располагался котел подогревателя, четко обеспечивавший подогрев двигателей перед пуском в зимних условиях (при температуре окружающего воздуха ниже -50). В системе воздухоочистки двигателей использовались два типовых сдвоенных спецвоздухоочистителя инерционно-масляного типа. Система зажигания — батарейно-катушечная, использовались две индукционные катушки КЗ-14 (КЗ-09 или КЗ-11), а также прерыватели-распределители Р-12 с центробежным регулятором угла опережения зажигания. Пуск самих двигателей производился двумя стартерами СТ-06 мощностью 2 л.с. (1,5 кВт) каждый (соединение стартеров — параллельное) или вручную с помощью механизма ручной заводки. Двигатели работали на авиационном бензине Б-70. Емкость двух топливных баков, размещавшихся в отделении управления, составляла 412 л. Запас хода машины по шоссе достигал 320 км.
Система смазки двигателя САУ — циркуляционная, под давлением, независимая для каждого двигателя. В летних условиях применялось дизельное масло, в зимних — лубрикетинг. Для охлаждения масла использовались два трубчатых масляных радиатора, располагавшихся на лобовой поверхности водяного радиатора. Заправочная емкость масляной системы составляла 15 л.

Система охлаждения — водяная, с принудительной циркуляцией. В системе охлаждения применялись центробежный водяной насос с ременным приводом от шкива вентилятора и сотовый радиатор, который охлаждался шестилопастным вентилятором. Заправочная емкость системы составляла 60 л.
В 1950 году Горьковский автозавод им. Молотова приступил к производству и поставке силовых установок спаренных двигателей модели 15А, предназначенных для их монтажа на самоходно-артиллерийские установки СУ-76М при проведении их капитального ремонта.
Силовая установка спаренных двигателей модели 15А состояла из двух модернизированных двигателей ГАЗ-51, соединенных последовательно гибкой муфтой. Двигатель ГАЗ-51 представлял собой модернизированный двигатель ГАЗ-11, который во время Великой Отечественной войны в несколько измененном виде изготавливался Горьковским автозаводом им. Молотова для спаренных агрегатов модели 15 (ГАЗ-203).
Отдельные детали и узлы силовой установки 15А конструктивно отличались от силовой установки 15 (203). Блок цилиндров двигателей силовой установки 15А был не взаимозаменяем с блоком цилиндров двигателей силовой установки 15 (ГАЗ-203) (гильзы, конструкция впускных клапанов, а также задняя опора распределительного вала, крепление головки цилиндров, поршни, поршневые кольца, распределительные валы, газопровод, измеритель уровня масла).
В связи с понижением оси вентилятора на основной модели двигателя (ГАЗ-51) были изменены координаты шпилек крепления водяного насоса. Вытяжная труба вентиляции картера перенесена на заднюю крышку клапанной коробки в связи с ликвидацией вентиляционной камеры в блоке цилиндров, что было вызвано необходимостью присоединения котла пускового подогревателя к двигателю на грузовом автомобиле ГАЗ-51 с правой стороны.
 
На каждый двигатель силовой установки 15 (ГАЗ-203) устанавливался один фильтр грубой очистки масла типа МФМ-25 больших габаритов, а вместо одного фильтра пластинчатый фильтр грубой очистки такого же типа, но меньшего размера и фильтр тонкой очистки со сменным фильтрующим элементом типа АСФО.
Фильтры грубой очистки силовой установки 15А, как и фильтры грубой очистки силовой установки 15 (ГАЗ-203), были включены в масляную систему последовательно, фильтры же тонкой очистки — параллельно.
 
В 1950 году на силовую установку 15А устанавливался карбюратор К-43 в том же виде, в каком он ставился и на силовую установку 15 (ГАЗ-203). В 1951 году этот карбюратор был заменен карбюратором К-43Б, который отличался от первого более точным выполнением ограничителя максимальных оборотов двигателя, пружиной ограничителя, более высоким расположением канала, соединяющего компенсационный колодец с поплавковой камерой, и калибровкой жиклеров. В 1952 году калибровка жиклеров была еще несколько уточнена. Все перечисленные изменения были направлены на полное обеспечение стабильности работы ограничителя числа оборотов, на устранение подсасывания горючего при увеличенных углах наклона карбюратора и на улучшение работы карбюратора на режимах холостого хода.

В трансмиссионном отделении размещалась механическая трансмиссия, состоявшая из двухдискового главного фрикциона сухого трения (сталь по ферродо); четырехступенчатой коробки передач, заимствованной у автомобиля ЗиС-5, с механизмом ручной заводки; главной передачи; двух многодисковых бортовых фрикционов (с трением сталь по стали) с плавающими ленточными тормозами с накладками из ферродо; правой соединительной муфты; левой полуоси и двух муфт, а также двух бортовых редукторов. Правый бортовой редуктор имел привод к спидометру.
Коробка передач обеспечивала четыре передачи переднего хода и одну передачу при движении назад. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления механические. Максимальная скорость машины была ограничена 30 км/ч вместо расчетной 41 км/ч вследствие того, что при больших скоростях движения возникало биение левой полуоси главной передачи.
 
В ходовой части САУ применялись индивидуальная торсионная подвеска с установкой буферов для ограничения хода крайних балансиров, мелкозвенчатые гусеницы с ОМШ, два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами цевочного зацепления, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц, двенадцать опорных катков с наружной амортизацией и шесть поддерживающих катков без амортизации, заимствованных у танка Т-70. На машинах последнего года выпуска (1945) направляющие колеса устанавливались на конических подшипниках, а гайка хвостовика правого кривошипа направляющего колеса имела левую резьбу, исключавшую процесс самоотвинчивания. Ширина трака гусеницы составляла 300 мм.
Для повышения проходимости СУ-76М по глубокому снегу и болотистой местности специалистами НИБТ полигона были разработаны специальные уширители, которые устанавливались на штатную гусеницу. Испытания машины с уширителями при движении по глубокому снежному покрову прошли на НИБТ полигоне. Однако дальнейшие работы по данному типу уширителей были прекращены ввиду их сложности и большой трудоемкости при монтаже на штатную гусеницу СУ-76М.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 вольт. В качестве источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи ЗСТЭ-112, соединенные последовательно, общей емкостью 112 А/ч и генератор ГТ-500С мощностью 350 Вт с реле регулятором РРК-ГТ-500С.
Основными главными потребителями электрической энергии являлись два стартера СТ-06, приборы зажигания, электрический сигнал, умформеры передатчика, приемника радиостанции и ТПУ, осветительные приборы (фара и задний сигнальный фонарь, две лампы освещения щитков приборов САУ, переносная лампа, плафон боевого отделения) и сигнальные лампы (три на щитке механика-водителя и одна на щитке командира машины).
Электрооборудование машины при монтаже силовой установки 15А в результате модернизации машины в 1950, а затем в 1952 годах отличалось от электрооборудования силового агрегата 15 (203) следующими изменениями. Круглое установочное отверстие в корпусе генератора было заменено продольным установочным пазом; благодаря этому пазу генератор не проворачивался в башмаке и мог перемещаться в осевом направлении, что давало возможность установить ручей шкива генератора в плоскости ручьев двух других шкивов.
Для работы внешней радиосвязи устанавливалась радиостанция 12РТ-3 с умформером РУ-11Б или 9РС с умформером РУ-45Б, для внутренней связи — танковое переговорное устройство ТПУ-3Ф с фонической сигнализацией посредством зуммера.

На машине укладывались запасные части, инструмент и приспособления, придаваемые войсковым соединениям, имевшим в своем составе самоходные установки СУ-76М. На каждой установке имелся возимый индивидуальный комплект, состоявший из шоферского инструмента, шанцевого инструмента, приспособлений и запасных частей двигателя, а также других агрегатов установки. Кроме того, на машине (снаружи на правом борту рубки) крепился укрывочный брезент, а в частях еще дополнительно укладывались бревна для самовытаскивания.
По выпуску на заводе-изготовителе самоходная установка окрашивалась в защитный цвет 4БО. На САУ в правом верхнем углу корпуса, на бортах и корме боевой рубки наносился заводской номер (буква с пятизначным или шестизначным номером), который в войсках, как правило, не закрашивался. В частях в зависимости от времени года производилась зимняя или летняя окраска машин. Зимой при наличии снежного фона земли использовалось деформирующее или одноцветное белое окрашивание. При этом применялись смываемые с основного защитного окрашивания красящие составы заводского изготовления на основе гашеной извести с добавлением мела и казеина. В летний период для уменьшения заметности машин на местности производили деформирующее окрашивание, используя, как правило, три цвета: зеленый, серо-желтый (7К) и темно-коричневый (6К). Для нанесения использовались табельные краски или сухие мелки заводского изготовления. При отсутствии табельных красок применялись псевдокрасители темно-коричного, серо-землистого и зеленого цвета, изготавливаемые из подручных средств (древесный уголь, тертый кирпич, просеянный чернозем, трава, листья, дорожная пыль, глина — на клеевом или казеиновом закрепителе или разведенных на олифе).
Помимо заводских номеров на самоходных установках в соответствии с Уставом бронетанковых войск РККА (УТВ-1-38), действовавшего по февраль 1944 года и впоследствии введенного нового Боевого устава бронетанковых и механизированный войск РККА наносились опознавательные знаки в виде одно-четырехзначных номеров, а также тактические знаки (силуэты зверей или птиц вместе с сочетанием геометрических фигур или полос), характерные для той или иной воинской части (соединения), а также надписи, содержавшие персональные названия боевых машин и патриотические лозунги.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ
Появление на вооружении Красной Армии (КА) самоходно-артиллерийских установок СУ-76 (СУ-12) и СУ-122 (СУ-35) обусловило глобальную оргштатную реорганизацию. В ноябре 1942 года начали формироваться первые части САУ, получившие наименования самоходно-артиллерийских полков Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК).
 
Касаясь применения самоходных установок СУ-76 (СУ-76М) в Красной Армии, следует сказать о том, что первая серия самоходных установок СУ-76 и СУ-122 (по 25 машин каждого типа) была изготовлена к 1 января 1943 года и направлена в Учебный центр самоходной артиллерии. Сам Учебный центр, созданный в ноябре 1942 года на основании постановления ГКО и приказа НКО до апреля 1943 года подчинялся Командующему артиллерией Красной Армии. Задачей этого центра являлось формирование и обучение личного состава самоходно-артиллерийских полков, маршевых батарей и отправка их на фронт. Сформированные в учебных полках маршевые батальоны отправлялись для формирования полков в Учебный центр. Там они распределялись по группам формирования, пополнялись личным составом из запасного полка, затем сводились в части (полки), пополнялись специалистами (ремонтниками, связистами, радистами, шоферами и др.), военно-техническим имуществом, необходимым автотранспортом. Производилось боевое слаживание подразделений и частей, после чего полки отправлялись на фронт. Одновременно в Учебном центре могло формироваться от 15 до 30 полков. Формирование усложнялось зависимостью от заводов, передававшим им свою продукцию на месте.

Первые самоходно-артиллерийские полки, сформированные из установок СУ-76 и СУ-122 (первая серия) приказом НКО №20 от 10 января 1943 года «Об усилении огневой мощи бронетанковых и механизированных войск» предназначались для передачи в танковые и механизированные корпуса. Однако, как уже упоминалось, в связи с начавшейся операцией по прорыву блокады Ленинграда два первых сформированных полка (1433-й и 1434-й) решением Ставки Верховного Главнокомандования в конце января 1943 года были направлены на Волховский фронт для использования их в качестве артиллерии сопровождения пехоты и танков.
В марте 1943 года были сформированы еще несколько новых самоходно-артиллерийских полков: 1485-й и 1487-й участвовали в боях на Западном фронте, 1448-й (17 СУ) — на Северо-Кавказском.
Уже первый опыт боевого применения самоходной артиллерии показал, что она способна лучше других видов артиллерии решать в ходе наступления задачи непосредственного сопровождения пехоты и танков. В докладной записке начальника штаба артиллерии Красной Армии члену ГКО В.М. Молотову от 6 апреля 1943 года сообщалось: «Опыт показал, что самоходные орудия нужны, так как ни один другой вид артиллерии не дал такого эффекта в непрерывном сопровождении атак пехоты и танков и взаимодействия с ними в ближнем бою. Материальный ущерб, нанесенный противнику самоходными орудиями, и результаты боя окупают потери».
Для того чтобы еще лучше наладить взаимодействие между танками и САУ в бою, а также обеспечить единое материально-техническое снабжение в апреле 1943 года самоходную артиллерию передали в ведение Командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии. С этого момента пополнение полков офицерскими кадрами пошло в большей степени за счет танкистов. Подготовка личного состава и формирование самоходно-артиллерийских полков стали проводиться в соответствии с требованиями, предъявлявшимися к формированию и боевой подготовке танковых частей.

Несмотря на весь размах Курской битвы массового применения СУ-76 в этой стратегической операции не было. Самоходные установки подобного типа использовались только в ограниченных количествах и распределялись по частям довольно своеобразно. Так, к началу операции (на 5 июля 1943 года) в составе войск Центрального фронта самоходные установки СУ-76 имелись в 45-м (8 машин) и 193-м (3 машины) танковых полках 48-й армии (хотя не исключено, что это могли быть СУ-76И, созданные на базе трофейного танка Pz.Kpfw.III, которых к началу операции в составе войск Центрального фронта насчитывалось не менее 16 машин. — Прим. авт.). В войсках Воронежского фронта самоходные установки СУ-76 были только в 5-й гв. армии (1440 сап: 8 установок СУ-122 и 5 установок СУ-76). В сентябре 1943 года в документах 10-го танкового корпуса упоминается только о двух самоходных установках СУ-76, а в октябре того же года в том же соединении упоминается 1450 сап с 10 самоходными установками (данные на 1 октября 1943 года).
В танковых армиях и отдельных танковых корпусах советских войск во время проведения Курской битвы самоходные установки СУ-76 не числились. Видимо выпуск модернизированной самоходной установки СУ-76М и сколачивание большинства отдельных полков самоходных установок пришлись на лето 1943 года. В августе-сентябре 1943 года на фронт прибывали единичные сап, да и то вооруженные «полутрофейной» матчастью. Так, 2 августа 1943 года в 5-ю гв. армию Воронежского фронта прибыл 1902 сап в составе 15 самоходных установок СУ-76И и 5 установок СУ-122 (данные на 14 августа 1943 года). До 14 августа эта часть в бой не вводилась, так как у нее почти не было автотранспорта. 1440 сап прибыл из 6-й гв. армии 11 августа 1943 года. Так как снарядов к орудиям установок СУ-122 не было, до 18 июля использовались только установки СУ-76, которые поддерживали огнем пехоту 13-й гв. стрелковой дивизии. 24 августа, полк, потеряв одну установку СУ-76, был выведен из состава 5-й гв. армии и переброшен на другой участок фронта. Во всевозрастающих количествах отдельные самоходно-артиллерийские полки (на СУ-76М) стали передаваться в войска с ноября 1943 года.

В Курской битве, на Волховском фронте и других участках советско-германского фронта использовались самоходно-артиллерийские полки РГК (сап РГК) разной штатной структуры: шестибатарейного состава (17 СУ-76 и 8 СУ-122), а также пятибатарейного состава (9 СУ-76 и 12 СУ-122). Танковые корпуса, согласно приказу наркома обороны от 10 января 1943 года усиливались самоходно-артиллерийским полком РГК (17 СУ-76 и 8 СУ-122), а в конце августа 1943 года получили легкие самоходно-артиллерийские полки (21 СУ-76). Постепенно эти легкие самоходно-артиллерийские полки на СУ-76 становятся основной боевой единицей при ведении боевых действий САУ.
Обычно за танковой (кроме штатных) или общевойсковой армиями КА закреплялись один или несколько самоходно-артиллерийских полков. Так, на Воронежском (1-м Украинском) фронте на 1 октября 1943 года в 3-й гвардейской танковой армии были 1893-й и 1994-й самоходно-артиллерийские полки (САУ СУ-76), а в 1-м гвардейском кавалерийском корпусе — 1461 сап (САУ СУ-76). Остальным нашим армиям были приданы полки СУ-122, СУ-85 и СУ-152. Вообще, даже осенью 1943 года СУ-76 в войсках было достаточно мало.

С конца 1943 года применение самоходно-артиллерийских орудий типа СУ-76 в Красной Армии становится массовым. Основной штатной единицей использования этих САУ являлся легкий самоходно-артиллерийский полк, хотя на фронтах стали появляться и первые самоходно-артиллерийские бригады (сабр). В отличие от танков лсап придавали командирам стрелковых дивизий, которые толком не знали, как это оружие надо использовать. Так, в приказе №03 (от 6 января 1944 го¬да) по БТ и МВ Белорусского фронта об использовании в боях самоходной артиллерии есть ссылка на следующий пример. 21 ноября 1943 года командир 397 сд полковник Адоньев приказал командиру 1901 лсап сопровождать атаку пехоты, но конкретной задачи не поставил. Командир 1901 лсап майор Детченко, нарушив все уставы и инструкции КА, приказал самоходчикам опередить пехоту, а затем первыми ворваться в населенный пункт. В результате боя 5 СУ-76 было подбито и советские войска с позором отошли. В том же приказе указывалось место самоходных установок (в атаке и обороне) — за боевым порядком пехоты и танков (на 300-600 м), а также определялись разные требования по сопровождению САУ автоматчиками и саперами.
Постепенно, получая в сражениях бесценный опыт, командиры частей и соединений стали применять в боях СУ-76 более грамотно. Так, 1459-й и 1816-й легкие самоходно-артиллерийские полки использовались в Мозырьской операции в составе 2-го и 7-го гвардейских кавалерийских корпусов. Материальная часть легких СУ-76 наиболее отвечала условиям местности. Полки вместе с конницей в течение нескольких дней прошли более 200 км в условиях бездорожья, не имея при этом аварий. Как правило, полки действовали по параллельным дорогам. Одна батарея составляла боевой резерв командира кавдивизии. Благодаря подобной системе применения наступательная мощь мобильных кавалерийских соединений была значительно усилена.
 
В этот же период начались первые «войсковые» модернизации СУ-76. Например, в 50-й армии 1-го Белорусского фронта в ходе наступательных боев для перевозки расчетов противотанковых орудий (при их буксировке за СУ-76), а также для перевозки десанта, который придавался установке для сопровождения, было разработано специальное сиденье на 4-5 человек. Также с разрешения командования БТ и МВ фронта была применена опытная укладка боеприпасов, которая позволяла довести боекомплект этой САУ до 90 выстрелов. Укладка про¬изводилась следующим образом:
— под заднее сиденье экипажа СУ-76 горизонтально укладывались друг на друга и крепились двумя стойками 8 выстрелов (стойки плотно (в распор) ставились между сиденьем и полом машины;
— 8 выстрелов ставились в один ряд продольно относительно боеукладок (со стороны орудия) в левом заднем углу машины и крепились ремнями;
— два ряда по 3 выстрела ставились впереди боеукладок левого заднего угла и также крепились ремнями;
— 8 выстрелов ставились на дно гильз под люлькой орудия и крепились ремнями к перегородке боевого отделения.
По мнению разработчиков этой укладки дополнительные 30 выстрелов не стесняли работу расчета самоходной установки в бою и использовались в первую очередь.

Однако одной из глобальных проблем, связанных с эффективностью применения СУ-76 в войсках, было не техническое несовершенство самоходной установки, а низкая компетентность офицерских кадров самоходно-артиллерийских подразделений. Так, на одной из технических конференций БТ и МВ Волховского фронта в июле 1943 года нередко отмечалось, что офицеры-артиллеристы плохо знают материальную часть и возможности гусеничной базы СУ-76, что влияет на использование подразделений САУ в боях. Нужны были специализированные учебные заведения для артиллеристов-самоходчиков.
С начала 1943 года и в течение 1944 года на подготовку офицеров самоходной артиллерии было переведено 2 артиллерийских и 8 танковых училищ. Из них 5 — Котласское училище самоходной артиллерии, Харьковское, Чкаловское, Сызранское и 2-е Ульяновское танковые училища готовили командиров легких самоходно-артиллерийских установок с годичным сроком обучения.

И результаты не заставили себя ждать. В течение 1944 года, сражаясь с противником на различных участках советско-германского фронта, наши самоходчики приобрели громадный боевой опыт в борьбе с врагом. Самоходно-артиллерийские полки СУ-76 не только осуществляли огневую поддержку, но и уничтожали танки противника. Так, в полосе наступления 26-й армии в январе 1945 года действовал 1897-й самоходно-артиллерийский полк (19 СУ-76). В бою под н/п Лерцегхалат 14 января 1945 года 4 СУ-76, находясь в засаде за железнодорожной насыпью, подпустили 9 немецких танков «Пантера» на 200-300 метров и стрельбой по бортам сожгли 6 машин, а 3 подбили.
 
Самоходные орудия СУ-76 принимали участие почти во всех операциях заключительного периода войны. Так, при освобождении Северной Норвегии в октябре-ноябре 1944 года принимали участие 370, 371, 372-й гвардейские самоходно-артиллерийские полки (по 21 СУ-76М в каждом). В боях на территории Венгрии в январе-феврале 1945 года СУ-76М по новой штатной структуре входили в состав отдельных самоходно-артиллерийских дивизионов стрелковых дивизий (осад). Например, в 4-й гвардейской общевойсковой армии было 8 дивизионов самоходной артиллерии: 8, 13, 75, 85, 122, 69, 41 огсад и 310 осад (всего 64 СУ-76М и 5 Т-70). Также 13 января 1945 года в распоряжение армии прибыл 1202-й самоходно-артиллерийский полк (20 СУ-76М). В оперативном подчинении 4А находилось 2 механизированных и один танковый корпуса.
В 7-м Новоукраинском Краснознаменном ордена Суворова мехкорпусе было 69 Т-34, 19 ИС-122, 13 СУ-85, 15 СУ-76М и 41 разный бронетранспортер. Всего же в распоряжении командования 4А находилось 99 самоходных установок СУ-76М.
В Берлинской операции также активно использовались легкие самоходные установки. Так, в составе 1-й гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронта было 58 СУ-76М. Примерно такая же «группировка» СУ-76М находилась во 2-й гвардейской танковой армии, 3-й ударной, 47-й, 5-й ударной, 8-й гвардейской армиях 1-го Белорусского фронта, а также в 3-й и 4-й гвардейских армиях 1-го Украинского фронта, участвовавших в боях за Берлин. К концу войны в Красной Армии насчитывалось 119 легких самоходно-артиллерийских полков и 7 самоходно-артиллерийских бригад.

Польские войска, сражавшиеся в Центральной Германии, также имели на оснащении самоходные установки СУ-76М. В 1-й польской армии было около 60 самоходных орудий СУ-76М, а во 2-й - 6, 10, 11, 12-й отдельные самоходно-артиллерийские дивизионы (4, 10, 8 и 1 СУ-76М на 5 мая 1945 года) и 27-й самоходно-артиллерийский полк (11 СУ-76М). Всего за годы войны Войско Польское получило 130 самоходных установок этого типа.
Самоходные установки СУ-76М активно использовались советскими войсками при разгроме японской группировки в Маньчжурии, на Сахалине и Курильских островах. В составе 1-го Дальневосточного фронта на 5 августа 1945 года числилось 364 самоходных установки СУ-76М (из них 359 исправных), а в составе 2-го Дальневосточного — 122 самоходных установки (все исправны). Забайкальский фронт располагал 466 самоходными установками (из них 462 исправных). Таким образом, дальневосточная группировка Красной Армии на 5 августа 1945 года насчитывала 952 установки СУ-76М (из них 944 исправных).

Поскольку бои были скоротечными, большинство потерь самоходных установок СУ-76М было связано с техническими неисправностями. Так, в справке «О боевых потерях танков и СУ БТ и МВ Дальнего Востока» указывалось, что из 908 установок СУ-76М, участвовавших в боях, было выведено из строя 146 машин (безвозвратных — 15). Из них: 94 — по техническим неисправностям, 24 — увязли в болотах, 1 — утонула, 20 — выведены из строя артогнем противника (12 — безвозвратно), 5 — подорвались на минах (3 — безвозвратно) и 2 — выведены авиацией противника.
В боях на Дальнем Востоке использовались новые машины СУ-76М (за исключением 26 установок, полученных после капитального ремонта — данные по боевым машинам 1-го Дальневосточного фронта). В отчетах 1-го Дальневосточного фронта также указывалось, что командиры подразделений СУ-76М слабо знали материальную часть и во всем полагались на экипажи, особенно на механиков-водителей. По итогам боевой деятельности войск фронта (1 ДВФ) надежность и эксплуатационные характеристики боевых машин оценивались как хорошие (за исключением САУ продукции Мытищинского завода №40), хотя при этом отмечалось, что командиры стрелковых дивизий совершенно не следят за вверенной им материальной частью. Отмечалось также (что противоречит общим данным по всем по всем трем фронтам), что не менее 10 машин СУ-76М были уничтожены в результате внезапных атак японских «камикадзе». Во время маршей наши танкисты и самоходчики пытались использовать трофейное японское топливо. И автомобильный бензин, и дизельное топливо без особых проблем подходило к советской бронетанковой технике. Иногда (правда, с перегревом двигателей) СУ-76М работали даже на авиационном бензине, в то время как американская техника при подобном обращении начисто отказывала! Таким образом, самоходная установка СУ-76М, несмотря на то, что она была создана в военные годы, согласно положительным отзывам из войск (при известных доработках и модернизациях) показала себя достаточно эффективной системой и могла претендовать на достаточно долгую жизнь в советских вооруженных силах.

После окончания сражений Великой Отечественной войны многие легкие самоходные установки СУ-76М в течение десятка лет оставались на вооружении Советской Армии и были сняты с вооружения только в середине 60-х годов. В послевоенные годы они подверглись модернизации в части силовой установки. Часть машин была передана в войска некоторых социалистических и развивающихся государств, где они пробыли в боевом строю до середины 70-х годов.

В послевоенный период самоходным установкам СУ-76М опять пришлось поучаствовать в боевых действиях на Корейском полуострове в 1950-1953 годах в составе подразделений КНДР. Так, северокорейской армии СССР было передано около 75 установок СУ-76М (как военной, так и послевоенной постройки), которые должны были стать основой отдельных дивизионов самоходной артиллерии (осад) для 7 стрелковых дивизий национальной армии. Как известно, по советской штатной структуре в осад входило 13 машин СУ-76, таким образом, для укомплектования 7 дивизий Северной Кореи (с 1 по 7 сд) требовалось не менее 91 САУ. Но выход нашли просто, распределив между стрелковыми дивизиями двух и трехбатарейные дивизионы по 9-13    машин в каждом. В 105-й танковой бригаде армии КНДР находился 206-й мотострелковый полк, который имел в своем составе 308-й самоходно-артиллерийский дивизион с 16 САУ СУ-76М. В ходе боевых действий большая часть самоходных установок была подбита в боях или стала трофеем американских войск. До конца этой войны «дожили» только единичные самоходные установки. Да и эпоха подобных артиллерийских систем уже прошла, в век ракетно-ядерных вооружений требовалась уже другая техника.
Скорее всего, самоходные установки СУ-76М также участвовали и в подавлении антиправительственного мятежа (восстания) на территории Венгрии в составе боевой группировки советских войск.



Список источников:


  • Александр Чубачин СУ-76 "Братская могила экипажа или оружие Победы?" Москва «Яуза» «БТВ-Книга» «Эксмо» 2009
Категория: Бронетехника Второй Мировой войны | Добавил: Sherhhan (11.09.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 5580 | Теги: СУ-76 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]