Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Бронетехника Второй Мировой войны

Тяжелый танк КВ-1
Тяжелый танк КВ-1

Разработка концепции и конструкции танков КВ, и опыт их боевого применения в течение двух первых лет Великой Отечественной войны позволили сделать значительный шаг вперед в развитии советских тяжелых танков, и в итоге создать танки типа ИС-2, которые во многом способствовали победному окончанию войны.
К сожалению, в имеющихся на сегодняшний день публикациях допущено довольно много неточностей касающихся в основном обозначений множества имевшихся вариантов и подвариантов танка КВ. Необходимо признать, что по прошествии семидесяти лет с момента появления первых КВ, многие данные оказались безвозвратно утерянными. Тем более, что и точного подразделения вариантов КВ на раннем этапе его развития не существовало, тогда в документации они именовались просто как «тяжелый танк КВ» без дальнейшей детализации. В данном обзоре предпринята попытка (возможно и спорная) систематизировать обозначения различных модификаций танка КВ, чтобы иметь возможность более детально идентифицировать эти машины.

Путь к первым КВ

После неудачных испытаний проект танка Т-35 с усиленным бронированием был закрыт, и конструкторы начали поиск совершенно новой концепции тяжелого танка. Так как завод №183 был перегружен работой, в апреле 1938 года задание по проектированию нового танка было поручено СКБ-2 (которым руководил Жозеф Яковлевич Котин) ленинградского Кировского завода (ЛКЗ) и СКБ-1 ленинградского завода № 185 им. Кирова. В этих конструкторских бюро были разработаны два альтернативных проекта тяжелого танка: СМК (Сергей Миронович Киров) в СКБ-2 и Т-100 в СКБ-1. В начале октября после рассмотрения специальной комиссией макетов и чертежей обоих танков, было принято решение о постройке опытных образцов (по две штуки каждого). Месяцем позже, 9 декабря 1938 года, оба проекта были представлены в Кремле высшему руководству партии и правительства на совещании СНК и ЦК ВКП(б). В результате обсуждения возобладало мнение, что представленные танки получились слишком тяжелыми, слабо бронированными и в таком виде не годятся для принятия на вооружение Красной Армии. Было решено уменьшить количество башен с трех до двух, увеличивать толщину брони и сократить длину корпуса (оставить шесть опорных катков вместо восьми). На этом же совещании Ж.Я.Котин заявил о возможности создания еще одного варианта тяжелого танка, имеющего только одну башню, но зато несущего более толстую броню. В своем докладе Котин упомянул о преимуществах, которые дает переход на однобашенную схему, в частности об улучшенной маневренности. Хотя некоторым военным идея Котина не понравилась, Сталин проявил благосклонность. В результате ЛКЗ получил задание построить кроме двухбашенного СМК и однобашенный танк.
К февралю 1939 года военные разработали тактико-технические требования для нового танка. 27 февраля их утвердили на заседании Комитета обороны, и одновременно ЛКЗ получил официальный правительственный заказ на постройку прототипа однобашенного тяжелого танка, получившего название КВ, в честь советского наркома обороны маршала Климента Ворошилова. Ведущим конструктором проекта был назначен инженер Н.Л.Духов. Благодаря существовавшему в СКБ-2 конструкторскому заделу, работы продвигались довольно быстро, и уже 7 апреля был утвержден технический проект и полноразмерный деревянный макет будущего танка. Концепция танка КВ предполагала только одну башню с вооружением, дальнейшее увеличение толщины брони и силовую установку с использованием двигателя М-17Ф мощностью 660 л.с. или недавно разработанного дизельного двигателя БД-2 (позже, получившим обозначение В-2) мощностью 580л.с. Вооружение планировалось в составе одной 76-мм пушки, одной 45-мм пушки, одного 12,7-мм зенитного пулемета ДК и двух 7,62-мм пулеметов ДТ - то есть той же самой комбинации, которая использовалась на танке СМК. В это же время на Ижорском заводе проводились испытания различных броневых деталей, и началось изготовление корпуса и башни. В июне 1939 года Автобронетанковое управление РККА, основываясь на результатах испытаний двигателя В-2 на танках БТ-7М рекомендовало СКБ-2 отказаться от использования двигателя М-17, и использовать для КВ исключительно дизель В-2.

К 1 сентября 1939 года был закончен сборкой первый опытный КВ, получивший заводское обозначение У-0, имевший массу около 40 тонн, вооружение из 76,2-мм пушки Л-11, и 45-мм пушки 20-К. В тот же день его выкатили из сборочного цеха, и он совершил свой первый испытательный пробег по территории Кировского завода. Уже в ходе первых испытаний проявились недостатки в конструкции трансмиссии, а двухорудийная установка оказалась, слишком громоздкой для того, что бы эффективно использоваться в башне существующих размеров.
После устранения первых обнаруженных дефектов, 5 сентября 1939 года танк был перевезен в Москву, где продемонстрирован членам правительства и командованию Красной Армии. Затем, до конца сентября машина подверглась интенсивным испытаниям на полигоне в Кубинке. В начале октября опытный образец КВ был возвращен в Ленинград, и уже 10 октября, после устранения выявленных недостатков, начались его полигонно-заводские испытания. Пятисоткилометровый пробег, к сожалению, опять выявил многочисленные недостатки в конструкции систем двигателя и трансмиссии - неустойчивая работа двигателя, дефекты планетарных бортовых передач и коробки передач, тормозов и т.д.

Боевые испытания к Финляндии
После начала советско-финской войны, было решено снять опытные образцы тяжелых танков СМК, Т-100 и КВ с испытаний и послать на фронт для оценки их боевой эффективности. Перед этим с КВ была демонтирована вторая 45-мм пушка и 12,7-мм пулемет. На фронт КВ отправился вместе с экипажем из шести человек: командира Г.Ф.Качехина, механика-водителя, воентехника II ранга И.П.Головачева, механика-водителя К.Ковша, моториста и одновременно заряжающего А.И.Естратова (ЛКЗ), а также радиста А.Смирнова и заряжающего Н.Кузнецова (РККА). По железной дороге все три танка доставили до станции Черная Речка, откуда машины двинулись своим ходом через Териёки и Райвола в расположение 20-й бригады тяжелых танков.
Боевое крещение КВ принял 18 декабря 1939 года в районе озера Суммаярви в составе 91-го танкового батальона. В ходе боя на танке заглох двигатель, но Ковшов смог устранить неисправность. На обратном пути КВ взял на буксир поврежденный Т-28 и оттащил танк к своим. После боя обнаружилось, что ствол пушки пробит насквозь, а на броне башни и корпуса насчитали 43 отметины от бронебойных снарядов. Несколько гусеничных траков также было повреждено, снаряд пробил один опорный каток, был сорван наружный топливный бак. От ударов сорвало топливный насос, удерживавшийся только двумя болтами.

В общем, результаты боевой деятельности новых советских тяжелых танков нельзя было назвать слишком успешными. Несмотря на тот факт, что все три типа танков были способны противостоять большому количеству попаданий вражеских снарядов, низкая надежность их новых, недоведенных узлов и механизмов, особенно двигателей, стартеров, трансмиссии не позволяла обеспечить машинам достаточную подвижность, что сводило на нет преимущества мощного бронирования. Наиболее наглядно это проявилось в случае СМК, который подорвался на противотанковой мине, потерял ход, и остался неподвижной мишенью на поле боя. Его не удалось эвакуировать даже при помощи трех тяжелых танков Т-28. Он так и остался стоять на месте до наступления весны. Тем временем Т-100 и КВ были возвращены в Ленинград на свои заводы. Хотя, как уже упоминалось выше, результаты боевых испытаний новых тяжелых танков нельзя было признать успешными, но все же один вывод не подлежал сомнению - из трех машин лучше всего показал себя КВ, он и был выбран для дальнейшего развития.

Уже 19 декабря 1939 года Комитет Обороны при Совете Народных Комиссаров, ознакомившись с предварительными результатами испытаний новых тяжелых танков в боевых условиях, рекомендовал принять танк КВ на вооружение, после устранения обнаруженных недостатков. Одновременно ЛКЗ получил распоряжение начать подготовку к серийному выпуску нового танка и дать в наступающем году 50 машин установочной партии.
17 марта 1940 года КВ продемонстрировали в Кремле вместе с другими лучшими моделями танков. После возвращения прототипа КВ с фронта на ЛКЗ начала работу специальная комиссия. В состав комиссии входили майор H.H.Ковалев, военные инженеры III ранга П.К.Ворошилов и М.Ц.Каулин, капитан Н.И.Колотушкин. Новая серия испытаний проводилась на полигоне под Ленинградом в районе Красного Села. Испытывались два КВ-1 (один прототип и первая серийная машина) и один КВ-2.
Возвращаясь назад нужно сказать, что боевые действия в Финляндии показали необходимость иметь танк с главным вооружением, большего калибра, чем 76,2-мм орудие, которое оказалось неэффективным при борьбе с вражескими бункерами и полевыми укреплениями. В результате был спроектирован вариант КВ «с большой башней» (152,4-мм гаубица) по сравнению с первоначальным КВ «с маленькой башней» (76,2-мм пушка). Только значительно позже - с 1941 года, эти два танка начали обозначаться как КВ-2 и КВ-1 соответственно. Корпуса опытных машин танков этих типов имели заводское обозначение У-0 и У-7, однако опытные образцы башен часто переставлялись с одного корпуса на другой, затрудняя точную дифференциацию опытных машин. Так, например, танк У-0 сначала имел башню с 76,2-мм пушкой, но позже получил первую башню МТ-1 с 152,4-мм гаубицей для проведения ее полевых испытаний. 22 февраля 1940 года опытный У-2 с установленной на него башней с 76,2-мм пушкой (ранее стояла на У-0), снова был послан на Финский фронт для дальнейших испытаний. Семью днями позднее за ним последовала машина У-3 с башней МТ-1. Машину У-4 с башней МТ-1 не успели завершить до окончания военных действий. Танки У-0, У-2 и У-3 были успешно испытаны незадолго до окончания советско-финляндской войны. Результаты были лучше, но силовая установка все еще нуждалась в серьезных усовершенствованиях. Танки были слишком тяжелы для использовавшихся на них двигателей и трансмиссии. Однако вооружение и броня оказались соответствующими предъявленным к ним требованиям.

Представляет интерес тот факт, что в правительстве и руководстве РККА имелось много сторонников тяжелых танков, которые предлагали вообще отменить производство средних танков Т-34 в пользу КВ. Но благодаря позиции руководителя Наркомата танковой промышленности В.Малышева и генерала М.Катукова этого не произошло.

Предсерийные машины и «КВ с малой башней»
В апреле-мае 1940 года Кировский завод продолжал вести работы над опытными КВ и машинами установочной партии. Однако в конце мая последовало решение правительства по существенному увеличению объемов производства танков КВ: во втором полугодии 1940 года предписывалось изготовить 130 штук КВ с малой 7-тонной башней и 76,2-мм пушкой (КВ-1) и 100 штук КВ с большой 12-тонной башней и 152,4-мм гаубицей (КВ-2). Для обеспечения подготовки производства возросшего количества танков, в их конструкцию были внесены изменения направленные на повышение технологичности и упрощение их изготовления. Был существенно расширен опытный цех Кировского завода. Нововведения «обкатывались» на следующих машинах У-серии. Так, к июню 1940 года была спроектирована и запущена в серию (начиная с машины У-18) новая «граненая малая башня для 76-мм пушки». По сравнению с выпускавшейся ранее «круглой малой башней», для изготовления которой было необходимо применение мощного прессового оборудования и различных штампов, новая башня была гораздо более простой в производстве. Тогда же отказались и от надгусеничных полок с ящиками «авиационного типа» вызывавшими неудобства в процессе эксплуатации.
Несмотря на интенсивные усилия предпринимаемые конструкторами и производственниками, недостатки присущие КВ так и не были полностью преодолены. В результате испытаний, танков У-1, У-21 (с 152 мм гаубицей) и У-7 (с 76 мм пушкой), проведенных в июне-августе на полигоне под Ленинградом, была выявлена неудовлетворительная работа систем охлаждения и питания воздухом, ненадежность трансмиссии, недостаточная прочность траков и опорных катков, а так же большое количество более мелких недостатков. Все это вместе с дополнительными проблемами по организации производства ограничивало на первых парах выпуск танков 5-8 машинами в месяц. Тем не менее до конца 1940 года Кировскому заводу удалось изготовить 242 тяжелых танков КВ (из которых 139 КВ-1 и 104 КВ-2), полностью выполнив установленный ему план. Однако при этом качество танков оставалось невысоким.

На 1 декабря 1940 года в Красной Армии числилось 130 тяжелых танков КВ (из них 106 КВ-1). В конце 1940 года Комитет Обороны принял решение о производстве в 1941 году 1000 танков КВ, согласно которому их производство разворачивалось и на новых заводах.До июня 1941 года, незадолго до нападения Германии, Кировский завод успел выпустить 370 КВ-1 и 134 КВ-2 (с момента установки в лобовом листе корпуса шаровой пулеметной установки танки «КВ с малой башней» были переименованы в КВ-1)

КВ-1 проекта 1939 года (сварная башня, пушка Л-11) производства ЛКЗ
Первые серийные танки КВ-1 производство, которых началось с апреля 1940 года, были внешне очень похожи на опытные машины с одной 76 мм пушкой. КВ-1 проекта 1939 года ЛКЗ вооружался 76,2 мм пушкой Л-11 с длиной ствола в 31 калибр с маской типа «свиное рыло» похожей по форме на «Saukopfblende» немецких штурмовых орудий Sturmgeschütz появившихся позже. Очень быстро выяснилось, что пушка Л-11 оказалась недостаточно мощной и слишком ненадежной, к тому же она имела довольно необычную конструкцию - ее ствол был, как бы подвешен под люлькой, что пагубно влияло на точность стрельбы - из нее было почти невозможно попасть двумя снарядами в одно и то же место!
Башня, устанавливающаяся на опытных машинах с гнутым кормовым броневым листом была заменена другой, из плоских броневых листов, клепано-сварной конструкции, которая имела коробчатую форму. Это существенно облегчило ее производство. Болтовые соединения на бортах башни теперь отсутствовали. Некоторые КВ-1 проекта 1939 г. попали в армейские подразделения уже летом 1940 года, но реально их производство развернулось на ЛКЗ только с октября-декабря 1940 года.
КВ-1 проекта 1939 г. ранних выпусков («КВ с малой башней») имели амбразуру для стрельбы из личного оружия в лобовом листе корпуса рядом со смотровым люком механика-водителя, на машинах поздних выпусков здесь уже устанавливался 7,62 мм пулемет ДТ в шаровой установке. Это нововведение стало стандартом для всех последующих КВ. Машины ранних выпусков имели упрощенную установку пулемета в корме башни, позже здесь было установлено стандартизированное шаровое крепление. Конструкция КВ-1 проекта 1939 г. отличалась ясностью форм и довольно высоким качеством обработки деталей (все упрощения и проблемы связанные с эвакуацией были еще впереди), но на изготовление одного танка затрачивалось более 25000 человеко-часов. Двойные опорные катки изготавливались из стали и имели резиновые втулки, поддерживающие ролики снабжались резиновыми бандажами, что повышало плавность хода. Позднее проблемы с поставками резины и необходимость упрощения конструкции танка привели к тому, что опорные катки и поддерживающие ролики на танках КВ-1 проекта 1941 г. и более поздних машинах лишились резиновых деталей и начали изготавливаться полностью из стали.

КВ-1 проекта 1939 г. строились только на ЛКЗ в Ленинграде. Имеются фотодокументы, которые показывают, что в начальный период войны на фронт были отправлены даже некоторые из опытных образцов КВ, а также что на корпуса танков серийного производства устанавливались башни опытных машин.
В документации заводов-изготовителей и Наркомата танковой промышленности, не делалось особого различия между выпускаемыми вариантами КВ-1: все они именовались «КВ с малой башней» или «тяжелый танк КВ». Только с 1941 года были введены обозначения КВ-1 и КВ-2, однако, опять же без учета серьезных изменений в их конструкции и производстве. Поэтому в данном обзоре для дифференциации различных модификаций КВ и их изготовителей приводится год разработки проекта (не запуска в серийное производство) и основной производитель, например ЛКЗ. Хотя в большинстве доступной литературе по данному предмету часто используется год начала серийного выпуска, но это представляется не совсем верным. К тому же благодаря наличию большого количества различных изготовителей и субподрядчиков, существовало множество «смешанных вариантов» КВ, что было обусловлено фактическим наличием узлов для окончательной сборки танка.

КВ-1 проекта 1940 года (сварная башня, пушка Ф-32) производства ЛКЗ и ЧТЗ
Уже к концу 1940 года было принято решение, о существенной переработке конструкции КВ-1. Основанием для такого решения стало запланированное массовое производство и установка нового основного вооружения.
Танк КВ-1 проекта 1940 г. был запущен в производство в январе 1941 года на ЛКЗ. Новый танк отличался от танка проекта 1939 г. новой башней - это была доработанная башня (деталь № 57) от танка проекта 1939 г. с 76,2 мм пушкой Ф-32 длиной ствола 31,5 калибра, которая устанавливалась в новой маске, аналогичной используемой на танках Т-34. Решение об изменении основного вооружения танка было принято учитывая упомянутые выше неудовлетворительные характеристикаи Л-11. Поэтому в КБ В.Г.Грабина на Артиллерийском заводе № 92 была заказана танковая пушка Ф-32. Конструкция Ф-32 представляла собой развитие танковой пушки Ф-22, испытывавшейся на танке БТ-7. Новая пушка была значительно совершеннее и намного более проста в производстве. В первом полугодии 1940 года на Кировском заводе должны были изготовить 30 штук Ф-32, а с августа развернуть валовое производство этой системы и сдать до конца года 130 штук. Тем не мене до конца года удалось изготовить только 50 штук Ф-32.
Интересно, что использование пушки Л-11 с самого начала рассматривалась как «временная мера вплоть до разработки и запуска в производство более совершенной танковой пушки». Таким образом, существование КВ-1 проекта 1939 г. стало возможным только из-за бесконечных задержек с разработкой вооружения. То, что КВ-1 проекта 1939 г. с пушкой Л-11 все же был запущен в производство, говорит о том, насколько сильно требовался военным новый тяжелый танк. Интересно отметить, что средний танк Т-34 изначально также вооруженный 76,2 мм пушкой Л-11, но с начала 1941 года был перевооружен существенно более лучшей по своим характеристикам пушкой Ф-34, которая, несомненно, превосходила и Ф-32. В результате это сделало тяжелый КВ, вооруженным слабее, чем средний танк. Велись работы по установке в башне КВ-1 и более мощного орудия калибра 85 мм или 95 мм, однако они не привели к практическим результатам. Установка 76 мм пушки Ф-27 с более высокой начальной скоростью снаряда также потерпела неудачу.

До начала войны, к июню 1941 года, на Кировском заводе было построено в общей сложности 264 КВ-1 проекта 1940 г. После 22 июня были предприняты чрезвычайные меры по увеличению производства КВ. С 1 июля 1941 года, в пользу увеличения поставок КВ-1, был снят с производства КВ-2. Кроме того, была упрощена конструкция башни, и установлены новые усиленные опорные катки.
Боевой опыт столкновений с немецкими войсками и особенно с зенитными орудиями 88 mm Flak 36, которые при необходимости использовались в качестве противотанковых и снаряды которых пробивали броню КВ-1, показал жизненную необходимость улучшения бронирования КВ. Несмотря на то, что это вело к дополнительной нагрузке на и без того слабую трансмиссию, подвеску и двигатель, в качестве временной меры на танк начали устанавливать дополнительное бронирование. На танках КВ-1 проекта 1940 г. поздних выпусков на передних наклонных листах корпуса и на передней стенке отделения управления наваривались 20 мм броневые листы, а также 50 мм броневые листы вокруг башенного погона.
С эвакуацией производства из Ленинграда в Челябинск производство КВ-1 проекта 1940 г. с пушкой Ф-32 было продолжено, на новом месте. Первая «предсерийная» машина была изготовлена здесь в феврале 1941 года, и ее производство продолжалось до октября 1941 года, пока запасы пушек Ф-32 не исчерпались. Сокращая трудозатраты на производство одного танка, в Челябинске было внесено множество усовершенствований в процесс производства. Так в июле 1941 года было проведено не менее 349 изменений и уже 1322 изменений в августе 1941 года! Тем временем, в Ленинграде на ЛКЗ производство КВ-1 проекта 1940 г. продолжалось по старой документации до конца сентября 1941 года, так как усовершенствования производства принятые на ЧТЗ не могли быть введены в условиях немецкой осады.

КВ-1 с двигателем М-17
Одним из результатов эвакуации множества заводов и фабрик на Урал стала нерегулярность поставок материалов и оборудования, что привело к появлению нескольких необычных вариантов танка КВ, причем отличия коснулись не только башни, корпуса и вооружения, но даже и самого сердца машины - двигателя. После того как Харьковский завод двигателей № 75 в июле 1941 года был эвакуирован, возникла нехватка двигателей В-2. Чтобы не останавливать производство в сентябре 1941 года, в качестве их замены на 37 танках КВ-1 проекта 1940 г. ЛКЗ были установлены двигатели М-17, ранее использовавшиеся на тяжелых танках Т-35. Внешне эти танки отличались пятью дополнительными топливными баками, емкостью по 160 литров каждый, которые были установлены на надгусеничных полках. Дополнительные топливные баки были необходимы, чтобы компенсировать больший расход топлива, который имел двигатель М-17: от 4,7 до 9,5 л. на 1 км пробега (дизель В-2: от 2,7 до 5,0). Такие же чрезвычайные меры по замене В-2 на М-17 пришлось принимать и на ЧКЗ в ноябре-декабре 1941 года. Там было выпущено 130 танков КВ-1 проекта 1940 г. ЧКЗ с двигателями М-17.

КВ-1 проекта 1941 г. с экранами (КВ-1Э) производства ЛКЗ (ЧТЗ) (сварная башня с дополнительной броней, пушка Ф-32).
После начала боевых действий с фронта начали поступать сведения о том, что снаряды немецкого 88-мм зенитного орудия Flak 36 без труда пробивают броню танков КВ. Чтобы быстро поправить положение было предложено установить на танки КВ дополнительные броневые листы, что являлось конечно временным решением, до того момента как будет готов новый, лучше защищенный танк.
В результате были спроектированы дополнительные броневые модули («экраны»), закрепляющиеся на башне и бортах корпуса КВ-1. Такое решение позволяло использовать существующие танки без изменения их конструкции и разработки совершенно нового танка. К тому же, Ижорский завод в Ленинграде не имел технического оборудования, для изготовления более тяжелых машин с утолщенной броней.
Решение о начале производства «экранов» было принято в конце июня 1941 года, в комплект входили броневые листы толщиной от 20-25мм до 30-35мм, причем они устанавливались не в плотную к основной броне, а прикручивались к металлическим бонкам. Последние, в свою очередь, приваривались непосредственно к броне танка. Таким образом, между основной и дополнительной броней существовал воздушный зазор. Доработанные машины получили название «экранированные» (с навесной броней).
По одним данным экранирование новых танков КВ-1 проекта 1940 г. производилось непосредственно на ЛКЗ, начиная с 1 июля 1941 года, а танков приходящих на ремонт на заводе № 371. По некоторым другим данным, такую экранировку танков КВ мог вести Ленинградский металлический завод. Однако в документах Кировского и Ижорского заводов, а также представителей военной приемки отсутствует какая-либо информация о дополнительной экранировке КВ!
 
Между тем, представители военной приемки фиксировали любые изменения в конструкции танков. Естественно, такие крупные изменения в конструкции как экранировка, не могли пройти мимо них или заводских конструкторов. Тем не менее, фотографий таких танков встречается довольно много. Некоторые из них имеют дополнительные «экраны» только на бортах башни, а некоторые еще и на бортах корпуса.
Имеются сведения, что эта программа, была закрыта уже в августе 1941 года, после того как выяснилось, что дополнительный вес брони, доведший боевой вес КВ почти до 50-тонн, привел к недопустимой перегрузке и так уже перегруженного двигателя и ходовой части. Боевое применение также показало, что передние опорные катки имели тенденцию к поломкам под воздействием этого дополнительного веса. Эта проблема была позже частично преодолена установкой литых опорных катков усиленной конструкции.
Экранировке, судя по фотографиям, подвергались только танки КВ выпуска июля 1941 года (до введения башни упрощенной конструкции), имеющие дополнительные наварные бронелисты на передней части (наклонные листы и передний лист отделения управления) и бортах корпуса, так и без них. Перебои в снабжении приводили к тому, что, некоторые машины не получали полного комплекта «экранов». В результате встречались танки с «экранами», установленными на башне и корпусе, но были и танки у которых «экраны» были установлены только на башне. Кроме того, поспешное производство дополнительных экранов приводило к тому, что их форма существенно варьировалась. Такие танки часто неофициально именовались КВ-1Э. В настоящее время вопрос о том, где точно экранировались танки КВ и сколько таких машин было изготовлено, пока остается открытым. Интересно, что такие экранированные танки встречаются только на Северо-Западном и Ленинградском фронтах.

Танки КВ-1 проекта 1939, 1940 и 1941 гг. на службе немецкого Вермахта.
Обозначение «Beutepanzer» - трофейный танк, применялось ко всем трофейным боевым машинам всех стран, добытых в ходе различных военных кампаний и используемых на службе в Вермахте. Такое обозначение не применялось для транспортных средств, построенных в Австрии и в Чехословакии уже после их аннексии. Первоначально «Beutepanzer» использовались боевыми подразделениями, чтобы восполнить возникающие потери немецких боевых машин или просто повысить огневую мощь подразделений.
 
Реализация плана «Barbarossa» - нападения на СССР, оказалась значительно более сложной задачей, чем первоначально планировалось немецким командованием. Потери Вермахта в технике были огромны, и составляли на Восточном фронте зимой 1941-1942 годов 22496 мотоциклов, 18292 легковых автомобиля, 31143 грузовиков и 2252 тягачей. Фактические боевые потери были не столь высоки, но тяжелые условия русского бездорожья и слишком большие расстояния, которые приходилось преодолевать войскам, привели к неожиданному росту небоевых потерь. Немецкая промышленность была совершенно не в состоянии восполнять такие тяжелые потери даже в начальный период войны, а в последующий период затянувшихся боевых действий, эта проблема все более обострялась.
Поэтому машины из новых «поставок» были собраны, внесены в реестр захваченных немцами транспортных средств, получили новые немецкие обозначения, восстановлены и переданы боевым подразделениям, дислоцировавшимся на протяжении всего Восточного фронта. Кроме этих «официальных» боевых машин, сами подразделения иногда включали в состав своего машинного парка, самостоятельно захваченные вражеские машины, добытые ими непосредственно на поле боя. По сравнению с «официальной» техникой их эксплуатация была намного менее эффективной. Из-за недостатка запасных частей их бросали, как- только они выходили из строя, так как их ремонт не представлялся возможным. В ремонтных подразделениях некоторых немецких частей и соединений проводились и собственные модернизации трофейной техники.
Система обозначения для «Beutepanzer» имела численно-буквенную структуру, цифрами обозначался тип машины, а буквами страна-донор: 200 - бронеавтомобили, 300 - полугусеничные машины, 400 - бронированные полугусеничные машины, 600 полноприводные артиллерийские тягачи, 630 - бронированные артиллерийские тягачи, 700 - танки и 800 - носители оружия/самоходные орудия; Бельгия (b), Франция (f), Великобритания/Канада (е), Венгрия (u), Италия (i), Нидерланды/Голландия (h), Польша (p), Советский Союз (r) и США (a).
В соответствии с этой системой немецкое обозначение для трофейных танков КВ-1 при их эксплуатации в структуре Вермахта выглядело следующим образом: Fremdgeraeteken-nummer / первоначальное (советское) обозначение и тип / роль транспортного средства.

Panzerkampfwagen KV-IA 753(r)
КВ-1 проекта 1939 и 1940 г. со сварными башнями, но без дополнительного бронирования. Некоторые из этих машин, перевооружались немецким 75 мм орудием, чтобы облегчить снабжение боеприпасами, на них также устанавливались командирские башенки немецкого образца. Последняя мера значительно улучшала обзор с места командира танка. Обязательной была установка немецкого оборудования для радиосвязи, в том числе и антенн.

Panzerkampfwagen KV-IB 755 (r)
КВ-1 проекта 1941 г. с литой башней и дополнительным бронированием, или с «экранами». Обязательной была установка немецкого оборудования для радиосвязи, в том числе и антенн.

Panzerkampfwagen KV-IC 756 (r)
КВ-1 проекта 1941 и 1942 г. с литой башней. Некоторые из этих машин, перевооружались немецким 75 мм орудием, чтобы облегчить снабжение боеприпасами, на них также устанавливались командирские башенки немецкого проекта. Последняя мера значительно улучшала обзор с места командира танка. Обязательной была установка немецкого оборудования для радиосвязи, в том числе и антенн.
В отличие от КВ-2, танки КВ-1 Beutepanzer довольно широко использовались немецкими войсками, главным образом из-за очень хорошей броневой защиты по сравнению с немецкими танками начального периода войны. Большое количество фотодокументов, на которых запечатлены танки KV-1 753, 755 и 756 (r) подкрепляет этот вывод. Несмотря на факт, что число таких танков может быть только приблизительно оценено, предположение о том, что KV-1 Beutepanzer использовался на Восточном фронте до 1943/44 гг. вполне реалистично.

Учебные макеты КВ-1 для отработки тактики действий прошв советских танков в Wehrmacht.
После того как уже в первые дни реализации плана «Barbarossa» немецкая армия столкнулась со средними и тяжелыми советским и танками, немецкое командование предприняло неотложные меры для эффективной подготовки своих войск к борьбе с этим новым неожиданным противником. В немецких пехотных и панцергренадерских подразделениях была быстро принята новая программа обучения, адекватная сложившейся ситуации. Она включала не только тренировки пехотинцев по отработке действий по уничтожению или выведению из строя танков КВ, но также и создание официальных таблиц по степени уязвимости КВ от огня пехотного противотанкового вооружения и танковых пушек, включая обнаруженные слабые места в их бронезащите. Эти таблицы появились уже в конце 1941, начале 1942 года.

КВ-1 проекта 1941 г. (сварная башня упрощенной конструкции с пушками Ф-32 или ЗиС-5) ЧТЗ
В сентябре 1941 года на Ижорском заводе велись работы над проектом новой сварной башни, призванной заменить все выпускавшиеся до этого времени образцы. А в конце октября 1941 г. в Челябинске началось производство новой модификации танка (КВ-1 проекта 1941 г.. ЧТЗ) со сварной башней имеющей улучшенное бронирование в задней части погона, конструкция которой базировалась на проекте башни «деталь №157», но с различными упрощениями, введенными в ходе подготовки массового производства. В конструкции этой башни было изжито большинство недостатков присущих предыдущим проектам. Внешне новая башня отличалась тем, что задняя часть ее погона теперь была полностью интегрирована в остальную броню. Таким образом кормовая ниша башни стала выглядеть короче. Кроме того, приборы наблюдения заднего стрелка были смещены к корме башни, чтобы устранить, мертвую зону над крышей МТО, которая имелась при старом расположении приборов.
Танки этой модификации вооружались модифицированной пушкой ЗиС-5 (Ф-34),хотя машины ранних выпусков еще имели пушки Ф-32 (пока ЗиС-5 не стали выпускаться в достаточных количествах). На самых последних партиях этих танков уже начали использоваться корпуса образца 1942 г. с прямыми кормовыми броневыми листами.

КВ-1 проекта 1941 г.(литая башня с пушкой ЗиС-5) ЧКЗ
Подготовка проекта литой башни для танков КВ уже велась, когда КВ-1 проекта 1939 г. был запущен в серийное производство. Несколько прототипов этой башни были разработаны  в июне 1940 года на ЛКЗ. Однако запуск башни новой конструкции в серийное производство так и не был осуществлен из-за серьезных технических проблем при подготовке массового выпуска литой башни на поточной линии. Попытка подготовки их опытного производства на Ижорском заводе в начале 1941 г. также потерпела неудачу. Следующие опытные образцы этой башни для КВ-1 были изготовлены на заводе №78 в марте 1941 г., но постоянно возникающие проблемы с литьем такой большой детали - особенно появление воздушных пузырей в металлеe и эвакуация ЛКЗ из Ленинграда в конце 1941 года опять задержало начало их серийного производства.
В то время как в 1941 г. производство танков КВ со сварными башнями в различных вариантах шло высокими темпами в Ленинграде и Челябинске, на ЧКЗ продолжались работы над проектом литой башни. Решение, наконец, запустить в серийное производство такой тип башни с толщиной брони в 100 мм (деталь №257) сулило несколько преимуществ. С одной стороны «Танкоград» теперь получил в свое распоряжение технические возможности сразу нескольких различных заводов, с другой стороны в этой башне можно было добиться более выгодных с точки зрения баллистики форм даже при тех же самых толщинах брони, что и на сварных вариантах. Скругленные формы обеспечивали повышенную снарядостойкость даже в случае обстрела немецкими 88 мм зенитными орудиями, не говоря уже о другом противотанковом вооружении Вермахта. КВ-1 проекта 1941 г. с этой башней был запущен в серию в январе 1941 г. на ЧКЗ, где его производство продолжалось до августа 1942 года. Эксперименты по изготовлению литого корпуса для танков типа КВ, однако, потерпели неудачу, использование крупных литых деталей в конструкции корпуса будет реализовано только в конце 1943 года на танках ИС-2.

КВ-1 проекта 1942 г.(литая усиленная башня с пушкой ЗиС-5) ЧКЗ
В декабре 1941 г. завод №200 разработал другой тип литой башни для танков КВ. Новая башня (деталь №957) получила в некоторых местах (признанных слабыми в старой литой башне) броню увеличенной до 110-120 мм толщины. Но общий вес башни по сравнению со старой конструкцией не изменился. Обозначенная как КВ проект 1942 г. с усиленной литой башней новая модификация танка была запущена в серийное производство с января 1942 г. и строилась до августа 1942 года. Новая башня была внешне очень похожа на предыдущий проект, но имела более толстую броню вокруг погона, кольцевой прилив брони (воротник) вокруг крепления шаровой установки пулемета в кормовой нише и небольшие отличия в форме литья. Последние танки КВ-1 проекта 1942 г. получили новый тип корпуса - с прямыми листами в кормовой части. На ранних производственных сериях нового корпуса на нем все еще устанавливалась выпуклая крышка люка доступа к двигателю (в крыше МТО), но позднее стала использоваться и плоская крышка. Кроме того, на танках этого проекта начали устанавливаться литые усиленные опорные катки улучшенной конструкции.
Башни изготовления УЗТМ при виде спереди немного шире, башни производства завода №200 - более узкие и имеют литьевые детали.

Общее описание конструкции тяжелого танка КВ-1

Танк КВ-1 имел классическую компоновку с кормовым расположением трансмиссии. Внутри корпус танка был разделен на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное. Отделение управления располагалось в носовой части танка. В нем находились сиденья механика-водителя (в центре) и стрелка-радиста (слева). Слева от сиденья стрелка-радиста размещалась радиостанция, а за ней — четыре аккумуляторные батареи. В середине лобового броневого листа корпуса имелся смотровой люк механика-водителя, закрывавшийся броневой крышкой со смотровой щелью с триплексом. Справа от механика-водителя в крыше корпуса устанавливался зеркальный смотровой прибор. Перед стрелком-радистом в лобовом листе располагалась шаровая установка курсового пулемета. Над сиденьем стрелка-радиста в крыше корпуса танка был сделан входной люк, закрывавшийся откидной броневой крышкой. Кроме того, в отделении управления размещались органы управления танком, воздушные баллоны с вентилями и приборами, топливные краны и насос, контрольные приборы.
Боевое отделение занимало среднюю часть машины. В нем находились сиденья наводчика (слева от пушки), командира танка и заряжающего (справа от пушки). Над боевым отделением на шариковой опоре монтировалась башня, в ней устанавливалось вооружение и хранилась часть боекомплекта. Вдоль бортов боевого отделения размещались топливные и масляный баки, на днище — часть боеукладки и ВКУ. Для наблюдения за полем боя в крыше башни по бортам и в кормовой части устанавливались зеркальные смотровые приборы. Кроме того, в бортах башни имелись смотровые щели со стеклоблоками. Для посадки экипажа в крыше башни предусматривался входной люк, закрывавшийся броневой крышкой. На части машин на основании люка располагалась турель для установки запасного пулемета для стрельбы по воздушным целям.
Моторное отделение шло за боевым и отделялось от него разборной перегородкой. В отделении устанавливались двигатель, водяные и масляные радиаторы и воздухоочиститель. Перегородка, отделявшая моторное отделение от боевого, имела два люка, предназначавшиеся для доступа к двигателю из боевого отделения танка. В верхних створках люков были смонтированы иллюминаторы для наблюдения за двигателем.
Трансмиссионное отделение находилось в кормовой части танка и отделялось от моторного специальной перегородкой, в которой крепился кожух вентилятора. Кроме того, в перегородке имелись дверцы для доступа к воздухоочистителю. В этом отделении размещались агрегаты трансмиссии и электростартер.

КОРПУС танка представлял собой жесткую сварную коробку из катаных броневых листов толщиной от 30 до 75 мм. Для обеспечения жесткости корпуса применялись угольники и накладки. Носовая часть корпуса состояла из верхнего, среднего и нижнего броневых листов, изготовленных из гомогенной брони толщиной 75,40 и 75 мм соответственно. Начиная с июля 1941 года верхний и нижний лобовые листы были усилены за счет приварки к ним накладных броневых листов толщиной 25 мм. В верхнем лобовом листе имелись два выреза: один — под смотровой люк механика-водителя, второй — под установку курсового пулемета. На среднем лобовом листе слева находился вырез под установку антенного ввода, прикрытого приварным броневым стаканом. На нижнем лобовом листе приваривались два буксирных рыма.
Борт корпуса изготавливался из одного вертикального броневого листа, в котором имелось шесть отверстий для прохода осей балансиров, шесть кронштейнов с площадками для крепления резиновых упоров, ограничивавших ход балансиров вверх, а также отверстия для крепления трех кронштейнов поддерживающих катков. В передней части каждого бортового листа был приварен кронштейн кривошипа направляющего колеса, а в задней части имелось отверстие для установки бортового редуктора. Начиная с июля 1941 года в районе боевого отделения к бортам корпуса приваривались накладные броневые листы толщиной 25 мм.
Корма корпуса состояла из верхнего (60 мм) и нижнего (75 мм) броневых листов, между которыми был расположен карман для выхода воздуха. К нижнему кормовому листу приваривались два буксирных рыма. С начала 1942 года на части бронекорпусов верхний броневой лист стал изготавливаться прямым, а не гнутым.
Крыша корпуса состояла из трех частей — крыши над боевым отделением, крыши над моторным и крыши над трансмиссионным отделениями. Крыша над боевым отделением была изготовлена из 40-мм броневого листа, в котором находился круглый вырез для установки нижнего погона опоры башни. На съемной броневой крышке моторного отделения толщиной 30 мм имелись люк для доступа к двигателю, два выхлопных патрубка, два отверстия для входа охлаждающего воздуха и люк для заправки воды в заливной бачок системы охлаждения. В крыше трансмиссионного отделения было два люка, предназначавшихся для доступа к механизмам трансмиссии.
Для защиты погона башни на крыше корпуса приваривались броневые планки высотой до 80 мм и толщиной 40 мм. Днище сваривалось встык из двух броневых листов. В передней части корпуса оно имело большую толщину брони (40 мм), чем в задней (30 мм). В передней части днища, за сиденьем механика-водителя, располагался запасной (аварийный) люк. В задней части днища выполнялись четыре отверстия для слива масла и воды и один подмоторный люк.

ВООРУЖЕНИЕ. На танках КВ-1 ранних выпусков устанавливалась 76-мм пушка обр. 1938/39 г. Л-11 с длиной ствола 30,5 калибра и начальной скоростью бронебойного снаряда 612 м/с. Вертикальная наводка — от -7° до +25°. Пушка имела вертикальный клиновой полуавтоматический затвор с устройством для отключения полуавтоматики. Особенностью пушки Л-11 являлись оригинальные противооткатные устройства, в которых жидкость компрессора непосредственно контактировала с воздухом накатника.
С января 1941 года на КВ-1 устанавливалась 76-мм пушка Ф-32 обр. 1939 г. с длиной ствола 31,5 калибра. Начальная скорость бронебойного снаряда — 613 м/с. Вертикальная наводка — от -5° до +25°. Затвор клиновой с полуавтоматикой механического копирного типа. Тормоз отката — гидравлический, накатник — гидро-пневматический. Длина отката — 450 мм. Уравновешивание пушки осуществлялось с помощью груза, размещавшегося на кронштейне гильзоулавливатепя.
С октября 1941 года на КВ-1 устанавливалась 76-мм пушка ЗИС-5 обр.1941 г. с длиной ствола 41,5 калибра. Начальная скорость бронебойного снаряда — 680 м/с. Масса пушки — 1155 кг. Предельная длина отката — 390 мм, вертикальная наводка — от -5° до +25°. Затвор клиновой, с полуавтоматикой механического копирного типа. Противооткатные устройства пушки состояли из гидравлических тормоза отката и накатника и располагались под стволом. Пушка ЗИС-5 отличалась от танковой пушки Ф-34 конструкцией люльки, устройством и креплением бронировки, конструкцией механизма крепления орудия по-походному и тягой к перископическому прицелу. В остальном устройство обеих пушек и применяемые боеприпасы были одинаковы.
Выстрел из пушки производился с помощью ножного и ручного механических спусков.
Танк вооружался четырьмя пулеметами ДТ. Один пулемет был спарен с пушкой, второй — кормовой, третий — курсовой, четвертый — запасной. Курсовой пулемет ДТ устанавливался в шаровой опоре, располагавшейся в лобовом листе корпуса танка перед стрелком-радистом и обеспечивавшей горизонтальные углы обстрела в секторе до 30°, а по вертикали —- от -5° до +15°. Пулеметная установка кормового пулемета ДТ позволяла стрелять в горизонтальной плоскости в секторе 30°, а по вертикали — ±15°. Запасной пулемет ДТ укладывался на левом борту отделения управления. В случае необходимости он мог быть установлен на крыше башни на турельной зенитной установке, которой оснащалась часть танков.
Для ведения стрельбы из пушки Л-11 применялись телескопический прицел ТОД-6 и перископический панорамный прицел ПТ-6; из пушки Ф-32 — телескопический прицел ТОД-8 и перископический панорамный прицел ПТ-6; из пушки ЗИС-5 — телескопический прицел ТМФД-7 и перископический панорамный прицел ПТ-4-7. На части танков вместо этих прицелов устанавливались телескопические прицелы 9Т-7, ЮТ-7 или ЮТ-13 и перископический ПТ-4-13.
Для стрельбы из пушек Л-11, Ф-32 и ЗИС-5 использовались унитарные патроны от дивизионных пушек обр, 1902/30 г. и обр.1939 г. и от полковой пушки обр.1927 г.: с осколочно-фугасной дальнобойной гранатой (стальной ОФ-350 и сталистого чугуна ОФ-ЗбОА) и взрывателем КТМ-1; с фугасной гранатой старого русского образца (Ф-354) и взрывателями КТ-3, КТМ-3 или ЗГТ; с бронебойно-трассирующим снарядом (БР-350А, БР-350Б, БР-350СП) и взрывателем МД-5; с бронепрожигающим (кумулятивным) снарядом (БП-353А) и взрывателем БМ; с пулевой шрапнелью (Ш-354 и Ш-354Т) и шрапнелью Гартца (Ш-354Г), с трубками — 22-секундной или Т-6; со стержневой шрапнелью (Ш-361) и трубкой Т-ЗУГ; с картечью (Ш-350),
В октябре 1943 года был принят на вооружение и стал включаться в боекомплект танка КВ-1 унитарный патрон с подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом БР-354П.
В танках выпуска 1940 года с пушкой Л-11 боекомплект состоял из 111 выстрелов. В боекомплект танка с пушками Ф-32 и ЗИС-5 входили 114 выстрелов, 3024 патрона (48 дисков) к пулеметам и 25 ручных гранат Ф-1. Боекомплект к пушке размещался в снарядных укладках по бортам кормовой ниши башни (10 выстрелов), в кассетах (6 выстрелов) на бортах корпуса и в 44 ящиках (чемоданах) по два выстрела в каждом — на днище боевого отделения. Стеллажи для укладки дисков к пулеметам ДТ размещались в отделении управления (по правому и левому борту), на правом борту и в кормовой нише башни. Практическая скорострельность пушки при использовании выстрелов из башенной укладки составляла 5—7 выстр./мин, а из укладки на полу — 1 выстр./мин.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке КВ-1 устанавливался 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель В-2К. Максимальная мощность двигателя — 600 л.с. при 2000 об/мин, эксплуатационная — 500 л.с. при 1800 об/мин. Диаметр цилиндра 150 мм. Ход поршней левой группы — 180 мм, правой — 186,7 мм. Цилиндры располагались V-образно под углом 60°. Степень сжатия 14 — 15. Масса сухого двигателя с электрогенератором без выхлопных коллекторов — 750 кг.
Топливо —- дизельное, марки ДТ или газойль марки «Э»; подавалось принудительно, с помощью двенадцатиплунжерного топливного насоса НК-1. Общая заправочная емкость топливных баков составляла 600—615 л. Два бака устанавливались у правого борта корпуса танка: передний — в отделении управления, задний — в боевом отделении. Заправочная емкость переднего бака равнялась 230—235 л, заднего — 235—240 л. Третий бак емкостью 140 л устанавливался у левого борта корпуса танка в боевом отделении. Для увеличения запаса возимого топлива в конце лета 1941 года на надгусеничных полках танков начали устанавливать от трех до пяти дополнительных топливных баков. На танках производства ЛКЗ баки имели прямоугольную форму, а ЧКЗ — цилиндрическую. Наружные топливные баки к системе питания двигателя не подключались.
Система смазки — циркуляционная, под давлением. Циркуляцию масла обеспечивал шестеренчатый трехсекционный масляный насос. Емкость масляного бака — 60 л. Для смазки двигателя применялись авиационные масла: МК и МС — летом и МЗС — зимой.
Система охлаждения — жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. Радиаторов — два, трубчатых, установленных по обе стороны от двигателя с наклоном в его сторону, общей емкостью 55—60 л. Для очистки воздуха, поступавшего в цилиндры двигателя, танк оборудовался центробежным воздухоочистителем типа «Помон» с масляной ванной и проволочным фильтром (канителью).
Пуск двигателя осуществлялся с помощью двух электростартеров СМТ-4628 мощностью 4,4 кВт каждый или сжатым воздухом из двух воздушных баллонов. С конца 1941 года на КВ-1 вместо двух стартеров СМТ-4628 стал устанавливаться один стартер СТ-700 мощностью 11 кВт.
Механическая трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения феродо по стали, пятиступенчатой двухвальной коробки передач, имевшей пять передач для движения вперед и одну передачу заднего хода, многодисковых бортовых фрикционов сухого трения сталь по стали с ленточными плавающими тормозами и двух планетарных двухрядных бортовых редукторов.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ применительно к одному борту состояла из шести опорных катков малого диаметра с внутренней амортизацией и трех обрезиненных поддерживающих катков. С июля — августа 1941 года на ЧКЗ был организован выпуск литых опорных и поддерживающих катков без амортизации.
Подвеска опорных катков — индивидуальная торсионная. Ведущее колесо состояло из литой ступицы и двух литых съемных венцов с 16 зубьями каждый. Направляющее колесо устанавливалось на оси кривошипа винтового механизма натяжения гусеницы.
Гусеница шириной 700 мм включала 87—90 траков с шагом 160 мм. Трак представлял собой штамповку из стали 35ХГ2 с двумя прямоугольными окнами для цевочного зацепления с зубьями ведущего колеса. С осени 1941 года выпускались литые траки.
ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 24 В. Источники: генератор ГТ-4563А мощностью 1 кВт, четыре аккумуляторные батареи 6-СТЭ-144 емкостью 144 А ч каждая. Потребители: электростартеры СМТ-4628, электромотор МБ-20 поворотного механизма башни, средства связи, контрольные приборы, аппаратура внешнего и внутреннего освещения, электросигнал.
СРЕДСТВА СВЯЗИ На КВ-1 устанавливалась коротковолновая телефонно-телеграфная радиостанция 71-ТК-З, а с декабря 1941 года — радиостанция 10-Р. Внутренняя связь обеспечивалась танковым переговорным устройством ТПУ-4-бис.


Список источников:


журнал "Бронеколлекция" №6 2006 год "Тяжелый танк КВ"
журнал "Военные машины" №№67-68 КВ-1
Коломиец М.В. КВ. «Клим Ворошилов» — танк прорыва. — М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2006
Категория: Бронетехника Второй Мировой войны | Добавил: Sherhhan (16.07.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 7162 | Теги: КВ-1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]