Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Флот Межвоенный период

тяжелый крейсер "Кронштадт"(проект 69)

ТЯЖЕЛЫЙ КРЕЙСЕР ПРОЕКТА 69 «КРОНШТАДТ»

Десятилетняя программа (1937—1946 гг.) строительства «Большого океанского флота» предусматривала ввод в строй 15 крупнейших в мире тяжелых крейсеров. Кораблестроители и конструкторы понимали, что при тогдашнем состоянии нашей промышленности это было явно нереально. Однако, зная пристрастие Сталина к тяжелым крейсерам, никто не решался возражать. И вплоть до самого начала Великой Отечественной войны в адрес генсека чуть ли не еженедельно шли рапорты о ходе строительства кораблей типа «Кронштадт» — самых больших и самых мощно вооруженных тяжелых крейсеров из всех, когда-либо строившихся в мире...

РАЗРАБОТКА ПРОЕКТА

Проектирование тяжелых крейсеров для советского флота началось в середине 30-х годов, одновременно с разработкой проектов больших (типа «А») и малых (типа «Б») линейных кораблей. В 1934—1935 годах конструкторские бюро судостроительной промышленности, Научно-исследовательский институт военного кораблестроения Управления морских Сил (УМС) РККА и итальянская фирма «Ансальдо», осуществлявшая техническую помощь в создании легкого крейсера «Киров», по заданиям УМС выполнили несколько предэскизных проектов тяжелых крейсеров водоизмещением от 15 500 до 19 500 т и с артиллерией главного калибра от 240 до 280 мм.
В 1936—1937 годах отечественными конструкторами были разработаны эскизные проекты линкора типа «А» (проект 23) с 406-мм орудиями, линкора типа «Б» (проекты 25 и 64, с 305-мм и 356-мм орудиями соответственно) и тяжелого крейсера (проект 22) в нескольких вариантах, с 254-мм и 280-мм орудиями главного калибра (ГК). Из них получили непосредственное продолжение только работы по проекту 23, по которому в конце концов заложили четыре корабля типа «Советский Союз», остальные же по ряду причин прекратили.
1 ноября 1937 года промышленности были выданы новые тактико-технические требования (ТТТ) к тяжелому крейсеру, утвержденные начальником Морских Сил РККА флагманом флота 1 ранга М.В.Викторовым. В них ставились следующие задачи: в эскадренном бою — борьба с крейсерами противника (в особенности тяжелыми); поддержка легких сил в отдаленных районах; самостоятельные действия на коммуникациях противника. Состав вооружения: 9 254-мм орудий в трех трехорудийных башнях, 8 130-мм орудий в четырех двухорудийных башнях, 8 100-мм зенитных орудий в четырех двухорудийных башенных установках, 4 счетверенных 37-мм зенитных автомата (уже после начала проектирования количество их было увеличено до шести), 2 трехтрубных 533-мм торпедных аппарата, 80—100 мин (в перегрузку), 2 самолета КОР-2. Стандартное водоизмещение — 22 000—23 000 т. Скорость хода — не менее 34 узлов, дальность плавания экономическим ходом — до 8000 миль, автономность по провизии — 50 суток. В ТТТ указывались также дистанции боя и калибр артиллерии кораблей вероятного противника для определения толщин вертикального и горизонтального бронирования.

Проектирование тяжелого крейсера, которому был присвоен индекс «проект 69», выполнял коллектив ЦКБ-17 (до января 1937 года — ЦКБС-1). Руководил работой главный инженер бюро В.А.Никитин.Уже первые прикидки показали, что при заданном составе вооружения невозможно выдержать ограничения по водоизмещению. Пришлось пойти на вынужденные меры — уменьшить количество боезапаса главного калибра до 125 выстрелов на ствол (вместо 150), снять торпедное вооружение, установить дальность плавания крейсерским (20 уз.) ходом — 4500 миль (вместо 6000). Военный совет Морских Сил РККА согласился с этими предложениями.
К июню 1938 года эскизный проект 69 был закончен. При указанном в ТТТ вооружении корабль имел стандартное водоизмещение 24 450 т и скорость 33,3 узла. Элементы бронирования: борт — главный пояс 140 мм, в оконечностях 20 мм, траверсы 210 мм, барбеты башен 210 мм, средняя палуба 80 мм и нижняя палуба 20 мм. В июле В.А.Никитину «за качественное выполнение эскизного проекта» начальником Главморпрома Наркомата оборонной промышленности объявили благодарность и вручили премию — 1000 рублей.
Однако к этому времени стало известно, что в Германии заканчивается строительство двух кораблей типа «Шарнхорст». По своим тактико-техническим элементам (ТТЭ) они занимали промежуточное положение между линейными кораблями и тяжелыми крейсерами. Они были быстроходнее линкоров, а их главный калибр (280 мм) , уступая линкоровскому, значительно превосходил артиллерию «вашингтонских» крейсеров (203 мм). Подобные же корабли (типа «Дюнкерк»), но с более мощной артиллерией (330 мм) строились во Франции. Эта информация обсуждалась в Комитете Обороны при СНК СССР в конце июня 1938 года. Перед тяжелыми крейсерами Морских Сил РККА была поставлена новая задача — борьба с кораблями типа «Шарнхорст».
В соответствии с принятым Комитетом решением о необходимости корректировки задания по проекту 69, заместитель наркома ВМФ флагман 1 ранга И.С.Исаков 10 июля того же года утвердил «Основные тактико-технические задания (ТТЗ) на проектирование тяжелого крейсера проекта 69». Теперь главный калибр артиллерии увеличивался до 305 мм (с боезапасом 100 выстр. на ствол), количество 130-мм боезапаса сокращалось до 150 выстр. на ствол (вместо 200), 37-мм боезапаса — до 800 выстр. на ствол (вместо 1800). Стандартное водоизмещение ограничивалось 31 000 т. Скорость хода устанавливалась 32 узла.

Новый вариант эскизного проекта был представлен на рассмотрение в наркоматы Военно-Морского Флота и оборонной промышленности 20 октября 1938 года. По заключению Управления кораблестроения (УК) РККФ, он имел ряд существенных недостатков. Поэтому для оценки результатов эскизного проекта и принятия решения о дальнейшей его судьбе была создана специальная комиссия под председательством флагмана 2 ранга, начальника кафедры тактики Военно-морской академии профессора С.П.Ставицкого, которая и рассмотрела возможных противников тяжелого крейсера проекта 69 — немецкий «Шарнхорст», французский «Дюнкерк», английские «Худ» и «Рипалс», турецкий «Явуз» (бывший германский «Гебен»), итальянский «Чезаре», японский «Конго», имевшие скорость 26—30 узлов. Задачи проектируемого корабля были существенно уточнены.
Основным его назначением теперь являлось придание устойчивости действиям легких сил во всех тех случаях, когда нет необходимости применять линкоры или когда последние не отвечают задаче по своей скорости. Частными задачами стали: поддержка своего дозора и нарушение дозора противника; поддержка разведки легких сил и противодействие разведке противника; обеспечение легких сил в активных заградительных операциях; обеспечение выхода и возвращения своих подводных лодок; действия на коммуникациях — парализация деятельности крейсеров противника на наших коммуникациях; нейтрализация действий крейсеров противника в эскадренном бою.
Специально были отмечены особые задачи по отдельным театрам. По Тихоокеанскому — набеговые операции на побережье Японских островов и действия на морских коммуникациях Японии с целью пресечения ее морской торговли и отвлечения ее сил из Охотского и Японского морей в Тихий океан. По Северному — набеговые операции в северную часть Немецкого (Северного) моря и в Атлантический океан. По Черноморскому — создание равновесия в соотношении наших и турецких сил (компенсация за превосходство «Явуза» в скорости над «Парижской коммуной» и в артиллерии над нашими крейсерами). При появлении на театре превосходящих линейных сил противника — набеговые операции для поддержания его в постоянном напряжении.
Для исследования вопроса о тактических возможностях корабля проекта 69 было проведено 8 тактических игр в различных условиях. Противниками нашего крейсера стали «Шарнхорст», «Дюнкерк» и «Конго». Итоги игр показали, что корабль проекта 69 превосходит «Шарнхорст», имеет преимущество над «Конго» на дистанциях боя менее 90 кабельтовых и уступает «Дюнкерку», а также значительно превосходит по артиллерии «вашингтонские» крейсера, правда, уступая им в скорости.

В заключении комиссии указывалось, что корабль проекта 69 основным поставленным перед ним задачам отвечает, но для успешного преследования легких крейсеров ему явно не хватает скорости. Главный калибр (305 мм) по количеству орудий, скорострельности и дальнобойности соответствует задачам, но желательно увеличить боезапас, доведя его до 120 выстрелов на ствол. Противоминная же артиллерия (130 мм) недостаточна по количеству стволов для отражения атак эсминцев и мала по калибру для действия против крейсеров. Зенитное вооружение по количеству 100-мм орудий имеет ограниченные возможности, по 37-мм автоматам вполне достаточно. Дальность плавания 8000 миль (при скорости 17 узлов) даже излишняя. Комиссия также отметила, что действия тяжелого крейсера на удаленных коммуникациях, где его не смогут сопровождать эсминцы и прикрывать самолеты базовой авиации, будут сильно затруднены.
Предлагалось заменить 130-мм орудия на 152-мм, усилить бронирование и противоминную защиту за счет снижения дальности плавания и оставить без изменения скорость.Поскольку В.А.Никитин как главный инженер ЦКБ отвечал за всю техническую политику конструкторского бюро и за все разрабатываемые проекты, в феврале 1939 года главным конструктором проекта 69 назначили Ф.Е.Бесполова, до того участвовавшего в проектировании сторожевых кораблей типа «Ураган», лидеров типа «Ленинград» и «Минск», эсминцев типа «Гневный», линкоров типа «Б», тяжелого крейсера проекта 22. Заместителями главного конструктора стали молодые инженеры Н.К.Горбатенко и Т.Л.Джеломанов.
При подготовке корректированного эскизного проекта 130-мм орудия заменили на 152-мм, усилили бронирование боевой рубки, башен главного и противоминного калибров, возросла и мощность генераторов электростанций. Незначительно увеличилась длина, ширина и высота борта и, как следствие, водоизмещение. Одновременно ЦКБ-17 выдало заказы предприятиям-смежникам на разработку технических проектов башен главного, противоминного и зенитного калибров, приборов управления стрельбой, оборудования артиллерийских погребов, механизмов подачи боеприпасов и других систем и механизмов.Корректированный эскизный проект был рассмотрен Государственным Комитетом Обороны и утвержден его постановлением от 13 июля 1939 года. Однако в постановлении одновременно содержалось требование об усилении зенитного вооружения крейсера за счет увеличения числа 37-мм установок до семи.

ЗАКЛАДКА

Пока конструкторы напряженно работали над документацией, на заводах-строителях ускоренными темпами развернулась подготовка к закладке кораблей. Строить тяжелые крейсера поручалось заводам № 194 имени А.Марти в Ленинграде (до ноября 1922 года — «Адмиралтейский завод», ныне государственное предприятие «Адмиралтейские верфи») и № 200 имени 61 Коммунара (до февраля 1930 года — «Руссуд») в Николаеве.
Строительство тяжелых кораблей после двадцатилетнего перерыва было связано со многими проблемами. На заводе N9 194 экстренно ремонтировали самый большой южный стапель, а на заводе № 200 специально для тяжелых крейсеров пришлось строить новый (стапель № 3). В Ленинграде, где создавался головной корабль, изготовили натурные макеты основных боевых постов, турбинного и котельного отделений, на стенде отрабатывался опытный котел.
Наряды на два тяжелых крейсера по чертежам проекта 69 были выданы заводам в марте 1939 года, а 30 ноября на заводе № 194 состоялась официальная закладка головного крейсера «Кронштадт», получившего заводской номер «550». Строительство возглавил С.М. Турунов. Несколько раньше, 5 ноября, на заводе № 200 заложили «Севастополь» (заводской № 1089, главный строитель Г.В.Бабенко). Срок сдачи кораблей установили в 1943 году.За ходом работ следил лично И.В. Сталин, чем и объясняется такая спешка с их закладкой,— важно было отрапортовать об этом генсеку.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

12 апреля 1940 года, пять месяцев спустя после закладки, постановлением Комитета Обороны наконец утвердили технический проект корабля. В соответствии с ним крейсер должен был иметь стандартное водоизмещение 35 240 т. Клепаный гладкопалубный корпус набирался по смешанной системе: в районе цитадели по продольной системе, в оконечностях — по поперечной. Мореходность, обеспечивающая ведение артиллерийского боя при волнении моря до 8 баллов, достигалась плавным подъемом верхней палубы к форштевню и развалом носовых шпангоутов. Для отработки оптимальных обводов корпуса в бассейне были испытаны 15 Моделей. Крейсер имел три палубы, три платформы и двойное дно. На 25 отсеков корпус разделяли 24 главные водонепроницаемые переборки. Общий запас плавучести неповрежденного корабля равнялся 80,5%, по расчету при затоплении пяти смежных отсеков — 52%, полный запас боевой плавучести составлял — 37%. Корабль должен был не опрокидываться при затоплении пяти смежных отсеков. Креновая система обеспечивала спрямление крена с углом 8° в течение 10 минут.

Трехвальная главная энергетическая установка при суммарной мощности 210 000 л.с. и 245 оборотах гребных винтов в минуту обеспечивала кораблю скорость полного хода 32 узла. Предусматривалась возможность двухчасового форсирования энергоустановки до мощности 230 000 л.с', и достижения скорости до 33 узлов при 252 об/мин. Скорость заднего хода при мощности турбин заднего хода 96 600 л.с. и 185 об/мин составляла 23,5 узла. Запас топлива обеспечивал кораблю дальность плавания полным ходом 1100 миль, крейсерской скоростью (23,4 узла) — 4830 миль, экономической (16,5 узла)— 6900 миль и максимальную «особо экономической» (14,5 узла) — 8200 миль. Нормальный запас топлива составлял 2920 т, максимальный — 5570 т (при этом часть топлива размещалась в отсеках противоминной защиты).
Пар для турбин вырабатывали 12 модернизированных котлов проекта 7у-бис. Эти высоконапорные, трехколлекторные, однопроточные, с вынесенным пароперегревателем котлы имели паропроизводительность каждый по 90 т/ч при температуре пара 380° С и давлении 37 атм. На экономическом ходу работали два котла, на крейсерском — четыре и на полном все 12. Имелись и два вспомогательных котла производительностью по 35 т/ч для общекорабельных и бытовых нужд (приводы турбонасосов, системы отопления, рефрижерации и т.д.).Главная энергоустановка размещалась эшелонно в шести котельных и трех машинных отделениях в средней части корпуса, в районе 175 — 351 шпангоутов. Четыре турбогенератора мощностью по 1200 кВт и четыре дизель-генератора по 650 кВт обеспечивали корабельных потребителей постоянным током напряжением 220 В.

В качестве энергоустановки использовались турбозубчатые агрегаты Харьковского электромеханического и турбогенераторного завода имени Сталина (по лицензии швейцарской фирмы «Броун Бовери»), мощностью по 70 000 л.с. Кстати, они, как и большинство вспомогательных механизмов, турбогенераторы, шпили и рулевые машины, были унифицированы с линкорами типа «Советский Союз». Управление котлами и турбинами предусматривалось из специальных герметичных кабин, в которых поддерживались комфортные условия для личного состава.

По проекту главный калибр корабля должен был состоять из трех трехорудийных 305-мм башенных установок МК-15, расположенных в диаметральной плоскости. Установка МК-15 (главный конструктор А.А.Флоренский) представляла собой переработанный проект установки МК-2, создававшейся для малого линкора типа «Б» 305-мм орудия Б-50 (главный конструктор Е.Г.Рудяк) с длиной ствола в 54 калибра при угле возвышения 45° обеспечивали дальность стрельбы 260 кабельтовых (47.6 км). Скорострельность орудий при углах возвышения от 0 до 10° достигала 3,24 выстр./мин и при углах возвышения от 10 до 45°— 2,36 выстр./мин. Это объясняется возвращением орудия после выстрела на угол заряжания +6°. Боезапас ГК составлял 100 выстр. на ствол.
Для обнаружения и сопровождения надводных целей при стрельбе ГК предусматривались два командно-дальномерных поста КДП-8 с двумя восьмиметровыми дальномерами в каждом. Носовой КДП располагался на башенноподобной фок-мачте на высоте 30 м над водой с дальностью видимости горизонта 116 кбт (21,2 км) и имел круговой обзор. Кормовой КДП устанавливался на высоте 16,5 м с дальностью видимости горизонта 87 кбт (15,9 км) и имел сектор обзора 30°—180°—30°. Кроме того, в каждой башне имелся свой 12-метровый дальномер. Приборы управления стрельбой размещались в двух центральных артиллерийских постах (ЦАП).
Противоминный калибр (8 152-мм орудий) обслуживали два КДП-4 с дальностью видимости горизонта 178 кбт (33 км). Для обеспечения огня зенитных 100-мм установок МЗ-16 имелись два стабилизированных поста наводки (СПН) с 4-метровыми дальномерами и посты с приборами управления зенитным огнем (МПУАЗО).
Зенитная артиллерия ближнего боя состояла из семи счетверенных 37-мм автоматов 46-К в бронированных гнездах. Кроме того, предусматривалась установка четырех спаренных 12,7-мм пулеметов ДШК скорострельностью 500 выстр./мин.
Управлять зенитными огневыми средствами должен был командир зенитного дивизиона, пост которого находился на 7-й площадке фок-мачты. Для освещения надводных и воздушных целей на корабле имелись четыре 90-см боевых прожектора. Они устанавливались на площадках дымовых труб, а управлялись дистанционно. Кроме них, на носовом и кормовом сигнальных мостиках стояли четыре 45-см сигнальных прожектора. Для обнаружения противника ночью и при ограниченной видимости (туман, низкая облачность, дождь и т.п.) на крыше боевой рубки и на кормовой надстройке предполагалось установить новейшие в то время приборы — теплопеленгаторы или, как их называли, спецпрожекторы «Уран».

305-мм, 152-мм и 100-мм орудия разрабатывало КБ завода «Большевик», а башенные установки МК-15, МК-17, МЗ-16 — КБ Ленинградского Металлического завода (ЛМЗ) имени И.В.Сталина, автоматы 46-К — завод имени М.И.Калинина. Как и большинство других образцов вооружения, механизмов и оборудования тяжелого крейсера проекта 69, башенные установки противоминного калибра и зенитной артиллерии были унифицированы с аналогичными установками линкора проекта 23 и различались только бронированием (у первого они имели облегченную защиту).
Авиационное вооружение крейсера состояло из двух самолетов КОР-2 и катапульты. Для подъема самолетов служила грузовая стрела, установленная на грот-мачте. Бензохранилище для заправки самолетов располагалось в носовой оконечности корабля.
Для защиты корабля от якорных мин заграждения имелись четыре пары параванов-охранителей (две основные и две запасные), а для их постановки и уборки в носовой и средней частях на верхней палубе предусматривались четыре параван-крана.

Средства связи крейсера состояли из радиостанций «Ураган-М», «Гроза-М», «Пурга», «Шторм-М», «Бриз-М», «Вихрь», «Скат», «Рейд», радиопеленгатора «Градус», аппаратуры опознавания типа «Фрегат». Устойчивая радиосвязь обеспечивалась на дальности до 4000 миль. На корабле имелась аппаратура звукоподводной связи с дальностью действия 7 миль. Для внутрикорабельных коммуникаций предусматривались звонковая сигнализация, радиотрансляция, телефон, пневмопочта.
Управление кораблем в бою осуществлялось из главного командного пункта — бронированной боевой рубки, расположенной на третьем ярусе надстройки перед фок-мачтой. Ниже находился командный пост связи, под ним, на верхней палубе,— канцелярия штаба и корабля.

Корабли проекта 69 имели развитую систему бронирования. Главный бортовой пояс толщиной 230 мм и высотой 5 м простирался от 62 до 431 шп. (76,8% от длины корабля по ватерлинии). Под водой он опускался на 1,6 м. Броневые плиты главного пояса имели наклон 6°. Между носовым траверзом и форштевнем борт от нижней кромки главного пояса до нижней палубы защищался 20-мм броней — так называемым ледовым поясом. Верхняя кромка броневого пояса уходила под воду при крене 13°, а нижняя выходила из воды при 7°.
Верхняя кромка бортового пояса стыковалась с главной броневой (средней) палубой толщиной 90 мм. Нижняя палуба между продольными переборками бронировалась 30-мм плитами, а по бортам — 15-мм. Верхняя палуба покрывалась 14-мм броней в районах погребов главного калибра. Образованная вертикальной и горизонтальной броней, цитадель защищала все жизненно важные помещения корабля: главную энергоустановку, центральные посты, погреба боезапаса и т.п. Бронировались также командно-дальномерные посты артиллерии главного и противоминного калибров и стабилизированные посты наводки зенитной артиллерии, шахты вентиляции котельных и машинных отделений, кожухи дымовых труб и помещение дымоаппаратуры в кормовой части корабля.
По расчетам, главный бортовой пояс не пробивался немецким 280-мм снарядом с дистанции более 70 кбт (12,8 км) на курсовом угле до 50°. Главная броневая палуба не пробивалась этим же снарядом с дистанции до 140 кбт (25,6 км), а также выдерживала попадание 250-кг авиабомб.
Кроме бронирования, корабль имел противоминную (или конструктивную подводную) защиту (ПМЗ) так называемого «американского» типа. Она состояла из пяти продольных переборок и булей. Толщина защитных переборок — от 14 до 20 мм. Три отсека заполнялись мазутом или замещающей его водой. Ближайший к диаметральной плоскости, так называемый фильтрационный отсек, являлся одновременно коридором электрокабелей. Були ничем не заполнялись, являясь камерой расширения газов при подводном взрыве. ПМЗ имела ширину от 4 м (в оконечностях) до 6 м (в средней части) и защищала подводную часть корпуса на 61,5% его длины. Она обеспечивала кораблю сохранение плавучести и остойчивости при попадании двух торпед. В 1937— 1939 годах на Черном море производились испытания масштабных и натурных отсеков для отработки конструкции подводной защиты тяжелого крейсера проекта 69 и линкора проекта 23.

Два полубалансирных руля с площадью пера по 28,4 кв.м обеспечивали диаметр циркуляции, равный 5 длинам корпуса корабля.Командный состав размещался в одно-, двух- и четырехместных каютах на средней палубе, а матросы и старшины в 16 - 52-местных кубриках с двухъярусными койками на средней и нижней палубах. В надстройке, на 2-м ярусе находились жилые помещения командира и комиссара корабля, флагмана и штаба соединения. На крейсере имелось все необходимое для обеспечения повседневного быта моряков: душевые, баня, механическая прачечная, сушильная, гладильная, сапожная мастерская и швальная, парикмахерские начсостава и команды. Медицинский блок имел амбулаторию, физиотерапевтический, зубоврачебный и рентгеновский кабинеты, аптеку, два лазарета (на 10 и 16 коек) и изолятор.
Не забыли конструкторы и о культурном досуге — на корабле имелись библиотеки для начсостава и команды с читальным залом, помещения для культпросветработы, салоны среднего и младшего начсостава, красные уголки для команды, стационарный клуб — кинозал со сценой, была предусмотрена и корабельная типография. Необходимые бытовые товары моряки могли купить в корабельном универмаге.
В результате всестороннего рассмотрения проекта НТК ВМФ и ЦНИИ-45 (ныне ЦНИИ имени А.Н.Крылова) Наркомата судостроительной промышленности отметили недостатки крейсера. В первую очередь таковым являлась перегрузка корабля, достигавшая 500 т. Превышение заданного водоизмещения вызвало снижение скорости на 0,2—0,3 узла и нежелательное переуглубление броневого пояса. К недостаткам проекта также отнесли наличие одной боевой рубки, отсутствие системы защиты от неконтактных мин и устройства для подъема самолетов с воды на ходу. Моряки потребовали установить третий СПН зенитной артиллерии на месте носового 37-мм автомата, поскольку башенноподобная фок-мачта ограничивала обзор бортовых СПН на носовых курсовых углах. В заключение рекомендовалось устранить эти недостатки в рабочих чертежах — правда, не уточнялось, за счет каких элементов.

ПРОЕКТ 69И

В то время как формирование корпусов крейсеров на стапелях шло высокими темпами, разработка и изготовление вооружения и механизмов значительно отставали от запланированных сроков. Не было начато производство установок МК-17 и М3-16. Хотя ЛМЗ, не дожидаясь окончания выпуска рабочих чертежей, и приступил к изготовлению опытной установки МК-15, орудия Б-50 для нее все еще находились в стадии проектирования. Приоритет в поставке турбин и другого оборудования отдавался строящимся линкорам.
Задержки с производством вооружения и необходимость выполнения установленных сроков постройки кораблей вынудили командование ВМФ и руководство судостроительной промышленности рассмотреть предложение германской фирмы «Крупп» о поставке для них башен главного калибра с 380-мм орудиями.
Дело в том, что фирма «Крупп» имела большой задел по 380-мм башенным установкам для линкоров типа «Бисмарк». По утвержденной в феврале 1939 года судостроительной программе (плану «Z») Германия должна была иметь к 1944 году 6 линкоров. Но командование «кригсмарине» ограничилось постройкой только двух кораблей данного класса и сделало ставку на подводные лодки. Чтобы не понести убытков от нереализованных установок, фирма «Крупп» и предложила поставить их в СССР. На состоявшихся вскоре переговорах с советской «Хозяйственной комиссией» во главе с наркомом судостроительной промышленности И.Ф.Тевосяном германская сторона выразила готовность поставить шесть комплектов двухорудийных 380-мм башен (на два корабля проекта 69) и приборы управления стрельбой (ПУС) к ним. Это предложение заинтересовало Сталина.
По его указанию для оценки боевых возможностей тяжелых крейсеров с установленными на них 380-мм башнями главного калибра в Военно-морской академии в мае 1940 года провели дополнительно две тактические игры, где в качестве противников корабля проекта 69 принимались те же малые линкоры «Шарнхорст» и «Дюнкерк». Результаты игр показали, что замена 305-мм орудий на 380-мм даже при меньшем их количестве качественно изменяет мощь его артиллерийского вооружения. Броня кораблей противника при этом пробивается более крупными снарядами и исключаются невыгодные прежде для проекта 69 дистанции боя (110—170 кбт). Меньшее количество попаданий 380-мм снарядов компенсируется увеличением зоны поражения за броней. Это и предопределило принятие решения о разработке проекта перевооружения «Кронштадта».
Политическое решение о приобретении в Германии 380-мм башен и ПУС, как и недостроенного крейсера «Лютцов», принималось без учета мнения ВМФ. «Это был не первый случай, когда флотские вопросы решались через голову наркомата», — писал впоследствии в своей книге «Накануне» нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов. Тем не менее 10 июля 1940 года он утвердил «ТТЗ на перевооружение корабля проекта 69 германскими 380-мм башнями взамен 305-мм башен МК-15 и ПУС главного калибра». Всего три месяца понадобилось коллективу ЦКБ-17 на разработку эскизного проекта 69И (тяжелый крейсер с импортными артустановками). 16 октября того же года проект был представлен на рассмотрение в наркоматы ВМФ и судостроительной промышленности.

Проект показал, что размещение новых артустановок потребует значительных изменений общего расположения в районах 62 — 175 шп. и 351 — 431 шп. (около 40% длины корабля) от внутреннего дна до верхней палубы, а также и надстроек. ПМЗ удлинялась на 9 м. Для размещения новых приборов управления стрельбой требовалось увеличить габариты боевой рубки, изменить верхние ярусы башенноподобной фок-мачты, надстройку под кормовым КДП. Одновременно по предложению ВМФ менялось размещение самолетов, вместо стрелы устанавливались самолетно-барказные краны (по типу принятых на крейсере «Петропавловск»).
В комплект ПУС поставки фирмы «Сименс» входили два КДП с одним 10-метровым дальномером в каждом (устанавливались на местах КДП-8), а также ночные визиры, трехметровые дальномеры и 150-см боевые прожекторы. Их размещение требовало расширения существующих и создания новых мостиков и площадок. В связи с ростом электронагрузки в боевом режиме необходимо было повысить единичную мощность турбогенераторов до 1300 кВт.
Все эти изменения привели к тому, что стандартное водоизмещение корабля возросло до 36 240 т, превысив ограничение, установленное вашингтонским договором 1922 года для линейных кораблей (35 000 т). Средняя осадка при полном водоизмещении увеличилась до 9,7 м. Уменьшилась до 2,58 м (по сравнению с 2,8 м у проекта 69) метацентрическая высота и, как следствие, ухудшилась остойчивость. Снизился запас плавучести (до 75% — общий и до 33% —боевой), уменьшилась скорость. Для того чтобы скорость корабля проекта 69И была не ниже, чем у проекта 69, предполагалось повысить его пропульсивный коэффициент за счет разработки новых винтов.
В то же время немецкое 380-мм орудие с длиной ствола 52 калибра, превосходя наши 305-мм пушки по весу снаряда (800 против 470 кг), уступало им в дальности стрельбы — 87 кбт (34,3 км) вместо 260 кбт (47,6 км), скорострельности (2,3 выстр./мин вместо 3,24) и суммарной массе снарядов при одновременной стрельбе всех орудий главного калибра в минуту (11 000 вместо 13 700 кг). Боезапас сокращался более чем на треть (570 380-мм снарядов вместо 900 305-мм).

В начале октября 1940 года Н.Г.Кузнецов при обсуждении проекта плана судостроения на 1941 год на заседании правительства предложил отказаться вовсе от строительства тяжелых крейсеров, разобрать уже заложенные и строить вместо них новые эсминцы проекта 30, которые можно было бы ввести в строй значительно быстрее. Однако Сталин настоял на их строительстве. В вышедшем 19 октября 1940 года постановлении СНК и ЦК ВКП(б) «О плане военного судостроения на 1941 год» было записано: «...Новых закладок линкоров и тяжелых крейсеров не производить, обязать НКСП сосредоточить силы на строительстве тяжелых крейсеров «Кронштадт» и «Севастополь», установить срок их спуска на воду в III квартале 1942 г., вопрос о калибре главной артиллерии для них решить не позже середины ноября. Приостановить строительство линкора «Советская Белоруссия» и вместо него заложить на заводе № 402 в Молотовске четыре эсминца проекта 30». Сдача крейсеров планировалась на 1944 год.
Для принятия мер по выполнению этого постановления руководство ЦКБ-17 в конце октября 1940 года докладывало в Наркомат судостроительной промышленности, что получение импортных материалов затянулось. Заводы-строители заканчивали работы по корпусам в районах, не затронутых изменениями. Необходимо было форсировать разработку чертежей по изменяемым районам. Требовалось срочно получить чертежи от немцев, иначе работа конструкторов, а затем и заводов могла быть парализована.
В ноябре 1940 года договор на поставку 380-мм башен и ПУС подписали, однако, несмотря на своевременное получение платежей по нему (50 миллионов марок), германская сторона не спешила с выполнением своих обязательств. Хотя пушки и башни были практически готовы, их так и не отправили в СССР. На совещании в начале апреля 1941 года Сталин выслушал доклад о состоянии дел по поставкам для достройки крейсеров «Петропавловск» (бывший «Лютцов»), «Кронштадт» и «Севастополь», но решил не разрывать заключенных договоров, избегая осложнения взаимоотношений с Германией. 10 апреля того же года Комитет Обороны принял окончательное решение установить на строящиеся тяжелые крейсера проекта 69 по три двухорудийных 380-мм башни главного калибра, утвердил связанные с этим изменения основных тактико-технических элементов и обязал Наркомат судостроительной промышленности (НКСП) откорректировать технический проект и утвердить его в окончательном виде к 15 октября 1941 года.

ФИНАЛ

После начала Великой Отечественной войны постановлением Государственного Комитета Обороны от 10 июля 1941 года строительство тяжелых крейсеров было приостановлено при технической готовности их около 12%. Все силы заводов были брошены на постройку легких кораблей, подводных лодок и катеров.

Летом и осенью первого года войны броневые конструкции крейсера «Кронштадт» использовались для строительства дотов. Корпус «Севастополя», захваченный немецко-фашистскими войсками в августе 1941-го на стапеле, был во время оккупации частично разобран, а металл и броня вывезены в Германию. После окончания войны достройка крейсеров проекта 69 так и не возобновлялась. Отсутствовали башни главного калибра и главные механизмы. Да и опыт прошедшей войны показал, что достраивать тяжелые крейсера с морально устаревшим вооружением не имеет смысла. К тому же полным ходом, по-прежнему под пристальным наблюдением самого Сталина, шло проектирование его новых любимцев — тяжелых крейсеров проекта 82, которые должны были быть более совершенными по сравнению с проектом 69. Вносились различные предложения по достройке кораблей и в качестве тяжелых авианосцев на 76 самолетов, и в качестве баз китобойных флотилий, но все они по разным причинам были отклонены.
В марте 1947 года вышло постановление Совета Министров СССР о разборке кораблей проекта 69 на металл. Опыт, накопленный при проектировании и постройке этих тяжелых крейсеров, использовался при создании новых, более современных кораблей.

ОБЩАЯ ОЦЕНКА ПРОЕКТА

В течение многих десятилетий в нашей военно-морской и технической литературе тяжелые крейсера типа «Кронштадт» (как и линкоры типа «Советский Союз») представлялись не иначе как «сильнейшие в мире». Это не полностью соответствовало действительности.
По мощности артиллерии главного калибра, бронированию и противоминной защите корабли проектов 69 и 69И действительно превосходили аналогичные корабли иностранных флотов. Однако они имели существенные недостатки.
«Кронштадт», превосходя своего потенциального противника «Шарнхорста» по главному калибру, уступал ему в количестве стволов противоминной и зенитной артиллерии (8 152-мм и 8 100-мм против 12 150-мм и 14 105-мм). Да и само наличие на наших крупных кораблях, заложенных в конце 30-х годов, двух «средних» калибров — 152-мм противоминного и 100-мм зенитного — можно считать серьезнейшим недостатком. Не имея достаточного опыта, советские конструкторы обращались за помощью к иностранным фирмам. Наибольшее содействие нам оказали итальянцы. «Итальянская школа» отразилась при выборе состава вооружения. Наши тяжелые корабли — как итальянские и немецкие — несли противоминную артиллерию и зенитную дальнего действия. Английские и американские линкоры, строившиеся со второй половины 30-х годов, имели по 16—20 универсальных орудий (127-мм у американцев и 133-мм у англичан) в спаренных установках. Французский «Дюнкерк», который рассматривался как один из потенциальных противников «Кронштадта», также вооружался 16 130-мм универсальными пушками. Об установке универсальной артиллерии на американских и английских кораблях знали и наши конструкторы и моряки. Более того, в 1937—1939 годах американская фирма «Гибс и Кокс» по заказу советской стороны выполнила несколько проработок линкоров. Они различались водоизмещением, размерениями, калибром главной артиллерии, но все имели 127-мм универсальные двухорудийные установки. Дебатировался вопрос об оснащении тяжелых кораблей универсальной артиллерией и в военно-морской академии. Как видим, победили в этих спорах сторонники итальянского и немецкого пути развития корабельной артиллерии. Это вело к увеличению номенклатуры приборов управления огнем и боевых постов.

В России накануне первой мировой войны на вооружении флота была принята превосходная скорострельная 130-мм пушка с длиной ствола в 55 калибров системы Обуховского завода. По своим баллистическим и массо-габаритным характеристикам она считалась оптимальным средством борьбы с миноносцами и легкими крейсерами того времени и применялась на черноморских линкорах типа «Императрица Мария», линейных крейсерах типа «Измаил» и легких крейсерах типа «Светлана». К сожалению, Морские Силы РККА и по их заказу промышленность продолжали совершенствовать орудия этого калибра в 30-х годах лишь для стрельбы по морским и береговым целям. Только в конце 30-х начались работы над универсальной двухорудийной установкой Б-2-У, но к началу войны не был изготовлен даже опытный образец. Реально же универсальные 130-мм установки впервые появились на эсминцах «Неустрашимый» (проект 41) и «Спокойный» (проект 56) в начале 50-х годов, опоздав как минимум на 10 лет.
Отсюда следовал и другой важнейший недостаток тяжелых крейсеров — слабое зенитное вооружение. Новейший корабль, если бы он вступил в строй в 1944 году, имел бы столько же 100-мм пушек, сколько легкие крейсера типа «Чапаев» и даже устаревший «Красный Кавказ». В итоге при отражении воздушных атак на курсовом угле 90° у наших крейсеров стреляли бы 4 100-мм пушки, а у американцев 8—10 127-мм. А как показал опыт войны, одно зенитное орудие, стреляющее снарядами с дистанционным взрывателем, эффективней батареи малокалиберных автоматов, имевших лишь снаряды с контактными взрывателями. Выходить в океан с таким зенитным вооружением без надежного авиационного прикрытия (по авианосцам у нас только еще начинались проектные проработки) было бы авантюрой, граничащей с самоубийством. Об этом указывалось в выводах комиссии С.П.Ставицкого по эскизному проекту в 1938 году.

Уступал «Кронштадт» своим потенциальным противникам и в бронировании. Броневой пояс у «Шарнхорста» имел толщину 350 мм, а у «Дюнкерка» — 241 мм (с углом наклона 12°). И это при том, что водоизмещение немецкого и французского кораблей было меньше. Об эффективности броневой защиты и ПМЗ крейсеров проекта 69 можно судить только по теоретическим расчетам. Эффективность защиты «Шарнхорста» была проверена в бою с превосходящими силами английского флота 26 декабря 1943 года. Он не потерял боеспособности после попадания около 30 152—, 356-мм снарядов и 4 торпед. И только после расстрела с дистанции 9500 м 14-дюймовками линкора «Дюк оф Йорк» и попадания еще около 10 торпед немецкий корабль затонул.
Серьезным недостатком было наличие одной боевой рубки и ограниченный обзор с ходового мостика. Желая получить наибольшие секторы обстрела орудий, конструкторы сильно заузили надстройку в носовой части. Командир, находясь на мостике, не мог наблюдать не только корму своего корабля, но и широкий сектор в кормовой части, что затрудняло управление кораблем в узкостях и в гавани. С подобной же проблемой моряки столкнулись при вступлении в строй линкоров типа «Севастополь» в 1914 году. Тогда пришлось срочно пристраивать крылья к ходовому мостику.

И, наконец, скорость. В результате перегрузки (особенно в проекте 69И) она снизилась до 31 узла, а возможно, и ниже. По ТТЗ корабль должен был догонять «Шарнхорст» и уходить от линкоров. Если бы «Кронштадт» вступил в строй, он не мог бы догнать «Шарнхорст», не говоря о уже тяжелых крейсерах, а новые американские линкоры вообще развивали 33 узла.
Следует упомянуть о серьезном факторе, долгие годы влиявшем на развитие нашего кораблестроения. Это «руководящая и направляющая роль» ЦК ВКП(б), а затем КПСС. И.В.Сталин считал себя знатоком во многих вопросах, в том числе и в строительстве военного флота. Зачастую он единолично, вопреки мнению моряков, определял, какие корабли и в каком количестве строить. Причем его слово было окончательным и не подлежало критике. Поэтому предвоенная и первые послевоенные программы военного судостроения были несбалансированными, недооценивалась роль авианосцев и авиации в морском бою. По прихоти «отца народов» СССР был единственной в мире страной, продолжавшей и после окончания второй мировой войны работы по созданию линкоров и тяжелых крейсеров. Сталин считал итальянские корабли достойными подражания, и итальянские фирмы оказывали нам техническую помощь в проектировании эсминцев, корпуса которых в условиях Северного флота ломались, и крейсеров, которые, обладая большой скоростью хода, имели слабое зенитное вооружение. Часто вождь единолично принимал решения даже по отдельным элементам кораблей. Именно он решил, что для тяжелых кораблей вполне достаточно 100-мм зенитной пушки (моряки предлагали 130-мм). Н.Г.Кузнецов вспоминал, как на просьбу усилить ПВО кораблей Сталин заявил, что «воевать будем не у берегов Америки». Иногда он требовал от конструкторов и моряков невыполнимого, например, 35-узловую скорость для крейсеров проекта 82. Возразивший или поспоривший мог поплатиться головой, примеров тому множество. В таких условиях трудно обвинять конструкторов и моряков в том, что наши корабли имели серьезные недостатки.

Список источников:


"Морская коллекция" приложение к журналу "Моделист-конструктор" №6 1995г. - Суперкрейсера 1939-1945гг. А.А.Чернышев.Сталинский фаворит(тяжелый крейсер проекта 69 "Кронштадт")
Категория: Флот Межвоенный период | Добавил: Sherhhan (20.09.2012) | Автор: Дмитрий Гинзбург E
Просмотров: 1917 | Теги: история создания крейсер Кронштадт | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]