Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Флот Первой Мировой войны

Подводная лодка типа "Касатка"

Подводная лодка типа "Касатка" (Подводный миноносец водоизмещением 140 т)

История создания
Первая серия ПЛ так называемого "русского типа". 1 сентября 1903 г. управляющий Морским Министерством разрешил разработку чертежей ПЛ, 20 декабря 1903 г. Морской Технический Комитет одобрил проект. 2 января и 12 февраля 1904 г. Балтийскому заводу были выданы заказы соответственно на постройку головной ПЛ - "Касатка", а затем на постройку еще 4 ПЛ этого типа - "Скат", "Налим", "Макрель" и "Окунь".
24 марта 1904 г. - заказ на ПЛ, строившуюся на средства, собранные "Особым комитетом по усилению военного флота на добровольные пожертвования". Эта ПЛ получила название "Фельдмаршал граф Шереметьев".
"Касатка" была спущена 24 июля 1904 г., остальные в течение августа - "Ф. гр. Шереметьев" - 8-го, "Макрель" - 14-го, "Скат" - 21-го, "Налим" - 26-го и "Окунь" - 31-го.

Появление боевых подводных лодок
(1900-1905 гг).
К 1900 г. ни в одном военно-морском флоте мира еще не имелось боевых подводных лодок. К постройке их главнейшие государства приступили почти одновременно, в 1900-1903 гг.
В начале XX столетия подводные лодки стали рассматривать как оружие, дающее возможность защищаться на море против сильнейшего врага. Развитию подводных лодок в эти годы способствовало отчасти и то обстоятельство, что их расценивали как разновидность миноносцев, считая, что подводные лодки должны заменить отмирающий класс надводных миноносцев. Дело в том, что развитие на военных кораблях скорострельной артиллерии и прожекторов значительно сузило возможности использования миноносцев — их действия ограничивались теперь лишь ночным временем. Подводные же лодки могли действовать и ночью и днем. И хотя новое оружие было еще несовершенным, освоение его сулило громадные тактические преимущества.
В 1900 г. русское Инженерное ведомство подняло вопрос об устройстве минных (т.е. торпедных) батарей береговой обороны в районе Порт-Артура, причем предполагалось строить их из бетона.

Следует отметить, однако, что подавляющее большинство офицеров военно-морского флота считало излишним вводить в состав флота подводные лодки и тратить средства на их сооружение. Одни из офицеров высказывали мнение, что лодка под водой ничего не видит или видит очень мало и поэтому должна атаковывать корабли противника “ощупью”, выпуская свои торпеды вслепую и не имея никаких шансов попасть в цель. Другие, привыкшие к комфорту кают надводных кораблей, утверждали, что подводные лодки не боевые корабли, а всего лишь аппараты, остроумные приборы для подводного плавания и прототипы подводного миноносца.
Когда же вопрос о необходимости постройки подводных лодок был решен, консервативно настроенные офицеры стали утверждать, что введение новой техники надо базировать на иностранном опыте. Они предлагали приобрести у иностранных фирм готовые подводные лодки, причем приводили в пример Англию, которая сама не строила лодки, а закупала их у американской фирмы Голланда. Русское Морское министерство также вело переговоры с фирмой Голланда о покупке нескольких лодок, но сделка не состоялась: фирма выставляла обязательным условием постройку не менее десяти подводных лодок стоимостью по 190 тыс. долларов каждая. Эти условия были признаны неприемлемыми, и Морское министерство решило строить подводные лодки своими силами, подобрав для этого необходимые кадры из числа специалистов флота.
 
Первая боевая подводная лодка русского флота “Дельфин”
Проектирование и постройка первой боевой подводной лодки в России явилось началом развития отечественного типа подводных лодок.
По представлению Морского Технического комитета 19 декабря 1900 г. для разработки проекта была назначена комиссия в составе корабельного инженера И.Г. Бубнова (помощника заведующего Опытовым бассейном), М.Н. Беклемишева (преподавателя минного офицерского класса в Кронштадте) и И.С. Горюнова (помощника инженер-механика флота). Для работы комиссии было выделено помещение при Опытовом бассейне в Петербурге. В ее распоряжение были переданы все имевшиеся материалы по подводному плаванию.
Выдающийся инженер и ученый Иван Григорьевич Бубнов (1872-1919) известен в истории отечественного кораблестроения как основоположник строительной механики корабля, создатель первой боевой подводной лодки и корпусов крупнейших линейных кораблей. Его классические работы в этих областях и теперь являются ценнейшими пособиями для судостроителей.

В 1915 г. на конкурсе, объявленном русским правительством, был принят его проект подводного корабля водоизмещением 971 т, хотя он и уступал проекту Голланда (952 т), т.к. было принято решение развивать русский тип подводной лодки.
Преждевременная смерть от сыпного тифа оборвала кипучую жизнь талантливого человека — творца первых русских боевых подводных лодок.
Соавтором Бубнова при создании проектов первых лодок “Дельфин” и “Касатка” был H.H. Беклемишев; третий член комиссии И.С. Горюнов работал только до октября 1901 г.
 
Комиссия по проектированию подводной лодки была хорошо информирована о состоянии подводного плавания за рубежом и конструкциях строившихся там подводных лодок. Прежде всего : комиссии были известны проекты, представленные на Международный конкурс в 1898 г. в Париже, где демонстрировались проекты Джевецкого (“водобронный миноносец”) и Лобэфа (двухкорпусная подводная лодка “Нарвал”). На основе этого проекта Лобэф создал новый проект полуторакорпусной подводной лодки, по которому во Франции в 1901-1903 гг. были построены 4 подводные лодки.
 
Бубнов и Беклемишев хорошо знали особенности устройства и других иностранных подводных лодок. Беклемишев неоднократно ездил за границу для ознакомления с конструкциями строившихся там лодок. Так из отчета Беклемишева о командировке в США в 1901 г. видно, что ему удалось побывать на последней лодке Голланда и ознакомиться с ее устройством. Оказалось, что на лодках Голланда цистерны главного балласта расположены внутри прочного корпуса. На подводной лодке “Протектор”, построенной в Америке по проекту Лэка, часть водяного балласта была размещена иначе — в надстройке над прочным корпусом. Беклемишев присутствовал во время одного из погружений лодки Голланда. Побывал Беклемишев также в Англии, Германии и Италии.
Собрав и обобщив эти сведения, Бубнов и Беклемишев разработали свой проект, отличавшийся от иностранных. Они разместили главный балласт в концевых легких цистернах, вне прочного корпуса. Такое расположение цистерн главного балласта позволило лодкам русского типа погружаться на предельные для прочного корпуса глубины, не опасаясь того, что при повреждении этих цистерн забортная вода попадет внутрь прочного корпуса лодки.


Успешные испытания первой российской боевой подводной лодки "Дельфин" подтвердили, что направление в проектировании данных судов, выбранное комиссией под руководством корабельного инженера Бубнова И.Г., является правильным. Заручившись "пожеланием успеха в дальнейших постройках", которое было высказано российским императором Николаем II во время осмотра подлодки "Дельфин", Иван Григорьевич 13 августа 1903 года (в тот же день) подал рапорт на имя вице-адмирала Авелана Ф.К., управляющего Морским министерством, за разрешением начать разработку чертежей подлодки большего водоизмещения, имеющей более мощное торпедное вооружение и скорость в надводном положении 14 узлов. Получив соответствующее разрешение 1 сентября 1903 года, ГУКиС спустя два дня выделил для проектирования 3000 рублей; но за неимением кредита вопрос о выдаче наряда пока не поднимали.

При составлении проекта подводной лодки Бубнов И.Г. и капитан второго ранга Беклемишев М.Н. исходили из следующих положений:
- глубина погружения – 100 метров;

- скорость надводного хода при дальности 750 миль 9 узлов и 12 узлов при дальности 250 миль;
- для подводного хода 5-5,5 узлов для дальности 50 миль и 7 узлов для 25 миль;
- время погружения менее 5 минут;
- расчетный запас воздуха 12 часов;
- "точность плавания" во время подводного хода "с колебаниями в вертикальной плоскости" менее 0,6 метра.

23 октября 1903 года чертежи судна, "Объяснительная записка к подводному миноносцу № 140", расчеты остойчивости и нагрузки, спецификация корпуса поступили на рассмотрение Кутейникова Н.Е., главного инспектора кораблестроения, который передал их для детального изучения в МТК. Вице-адмирал Дубасов Ф.В., председатель МТК, ознакомившись с документацией, очень лестно отозвался о проекте и отметил, что проект такой подводной лодки является "значительным шаг вперед в области увеличения скорости, повышения мореходных качеств и усиления минного вооружения…"

МТК 20 декабря 1903 год рассмотрел проект и тоже дал положительный отзыв. У нового судна в отличие от подводной лодки "Дельфин" отношение длины к ширине было увеличено до 9,8 (против 5,5). По мнению конструкторов это позволит достичь увеличения скорости в надводном положении (14 против 9 узлов).
По результатам исследований в Опытовом бассейне, проводившихся летом 1903 года, подводной части подлодки решили придать обводы, которые по форме близки надводному кораблю. Также предусматривалась установка 2-х 400-сильных бензиновых двигателей вместо одного двигателя мощностью 300 л.с. на подводной лодке "Дельфин". Дальнейшие изменения касались, главным образом, развития надводной части судна для придания подлодке лучших мореходных качеств, при этом значительную часть надстройки предполагали сделать водопроницаемой, что способствовало бы сокращению времени погружения. Авторы проекта, приблизив корпус подводной лодки к обводам миноносца, снабдили ее тараном, хотя уже в то время нанесение таранного удара признавалось маловероятным.

Основным вооружением подводной лодки считались мины (торпеды) Уайтхеда, количество которых доводилось до 4-х, располагавшихся в наружных (в надстройке) торпедных аппаратах системы Джевецкого С.К., как и на "Дельфине".

Бубнов И.Г. и Беклемишев М.Н. стараясь избавиться от передаточных муфт, предложили сделать подводную лодку трехвальной, что позволяло достичь "самостоятельности всех двигателей"; бортовые валы должны были соединяться с бензиновыми двигателями для надводного хода, а средний валя с электрическим двигателем для подводного хода. Предполагалось, что аккумуляторные батареи будут заряжаться при помощи отдельного бензинового двигателя мощностью около 40-50 л.с. и динамо-машины; это давало возможность заряжать аккумуляторы во время плавания и увеличить дальность надводного хода под электродвигателем, независимо от главных двигателей.

Аккумуляторные батареи и электродвигатель выбрали такого же типа, что и для подлодки "Дельфин", а заказ, соответственно, сделали фирме Фюльмена (64 батареи) и "Сотер-Гарлэ" (мощность на валу при 210 оборотах в минуту 120 л.с.). Проектированием бензинового двигателей занялся Балтийский завод, который поставил целью добиться мощности не менее 400 л.с. для каждого. Воздушный насос с электродвигателем, трюмная и центробежная помпы, вентиляторы и дельные вещи должны были быть такими же, как и на подводной лодки "Дельфин".

Для улучшения обзора количество перископов было увеличено до двух, с размещением их в средней и носовой рубках, причем перископ, находившийся в средней рубке, снабдили дальномером для определения расстояния во время атак. При конструировании корпус использовался тот же принцип, что и для подводной лодки "Дельфин": среднюю часть на протяжении около 2/3 длины обшивали деревом (лиственница, два слоя), проконопачивали, красили и покрывали оцинкованным железом. Обшивка и стальной набор были рассчитаны на давление 10 атмосфер, что соответствовало глубине 100 метров. Изменения конструкции набора коснулись перенесения продольных угольников наружу корпуса, а Z-образных шпангоутов – внутрь. Хотя это и вызывало "затруднения в креплении деревянной обшивки", однако выгоды от упрощения сборочных работ стального корпуса могли компенсировать этот недостаток.

Балтийский завод с постройкой подводных лодок справился весьма успешно. Все шесть лодок типа “Касатка” были спущены на воду в установленный срок; последнюю из них “Налим” спустили на воду 26 августа 1904 г. Постройка серии из 5 подводных лодок в России в течение 8 месяцев являлась рекордной для того времени. После спуска лодок на них продолжался монтаж систем и устройств.

6 сентября были закончены монтаж на “Касатке” (на Балтийском заводе) и сборка “Сома” (на Невском заводе) и обе лодки приступили к испытаниям и обучению команд. Первые испытания “Касатки” были неудачны: при уходе под воду верхней палубы во время погружения у лодки создавался большой дифферент на корму. Для ликвидации дифферента на кормовой части лодки установили поплавок, симметричный рубке, расположенной в носовой части. Попутно с этим увеличили площадь горизонтальных рулей. При испытании “Касатки” обнаружились и другие дефекты, которые решено было устранять уже по прибытии во Владивосток.
 
2  октября члены Морского Технического комитета проверили на Кронштадтском рейде маневренность подводных лодок “Дельфин” и “Касатка”, а 17 октября эти лодки сделали по два выстрела торпедами, причем торпеды вышли из аппаратов без замечаний.
26-27 октября подводные лодки “Касатка”, “Скат”, “Налим” и “Фельдмаршал граф Шереметев” были погружены на транспортеры, а “Дельфин”, “Осетр” и “Сом”, ввиду появления льда и недостатка в транспортерах, поставлены на клетки на стенку. 2 ноября одним эшелоном отправили во Владивосток лодки “Скат” и “Налим”, а 4 ноября лодки “Касатка” и “Фельдмаршал граф Шереметев”. Во Владивосток оба эшелона прибыли одновременно 12-13 декабря 1904 г. Это была первая в мире перевозка подводных лодок водоизмещением больше 100 т по железной дороге (на расстояние около 10000 км).
Две подводные лодки типа “Касатка” (“Окунь” и “Макрель”) остались на Балтийском заводе для усовершенствования и дальнейшего развития этого типа. Модернизация подводных лодок типа “Касатка” выразилась в устройстве рубки в средней части лодки и снятии рубки на носу и поплавка в кормовой части.
15 ноября во Владивосток были отправлены “Сом”, “Дельфин” и “Осетр”. С отправкой лодки "Осетр” произошло осложнение: у транспортера во время пробного пробега эшелона грелись оси; транспортер пришлось задержать в Петербурге до 5 марта 1905 г. “Сом” и “Дельфин” прибыли во Владивосток 23 декабря.
По прибытии на место лодки снимали с транспортеров и начинался монтаж, а транспортеры возвращались в Петербург для перевозки других лодок (Голланда и Лэка).

Участие подводных лодок в войне с Японией
К концу лета 1905 г. во Владивостоке оказалось 13 подводных лодок. Качества этих лодок не отвечали условиям дальневосточного театра военных действий. Общим их недостатком была малая дальность плавания. Рассматривая лодки только с этой точки зрения, Морской Технический комитет относил их к разряду лодок прибрежного действия:“Будучи вполне пригодными для прибрежных операций, они становятся совершенно несостоятельными для более продолжительной крейсерской службы в море или у удаленных неприятельских берегов, от которой можно ожидать весьма крупных в военном отношении результатов. Такие подводные лодки-крейсера нам настоятельно необходимы теперь же на Дальнем Востоке и к постройке, хотя бы небольшого числа, следует приступить немедленно” (ЦГА ВМФ, ф. ГМШ, 1905; д. 26404, л. 213.).

Построенные наспех и отправленные с необученными командами подводные лодки использовались во Владивостоке плохо. Театр военных действий не был изучен. Лодки не были объединены единым руководством, отсутствовали для них и соответствующие базы. Кроме слабо оборудованной базы во Владивостоке, в других местах побережья не было никаких пристаней и пунктов, где лодки могли бы пополнять свои запасы.
Подводники были вынуждены сами создавать запасы горючего на разных островах до залива Посьет. Для этого лодки при походах забирали с собой в бидонах бензин и выгружали его в определенном месте — без этих запасов выход лодок из Владивостока не мог быть обеспечен.
Большое количество недоделок, дефектов и разного рода технических неполадок мешало командирам лодок обучать команды. Вместо боевой подготовки личный состав тратил много времени на работы производственного характера. Помощь портовых мастерских в этом отношении была недостаточна.
Отсутствие необходимых условий для успешных действий подводных лодок на Дальнем Востоке дополнялось неудовлетворительными условиями жизни подводников. В качестве плавучей базы подводных лодок был выделен транспорт “Шилка”, не отвечавший своему назначению ни с технической стороны, ни с точки зрения бытовых условий. В отчете о плавании лодок, бывших во Владивостоке, жизнь на плавучей базе оха¬рактеризована следующим образом: “Команды лодок были помещены отвратительно, скверно. Люди, уставшие на лодке, не имели угла, где бы отдохнуть, постоянно пермещались с одного корабля на другой, часто не получали горячей пищи”.
Организация боевого использования подводных лодок не была разработана. Лишь 1 января 1905 г. организовали Отдельный отряд миноносцев, командование которым возложили на одного из старших командиров лодок Отряда — лейтенанта Плотто. Новое соединение вошло в состав Владивостокского Отряда крейсеров.

29 января 1905 г. на крейсере “Громобой” состоялось совещание под председательством командира Отряда крейсеров с целью выяснения состояния лодок и степени готовности их к боевым действиям. На этом совещании выяснилось, что к плаванию готова только одна подводная лодка “Сом” (командир лодки лейтенант Трубецкой), но у нее нет торпед и почти готова лодка “Дельфин”. Остальные лодки могли быть подготовлены к плаванию лишь к 1 марта 1905 г., после чего им потребуется две недели для тренировки команд.
На этом совещании были разработаны планы двух вариантов использования подводных лодок. По первому из них две подводные лодки надлежало перевести на буксире миноносцев в залив Святой Ольги к Тихой пристани, куда направлялся и транспорт “Шил- ка". Пополнив запасы, отряд этих кораблей должен был идти к Сангарскому проливу, причем лодки в целях экономии топлива и электроэнергии должны были сле¬довать на буксире миноносцев. Подойдя ночью к про¬ливу, миноносцы должны были отдать буксиры и идти в порт Отару для уничтожения там судов противника, а лодки для той же цели идти — одна в Хакодате, а вто¬рая — в Аомори. Пароход “Шипка” должен был уйти от неприятельских берегов и ждать свои корабли в назначенном заранее месте.
По второму варианту все лодки на буксире миноносцев направлялись из Владивостока к корейским берегам до порта Шестакова, пополняя запасы с соот¬ветствующего парохода в многочисленных бухтах ко¬рейского побережья. Из порта Шестакова лодки дол¬жны были совершать выходы в Корейский пролив для атак судов противника.
Характерно, что эти планы предусматривали использование лодок для наступательных операций, однако такие операции не были обеспечены ни в тех¬ническом отношении, ни с точки зрения боевой под¬готовки личного состава, хотя командиры подводных лодок проявили много энергии. В июне-июле 1905 г. Я подводных лодок закончили практическую подго¬товку личного состава и начали нести дозорную службу у Русского острова и остоова Аскольд, оставаясь там целыми сутками. По мере накопления опыта и тре¬нировки личного состава лодки выходили и в отдаленные районы.
Ниже рассматриваются состояние материальной части подводных лодок результаты их плаваний в период русско-японской войны.
 
“Дельфин”. Это первая лодка постройки Балтийского завода. Отправленная во Владивосток в одном эшелоне с подводной лодкой “Сом”, “Дельфин” 5 февраля 1905 г. была готова к выходам в море, 14 февраля совместно с “Сомом” выходила на испытания, а 21 февраля на поиски неприятеля; 13-16 марта лодка выходила к острову Аскольд и с 28 марта по 4 мая ходила по бухтам с целью поиска неприятеля, но встреч с противником не было.
5    мая 1905 г. на “Дельфине” произошла авария. Еще во время плавания в море на лодке была обнаружена неисправность вертикального руля. Доступ к его приводу был возможен лишь при вскрытии горловин кормовых бензиновых цистерн.
 
Одна из них была вскрыта сразу же по приходе во Владивосток, и бензин из первой цистерны перекачали в главную топливную цистерну. Из-за густоты паров бензина дальнейшую работу прекратили и людей из лодки удалили. Всю ночь лодку вентилировали переносными вентиляторами. На другой день открыли горловину второй бензиновой цистерны и продолжали вентилировать лодку под наблюдением вахтенных Сюткина и Хамченко. В 10    часов 20 мин к ним пришел знакомый матрос с миноносца, пожелавший осмотреть лодку. Вахтенные разрешили ему спуститься в лодку; с ним пошел Хамченко. Примерно через 20 секунд в лодке произошел сильный взрыв, после которого Хамченко выскочил из лодки, а его знакомый остался внутри. Минуты через две после первого взрыва последовал второй, лодка начала погружаться и затонула на глубине семи саженей. Первый взрыв произошел, вероятно, от искры при замыкании рубильника для освещения лодки или от зажженной спички.
При подъеме лодки, как только рубка вышла из воды, произошел взрыв гремучих газов. Лодка была притоплена. При следующем подъеме произошел новый взрыв, — и так повторялось пять раз. Взрывы при подъеме лодки происходили, очевидно, вследствие воспламенения смеси аккумуляторных газов и бензиновых паров от искр на отсыревших контактах.
Посторонний человек, осматривавший лодку, погиб.
Сопровождавший его Хамченко получил тяжелые ожоги. В прочном корпусе, в районе кормовых бензиновых цистерн, выбило 29 заклепок; через отверстия от заклепок вода поступила в лодку, что и привело к ее затоплению. Аварийный ремонт на “Дельфине” закончили 8 октября 1905 г.
В отчете о недостатках лодки командир ее в качестве особых дефектов отмечал тяжелый привод вертикального руля и недостаточную площадь горизонтальных рулей, в результате чего “для управления лодкой необходима большая опытность как командира, так и команды”.

“Касатка”. Четыре лодки этого типа прибыли во Владивосток 12-13 декабря 1904 г.; из них лишь одна “Касатка” до отправки на Дальний Восток была испытана в Финском заливе на погружение и подводный ход. По окончании монтажа во Владивостоке, в марте 1905 г. “Касатка” ходила под водой.
9    апреля “Касатка” вышла к корейским берегам и прошла южнее залива Гишкевича. Пробыв в походе 7 дней, лодка вернулась из-за оборжавления торпед. Командир доносил, что стальные торпеды непригодны для активных действий (на самом же деле виновато было только отсутствие смазки торпед).
28 апреля “Касатка” совместно с лодками “Дельфин” и “Сом” была послана в бухту Преображенья, но встречи с противником не имела и через 6 дней вернулась во Владивосток. В течение этого плавания за торпедами был тщательный уход — их ежедневно обтирали и смазывали. В результате, как доносил командир, торпеды оказались пригодными для стрельбы ими”.

“Скат”. Лодка прибыла во Владивосток с большими недоделками. Окончательно была собрана 29 марта 1905 г. и с 3 апреля начала выходить в море с целью учебно-боевой подготовки. Стрельба торпедами началась 13 июня; из 10 выстрелов 6 были удачными, 3 торпеды сошли с курса и одна зарылась.
Во время плавания выяснилось много недостатков. В отзывах командира лодки отмечалась медленность погружения: “цистерны удавалось заполнить в течение 5-6 минут”. Кроме того, отмечалась трудность управления вертикальным рулем: “Чтобы переложить с борта на борт руль, требуется 140 оборотов штурвала... рулевой сильно утомляется... отсюда следует запоздание действия рулем и большая циркуляция под водой”. Наряду с этим командир доносил о вертикальной неустойчивости лодки на подводном ходу и предлагал увеличить площадь горизонтальных рулей, сделав их более сбалансированными.
В отчете особо отмечался конструктивный недостаток рубки: в штормовую погоду вода попадала в лодку через входной люк, который нельзя было закрывать при работе бензиновых моторов.

“Фельдмаршал граф Шереметев”. Эта лодка была собрана окончательно во Владивостоке и начала плавать в первых числах мая 1905 г. 9 мая было повреждено динамо, которое исправляли 10 дней. Затем лодка приступила к торпедным стрельбам: первые три выстрела были хорошими, остальные — неудачными вследствие задержки хвостовой части торпеды “щипцами” решетчатого аппарата. При обследовании обнаружилось оборжавлеиие пружин, раскрывающих "щипцы” при выходе торпеды из аппарата. Во время ремонта командир лодки лейтенант Заботкин внес ряд полезных предложений. В частности, он предложил присоединить трубу внутренней вентиляции концевых цистерн к трубе судового вентилятора, которым можно было отсасывать воздух из концевых цистерн во время заполнения при погружении лодки. Это предложение оправдало себя на практике: время заполнения цистерн сократилось; соответственно уменьшилось и время погружения.
В заключение своего отчета о плавании лодки в 1905 г.
Заботкин писал: “из окончательных опытов видно, что лодки типа “Касатка” не только по своим качествам не уступают другим подводным, лодкам (имеются в виду лодки Голланда и Лэка — Г.Т.), но по многим частям имеют перед ними превосходство”.

“Налим”. Подводная лодка “Налим” была окончательно собрана во Владивостоке 7 мая 1905 г. 9 мая взорвался один из аккумуляторов, (от искры при смене предохранителя).
Плавание лодки вначале проходило очень неудачно из-за того, что техника была плохо освоена личным составом. В течение лета 1905 г. лодка несколько раз внезапно и с большим дифферентом уходила на глубину до 55 м. Только в начале августа удалось установить причину этих ненормальных погружений. Оказалось, что при заполнении концевых цистерн главного балласта в них оставался воздух и при открытых кингстонах вода поступала в цистерны и сжимала воздух тем больше, чем глубже погружалась лодка. Все кончалось благополучно благодаря достаточному запасу прочности корпусов подводных лодок типа “Касатка”.
Опыт погружений других лодок этого типа помог экипажу подводной лодки “Налим” овладеть ее техникой, что видно из донесения лейтенанта Белкина: "'Миноносец “Налим” и "Фельдмаршал граф Шереметев” в конце августа не имели уже соперников во всем отряде...”
Из числа недостатков подводных лодок типа "Касатка”, отмеченных ранее, наиболее важными были неудовлетворительные мореходные качества. Еще в октябре 1904 г. при выходе подводной лодки "Касатка” в Финский залив обнаружилось, что при состоянии моря 3-4 балла волна заливает верхнюю палубу и вода попадает в лодку через входной люк. Этот недостаток сразу же был признан весьма серьезным. Необходимость срочной отправки подводных лодок на театр военных действий не позволяла заниматься устранением такого серьезного дефекта, который мог быть ликвидирован только установкой ограждений рубок с возвышающимся мостиком для управления лодкой в надводном положении. Четыре лодки типа “Касатка” отправили во Владивосток без ограждений рубок, а две подводные лодки (“Окунь” и "Макрель”) оставили на Балтийском заводе для установки на них новых рубок и производства других переделок.
13 декабря 1904 г. Балтийский завод получил наряд на изготовление новых рубок и ликвидацию носовой рубки и поплавка в корме на всех подводных лодках типа “Касатка”. Плавание лодок этого типа на Тихом океане подтвердило необходимость установки средних рубок с командным мостиком, возвышающимся над палубой. И.Г. Бубнов возражал против установки таких рубок во время войны. Он считал, что для этих работ потребуется около трех месяцев — срок для военного времени недопустимый. В результате, новые рубки на подводных лодках типа “Касатка” были установлены лишь после окончания войны с Японией.

Несмотря на многие недостатки подводных лодок типа “Касатка”, все же следует признать их более совершенными и надежными, чем лодки Голланда и Лэка. Подводные лодки типа “Касатка” имели значительную дальность плавания: 700 миль над водой при скорости 8,5 узла и 30 миль под водой при скорости 5,5 узла. Лодка имела четыре поворотных торпедных аппарата и два перископа. Прочность корпуса позволяла погружаться на большие глубины.

Офицеры-подводники, участвуя в дискуссиях о строительстве нового флота, горячо ратовали за дальнейшее развитие подводного кораблестроения. Малые успехи русских подводных лодок во Владивостоке объяснялись неблагоприятными условиями, созданными для лодок на театре военных действий.
О деятельности русских подводных лодок в войне с Японией высказывал мнение и Главный Морской Штаб; в его докладе о состоянии подводных лодок па Дальнем Востоке (2 октября 1906 г.) говорилось: “Останавливаясь на причинах, почему суда, находящиеся на Дальнем Востоке, и особенно боевые, находятся в столь неудовлетворительном состоянии следует признать, что главная причина этого заключается в отсутствии организации судов в тактические единицы, и как следствие сего — отсутствии необходимых начальников.
Общее начальствование над всеми боевыми судами не было сосредоточено в руках одного начальника, плавающего вместе со всеми судами и ответственного за их готовность”.
Мнение Главного Морского Штаба основывалось на отчетах командиров подводных лодок. Так, командир “Сома” писал: “главной причиной бездействия лодок было то, что лодками по существу никто не руководил, а тем командирам, которые хотели что-либо сделать, инициативы не давали”.
 
Модернизация подводных лодок “Окунь” и “Макрель
По первоначальному проекту подводные лодки типа “Касатка” должны были быть трехвинтовыми, но так как в 1904 г. для них не нашлось подходящих двигателей, то бортовые дейдвудные трубы заглушили, оставив один средний вал, с которым при помощи муфт соединялись электродвигатель и двигатель внутреннего сгорания.
Муфты обеспечивали работу электродвигателя на винт в подводном положении лодки, работу двигателя внутреннего сгорания на динамо для зарядки батарей аккумуляторов и работу того же двигателя на гребной вал при надводном ходе лодки.
 
С появлением судовых дизелей Морское министерство решило установить на лодки дизели мощностью по 120 л.с. Так как гребной вал, идущий от дейдвуда внутрь лодки, был несколько приподнят, то дизель для непосредственной работы на гребной вал пришлось установить не посредине лодки, а на левом борту, спарив его с динамомашиной, ток от которой подводился к электродвигателю гребного вала. В надводном положении одновременно работали дизель, динамо и электродвигатель, и при какой-либо неисправности в одном из этих механизмов лодка оказывалась в затруднительном положении. Дизели на этих лодках были облегченного типа (22 кг/л.с.) и именно из-за облегченности конструкций часто выходили из строя. В то же время на правом борту лодок приходилось возить мертвый груз (твердый балласт для уравновешивания веса дизель-динамо).
В период модернизации подводных лодок было выполнено много различных переделок и усовершенствований; в результате лодки оказались перегруженными и на них стало трудно плавать. Остойчивость лодок настолько понизилась, что пришлось установить добавочные кили весом до 4 т, но и после этого метацентрическая высота не превышала 12 см.
Опыт плавания лодок показал, что запас смазочного масла был вдвое меньше, чем нужно для соответствия запасу топлива. В результате при больших переходах надводным кораблям приходилось брать лодки на буксир. Подводные лодки “Окунь” и “Макрель” находились в составе Учебного Отряда подводного плавания, организованного в Либаве в 1906 г.

В составе Учебного Отряда подводного плавания и соединениях флота
Опыт строительства и боевого использования подводных лодок выявил необходимость специальной подготовки офицеров и команд для этих кораблей нового типа. Инициатором в этой области был капитан 1 ранга Э.Н. Щенснович — бывший командир броненосца “Ретвизан”, участник войны с Японией, который был назначен 5 апреля 1905 г. в правление Балтийского завода на должность заведующего подводными миноносцами, а затем получил назначение на должность заведующего подводным плаванием на флоте и председателем комиссии по испытанию и приемке новых подводных лодок.
8 февраля 1906 г. на рассмотрение Государственного совета был внесен проект организации Учебного Отряда подводного плавания. Еще до его утверждения в Либаве уже началось комплектование отряда в составе учебного судна “Хабаровск” и подводных лодок "Пескарь”, “Стерлядь”, “Белуга”, “Лосось” и "Сиг”. На этих лодках начали заниматься 7 офицеров и 20 матросов разных специальностей. Офицеры занимались самостоятельно, а матросы — под руководством инструкторов непосредственно на лодках.
 
На первых порах после оформления в Отряде никаких теоретических занятий не было; обучение проводилось исключительно практически, на лодках. Целью занятий явилось: “обучить личный состав подойти к неприятелю незаметно и попасть в него миной”.

Кадры для подготовки специалистов-подводников черпались из числа офицеров и команд лодок, вошедших в состав Отряда и уже имевших опыт подводного плавания. Служившие ранее на подводных лодках офицеры были подвергнуты в 1907 г. специальным экзаменам. Особым циркуляром Главного Морского Штаба 68 офицерам, выдержавшим экзамены, было присвоено звание “офицера подводного плавания”.

Общая продолжительность прохождения курса офицерами составляла 10 месяцев, а матросами — от 4 до 10 месяцев в зависимости от специальности и степени подготовки.
Обучающийся офицерский состав комплектовался из офицеров надводного флота, выразивших желание служить в подводном плавании и удовлетворявших по состоянию здоровья особым условиям службы на подводных лодках.
Впоследствии к этому прибавилось требование, чтобы офицер, поступающий в число слушателей, прослужил предварительно на надводных кораблях не менее трех лет. Служившие в Отряде подводного плавания офицеры различных специальностей (флагманские специалисты, корабельные инженеры, врачи, а с вступлением в строй подводных лодок с двигателями мощностью свыше 500 л. с. — и инженер-механики) полностью проходили курс подводного плавания; при этом врачи по представлении ими специальных работ в Санитарное управление также получали звание “офицер подводного плавания” и связанные с этим права и преимущества.
Ученики-матросы до 1907 г. комплектовались преимущественно из специалистов старшинского звания, желающих служить на подводных лодках (также при условии хорошего здоровья).
Осенью 1907 г. в Отряд был произведен первый набор (200 человек) из числа новобранцев, призванных на военную службу. Были отобраны люди, отличавшиеся хорошим здоровьем, наиболее грамотные и знающие какое-либо ремесло (слесари, токари, кузнецы и т.п.). С этого времени на Отряд была возложена и строевая подготовка новобранцев. После прохождения строевой подготовки новобранцев делили по специальностям и отправляли в Кронштадтские школы для предварительной общей подготовки по специальности; затем, по возвращении в Либаву, начинался курс подготовки специалиста-подводника.
На Учебный Отряд подводного плавания, кроме подготовки кадров подводников, был возложен и целый ряд других важнейших задач: учебно-боевая подготовка подводных лодок на всех морях; организация содержания в боевой готовности их материальной части и оружия; ремонт и снабжение, а также решение проблемных вопросов, связанных с постройкой и использованием подводных лодок. Все вновь построенные подводные лодки до 1914 г. поступали в состав Учебного Отряда, который осваивал их, укомплектовывал личным составом и после завершения учебно-боевой подготовки выделял дивизионы подводных лодок для Черноморского и Балтийского флотов. Отряд подводных лодок во Владивостоке также комплектовался подводниками из Учебного Отряда подводного плавания и был подчинен ему в отношении учебно-боевой подготовки.

В 1906 г., как уже отмечалось, в состав Отряда входило 5 подводных лодок. В 1907 г. к ним присоединились подводные лодки: “Карп”, “Камбала” и “Карась”. Последние, однако, не были превращены в учебные (на них обучался только кадровый состав, изучавший новый тип лодок). Осенью 1907 г. подводную лодку “Лосось” отправили по железной дороге на Черное море. Туда же была отправлена и подводная лодка “Судак”, а затем “Карп”, “Карась” и “Камбала”. Таким образом, Учебный Отряд подводного плавания выделил из своего состава и укомплектовал личным составом новую часть в Черноморском флоте.
Летом 1909 г. в Отряд вошли две модернизированные лодки — “Макрель” и “Окунь” (типа “Касатка”); одновременно с ними к Отряду причислили опытную подводную лодку “Почтовый”.
18 ноября 1909 г. совещание при Морском Гене¬ральном Штабе нашло необходимым ввиду полного отсутствия на Балтийском море боеспособных соединений подводных сил, выделить из Учебного Отряда три лодки (“Окунь”, “Макрель” и “Стерлядь”) и сформировать бригаду подводных лодок в составе:
1-й    дивизион — “Окунь”, “Макрель”, “Минога”, “Пескарь” и “Стерлядь”;
2-й    дивизион — “Крокодил”, “Кайман”, “Алли¬гатор”, “Дракон” и “Акула”.
В качестве вспомогательных судов были прида¬ны: к 1 дивизиону транспорт “Хабаровск” и ко 2 дивизиону — транспорт “Европа”. Поскольку “Хабаровск” отчислили от Учебного Отряда подводного плавания, слушателей и учеников переселили с него в береговое помещение.

В 1911 г. распределение подводных лодок в Балтийском море было изменено. В состав бригады подводных лодок вошли:
1-й    дивизион — “Макрель”, “Окунь”, “Стерлядь”, “Белуга” и “Минога”; вспомогательное судно — транспорт “Хабаровск”;
2-й    дивизион — “Акула”, “Кайман", “Крокодил”, “Аллигатор” и “Дракон”; вспомогательное судно "Европа”. Учебные лодки: “Сиг” и “Почтовый”.
В 1912-1913 гг. группировка лодок по дивизионам была снова изменена: в 1-й дивизион вошли однотипные лодки “Макрель”, “Окунь”, “Минога” и “Акула”, а во 2-й дивизион — “Кайман”, “Дракон”, “Крокодил” и “Аллигатор”. Учебными подводными лодками Отряда при этом являлись “Белуга”, “Стерлядь” и “Пескарь”. Опытная лодка “Почтовый” и “Сиг” были сданы в порт.
Выделенные два дивизиона подводных лодок в новом составе продолжали находиться под общим командованием начальника Учебного Отряда подводного плавания. 1-й дивизион до начала первой мировой войны назначался обычно на 2-3 месяца летней кампании для практического плавания слушателей и учеников.
В 1913 г. произошла реорганизация командования. Из двух дивизионов подводных лодок была организована Бригада подводных лодок Балтийского моря.

К началу первой мировой войны Учебный Отряд подводного плавания вырастил кадры опытных офицеров-подводников, способных решать серьезные задачи в области тактики и техники подводного плавания. Русские подводники усиленно занимались освоением техники подводных лодок и тренировались в стрельбах торпедами по кораблям. Интенсивность их подготовки видна из количества выходов лодок в море и проведенных торпедных стрельб. Так, за короткий промежуток времени первой половины лета 1914 г. некоторые лодки совершили до 45 выходов в море. В 1914 г подводная лодка “Стерлядь” совершила 45 выходов в море и произвела 45 выстрелов торпедами, “Пескарь” (количество выходов в море/число выстрелов торпедами) 39/38, “Белуга” 45/48, “Минога” 11/22, “Окунь” 6/17, “Макрель” 7/7, “Акула” 1/2.

Подлодки "Окунь" и "Макрель" в период Первой мировой войны, до вступления в строй подлодок типа "Барс", числились в первом дивизионе бригады Балтийского флота, после чего они были переведены в четвертый дивизион; тем не менее, устаревшие к тому времени суда обороняли Финской залив.

Подводная лодка "Окунь" 21 мая 1915 года атаковала германскую эскадру, но сама только чудом избежала таранного удара вражеского судна, погнувшего ей перископ. Чтобы усилить действующий флот часть подлодок из Сибирской флотилии была возвращена на Балтику, а часть переброшена на Черное море. На подлодках типа "Касатка", которые входили в состав той же флотилии, в 1914 году начали заменять "Панары" дизельными двигателями по опыту балтийских подлодок, но установили более мощные - по 160 лошадиных сил. В конце года подлодки "Скат" и "Налим" прибыли на Черное море по железной дороге, а подлодки "Фельдмаршал Шереметев" и "Касатка" – на Балтику, где базировались на Мариенхамне (Аландские острова). Во время боевых действий на подлодки "Скат" и "Налим" установили по орудию калибра 47 мм, а на подлодки "Фельдмаршал Шереметев" и "Касатка" по пулемету. 4 августа 1917 года подводную лодку "Фельдмаршал Шереметев" переименовали в "Кету".

Подводные лодки "Касатка", "Кета" и "Окунь" осенью 1917 года стали на капитальный ремонт в Петрограде. В годы гражданской войны подлодки "Окунь", "Касатка" и "Макрель", отремонтированные Балтийским заводом, передали в состав Астрахано-Каспийской флотилии. Осенью 1918 года они были погружены на железнодорожные платформы и доставлены в Саратов, где их и спустили на воду. Первой в строй вступила подлодка "Макрель" (ноябрь 1918 года). Затем субмарины перешли в Астрахань своим ходом.
В 1919 году все 3 подлодки входили в состав Волжско-Каспийской военной флотилии, с марта того же года в состав Морских сил Каспийского моря.

Подводные лодки "Окунь", "Макрель" и "Касатка" в октябре 1925 года были исключены из списков флота и переданы на разборку. Годом раньше на разборку пошла подлодка "Кета", затонувшая во время наводнения в Петрограде 1924 года и позднее поднятая.
Черноморские подлодки "Налим" и "Скат" постигла печальная участь Черноморского флота – подводные лодки последовательно побывали в руках немцев, белогвардейцев и англо-французских интервентов. В апреле 1919 года были затоплены в районе Севастополя.

Опыт создания подводных лодок типа "Касатка" Бубнов И.Г. в полной мере учел при проектировании подводной лодки "Минога", водоизмещением 117 тонн, с трубчатыми внутренними торпедными аппаратами, и при совместной разработке с Беклемишевым М.Н. проекта подлодки водоизмещением 360 тонн (подводная лодка "Акула").

Небольшая историческая справка по одной из лодок серии
Миноносец, ПЛ "Макрель"
тип «Касатка»

(все даты до февраля 1918 года даны по старому стилю)
1904 год
Заложена на Балтийском заводе как миноносец;
1904 год 31 мая
Получила наименование "Макрель";
1904 год 5 июня
Зачислена в списки кораблей Балтийского флота;
1904 год 14 августа
Спущена на воду;
1904 год сентября
До сентября производились переделки, необходимость которых была выявлена в процессе испытаний подводной лодки "Касатка" - установили среднюю рубку, увеличили площадь горизонтальных рулей, к этому времени Балтийским заводом было завершено изготовление двух бензиномоторов мощностью по 400 л.с., которые и были установлены на этой подводной лодке (установка этих моторов позволила достичь надводной скорости в 11,5 узлов);
1906 год 6 (11?) марта
Отнесена к классу подводных лодок;
1907 год лето
Зачислена в состав 1-го ДнПЛ УОПП;
1908 год 22 июля
Вступила в строй. Ввод в строй задержался из-за переделок и доработок на Балтийском заводе;
1909 год 29 мая
Перешла из Петербурга в Кронштадт;
1909 год 4 июня
Прибылав Либаву;
1909 год лето
Вошла в состав 1-го ДнПЛ УОПП в Либаве;
1909 год лето
Участвовала в испытаниях торпедных аппаратов Джевецкого-Подгорного;
1909 год 21 - 23 июля
В составе Отряда ПЛ (ТР "Хабаровск", миноносец, посыльное судно и шесть ПЛ) перешла из Либавы через Ирбенский пролив, Рижский залив, Моонзундский пролив и Финский залив в Ревель.
Отрабатывала экипаж на подводном ходу и выполнила торпедные стрельбы;
1909 год 15 августа
В составе Отряда ПЛ вернулась из Ревеля в Либаву;
1909 год декабрь
Для зимовки поднята на стенку и введена в сарай;
1909 год
По итогам года прошла в подводном положении 140 миль за 28 часов, в надводном положении - 813 миль за 110 часов, на буксире - 735 часов, произвела 8 торпедных выстрелов по неподвижному щиту;
1910 год 1 января (1909 год 18 ноября?)
Перечислена в состав 1-го Дивизиона ПЛ Балтийского моря;
1910 год 10 июля
При учебной атаке броненосца "Цесаревич" в ходе погружения начала тонуть. Была вынуждена аварийно всплыть. Командиру ПЛ за недосмотр был объявлен выговор;
1910 год 15 августа
По новой организации подводных сил переформирована в Отряд подводного плавания;
1910 год 17 - 19 августа
Участвовала в маневрах в составе ОПП. Вышла из Ревеля на о-в Оденсхольм и обратно;
1910 год октябрь
9.10 прибыла в Ревель из Либавы. Через неделю перешла в Кронштадт в составе отряда кораблей. Позже перешла в Ревель для зимовки;
1911 год март
Перечислена в состав 1-го ДнПЛ ОПП Балтийского моря с базированием на Ревель;
1911 год
Модернизирована (бензиномоторы были сняты и заменены дизелем мощностью 120 л.с., изготовленным заводом Л. Нобеля, на левом борту установили дизель с динамо-машиной (дизель-генератор), приводившей в действие главный электромотор, на правом борту для уравновешивания дизель-динамо уложили дополнительный балласт, для сохранения остойчивости были установлены добавочные кили весом по 4 тонны), прошла капитальный ремонт;
1911 год лето - осень
Занималась боевой подготовкой;
1912 год 6 февраля
На ПЛ установлен прибор подводной сигнализации Ниренберга;
1912 год 25 марта
Перечислена в состав 1-го ДнПЛ БрПЛ Балтийского моря;
1912 год 29 мая
Участвовала в испытаниях ППС. Прибор испытывался в Ревеле у причала. Качество и дальность связи оказались неудовлетворительными;
1912 год 6 июня
Вступила в кампанию;
1913 год
Совершила 34 выхода в море. Осуществила 20 торпедных выстрелов;
1913 год - 1914 год зима
Зимовка в Ревеле;
1914 год 5 мая
Прибыла в Либаву для обеспечения учебного процесса в УОПП. Совершила 7 выходов в море и произвела 7 выстрелов торпедами;
1914 год 3 июня
Перешла в Ревель;
1914 год 19 июля
Начало Первой мировой войны встретила в Ревеле;
1914 год - 1917 год
Участвовала в 1-й мировой войне, базируясь на Мариэхамне и Або (несение позиционной и дозорной службы на подходах к портам и базам, оборона Виндавы (Вентспилс) в июне 1915 г. и Рижского залива в августе 1915 г., прикрытие набеговых и минно-заградительных действий легких сил флота; совершила 10 кратковременных боевых походов). Экипаж участвовал в Февральской революции;
1915 год 17 марта
Вошла в состав 4-го дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря;
1915 год 16 июня
Находилась на позиции в районе маяка Люзерорт;
1915 год 18 - 21 июня
Была развернута на позицию у Люзерорта для прикрыия набеговой операции русских крейсеров на Мемель;
1915 год август
1.8 вышла в боевой поход на позицию в 8 милях южнее Вердера. 6.8 прибыла на позицию;
1916 год
Вошла в состав 6-го дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря с базированием в Мариенхамне, затем в Аренсбурге;
1917 год 25 октября
Вошла в состав Красного БФ;
1917 год осень
Нуждалась в капитальном ремонте, переведена в Петроград;
1918 год 31 января
Выведена из боевого состава, законсервирована и сдана к Петроградскому военному порту на хранение;
1918 год 31 мая
Переформирована в состав 2-го дивизиона (действующий дивизион) Дивизии ПЛ БМ;
1918 год 12 июня
Перечислена в состав 1-го дивизиона (резервный дивизион) Дивизии ПЛ БМ;
1918 год 4 августа
Переформирована в состав дивизиона хранения Дивизии ПЛ БМ;
1918 год 3 сентября
Направлена на Балтийский завод для ремонта перед отправкой на Каспий;
1918 год сентябрь - октябрь
В конце сентября вместе с ПЛ "Минога" отправлена по железной дороге из Петрограда в Саратов (прибыла 9.10).
Через две недели сброшена боковым спуском на Волгу. Вошла в состав Волжской Военной Флотилии. В дальнейшем по реке Волга перешла в г.Астрахань;
1918 год 18 ноября
Перечислена в состав Астрахано-Каспийской Военной Флотилии (в некоторых источниках - Военный Флот Астраханского Края), участвовала в гражданской войне;
1919 год 10 - 12 марта
Экипаж участвовал в подавлении мятежа в Астрахани. Погиб рулевой Казаков Ф.;
1919 год 7 мая
В составе отряда судов АКВФ вышла из Астрахани в Тюб-Караганский залив;
1919 год 18 мая
Вышла на позицию к о-ву Чечень. Затем отошла на рейд форта Александровский (якобы из-за атаки англо-белогвардейских кораблей);
1919 год 21 мая
Участвовала в бою в Тюб-Караганском заливе. На рейде форта Александровский вышла с целью атаковать английские и белогвардейские корабли, пытавшиеся захватить форт. В ходе боя противник, вероятно обнаружив перископ ПЛ, повернул на обратный курс;
1919 год 21 - 22 мая
В ночь перешла с рейда форта Александровский на 12-футовый рейд;
1919 год 27 мая
Вернулась в Астрахань;
1919 год 3 июня
Начало перехода из Астрахани в Нижний Новгород;
1919 год 31 июля
Вошла в состав дивизиона ПЛ МС Каспийского моря Волжско-Каспийской Военной Флотилии;
1919 год 3 августа
По пути в Нижний Новгород задержана вместе с другими ПЛ под Казанью из-за мелководья. Осталась зимовать, базируясь на Казань близ Паратского затона;
1920 год весна
В составе дивизиона перешла в Астрахань;
1920 год июнь
В составе дивизиона перешла в Баку;
1920 год 5 июля
Вошла в состав Морских Сил Каспийского Моря;
1920 год 10 июля
С окончанием боевых действий на Каспийском море поставлена на прикол. Команда отправлена на Черное море;
1920 год 14 сентября
Начало разборки механизмов для отправки их в Николаев. Разборка механизмов продолжалась и в течение всего 1921 года;
1922 год 25 мая
Передана к Бакинскому военно-морскому порту на хранение;
1925 год 21 ноября
Исключена из состава РККФ в связи с передачей Комгосфондов для демонтажа и впоследствии разделана на металл в Бакинском военном порту.

командиры:
(по данным источника №11)

1. Беклемишев 3-й М.Н. (13.09.1904-21.08.1906)
2. Власьев С.Н. (21.08.1906-04.06.1907)
3. Гадд 2-й А.О. (04.06.1907-21.09.1907)
4. ? нет днных (21.09.1907-24.03.1908)
5. Майдель 1-й В.Э. (24.03.1908-24.10.1909)
6. ? нет данных (24.10.1909-07.12.1909)
7. Фон Вилькен 3-й В.В. (30.11.1909-21.06.1910), 07.12.1909 - принял корабль
8. Николаев 1-й Б.С. (29.05.1910-07.06.1914), 21.06.1910 - принял корабль
9. Карабурджи Д.С. (05.05.1914-02.07.1916), 07.06.1914 - принял корабль
10. Яцынич К.К. (26.06.1916-22.04.1917), 02.07.1916 - принял корабль
11. Лазаревич-Шепелевич П.И. (23.04.1917-20.04.1918), 01.05.1917 - принял корабль
12. Лузанов В.Э. (20.04.1918-19.06.1918)
13. Перекрестов В.Л. (19.06.1918-06.08.1918) помошник командира, возможно ВРИД - требует уточнения
14. Морозов А.А. (06.08.1918-04.10.1918)
15. Соколов М.Л. (17.09.1918-01.07.1920), 04.10.1918 - принял корабль
16. Лашманов М.В. (05.1920-14.08.1920), 01.07.1920 - принял корабль


Список источников:

1. "Русские подводные лодки 1834-1923гг", т.1, ч.1, Санкт-Петербург, 1994г.
2. Александров Ю.И. "Отечественные подводные лодки до 1918 года", ВТС Бастион, ООО "Восточный горизонт", 2002г.
3. Тарас А.Е. "Подводные лодки Великой войны (1914-1918)", Харвест, Минск, 2003г.
4. Трусов Г.М. "Подводные лодки в русском и советском флоте", ГСИСП, Ленинград, 1957г.
5. Ковалев Э.А. "Командиры первых российских подводных лодок", ИИА "Подводник России", №2, 2003г.
6. Информация с сайта http://vgd.ru
7. Информация с сайта http://submarine.id.ru/history/sg7.shtml
8. Ковалев Э.А. "Рыцари глубин. Хроника зари российского подплава", Центрполиграф, Москва - Санкт-Петербург, 2005г.
9. Ковалев Э.А. "Короли подплава в море червоных валетов", Центрполиграф, Москва, Санкт-Петербург, 2006г..
10. Трусов Г.М. "Подводные лодки России", ч.1, Санкт-Петербург, 2006г.
11. Пожарский А.М. "Подводное плавание в России 1834-1918 гг.", РБИЦ "БЛИЦ", Санкт-Петербург, 2011г.

Категория: Флот Первой Мировой войны | Добавил: Sherhhan (25.03.2014) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 1907 | Теги: макрель, дельфин, касатка | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]