Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Флот Послевоенный период

АПЛ проекта 667
АПЛ проекта 667

АПКР пр. 667А и пр. 667АУ - 34 (8) ед.(шифр «Навага»)

Разработка и создание
20 марта 1958 г. было принято постановление Правительства Советского Союза о создании комплекса Д-4, которым и было решено вооружить АПЛ второго поколения пр.667. Ответственным за ракету стало СКБ-385 во главе с В.П. Макеевым, а за корабельную часть - ЦКБ-16 во главе с H.H. Исаниным. Правда, работами над проектом нового корабля пришлось руководить не ему, а Я.Е. Евграфову.
Как уже говорилось, ТТЗ на АПЛ-носитель БР второго поколения пр. 667 было выдано в начале 1958 г., и 8 августа 1958 г. оно было утверждено исполняющим обязанности начальника 1-го управления ГКС A.B. Базилевичем. Причем разработку проекта передали ЦКБ-18, так как ЦКБ-16 поручили заниматься кораблями пр.661 и пр.671.
ТТЗ на АЛЛ пр.667 предусматривало размещение на корабле шести или восьми ракет комплекса Д-4, получивших обозначение Р-21, использование АЭУ с мощностью ПТУ порядка 50 000 л.с., которая должна была обеспечить скорость хода в подводном положении не менее 25 уз. Изначально предполагалось, что при своих больших размерах (длина около 15 м и размах по стабилизаторам 2,2 м) Р-21 будет заправляться компонентами топлива непосредственно перед пуском.

В октябре 1959 г. ЦКБ-18 представило три варианта эскизного проекта корабля. Первый вариант предусматривал размещение в носовой оконечности лодки поворотного блока из двух ракетных шахт. Восемь запасных ракет хранились в специальном отсеке и могли грузиться в шахты поворотного блока, находящегося в горизонтальном положении, через люки носовой переборки и специальные переходные элементы (надвижные уплотняющие тубусы). Причем ракеты могли храниться как на стеллажах, так и во вращающемся барабане.
Второй вариант предусматривал размещение ракет в вертикальных стационарных шахтах, смонтированных по четыре в двух отсеках (в носовом и кормовом симметрично относительно диаметральной плоскости корабля). Шахты имели одно ограждение с выдвижными устройствами и боевой рубкой. В результате длина ограждения достигала около 43 м. Если бы пришлось размещать шахты в корпусе лодки, то его диаметр достигал бы 18,6 м, что технологически тогда было не реализуемо.
Третий вариант предполагал раздельное хранение корпусов и головных частей запасных ракет в двух отсеках-хранилищах. Их старт должен был производиться из двух стационарных вертикальных шахт. Для этого головная часть запасной ракеты, а затем и ее корпус с помощью специальных механизмов-погрузчиков подавались в шахту, имевшую подъемно-опускную (центральную) часть. Стыковка головной части и корпуса ракеты производилась в шахте, а уж затем она заправлялась компонентами топлива. Боезапас на всех трех вариантах пр.667 должен был составлять от восьми до 12 ракет Р-21, подготовка к старту каждой из которых (кроме тех, что уже находились в шахтах) занимала около 40 минут, отличалась крайней сложностью и опасностью выполняемых работ. Поэтому от них отказались.

В декабре 1959 г., после того как компоненты топлива решили хранить на ракете, ЦКБ-18 предложило четвертый вариант эскизного проекта лодки. В нем восемь ракетных шахт располагались в двух поворотных блоках. Четыре шахты каждого из блоков располагались попарно вне прочного корпуса лодки. Шахты правого и левого бортов соединялись друг с другом общей поворотной осью диаметром около двух метров, проходившей через прочный корпус, который в районе размещения шахт (втором и четвертом отсеках) выполнялся в форме «восьмерки». Четвертый вариант и стал основой для разработки технического проекта корабля пр.667. Работы над ним велись под руководством A.C. Кассациера и были завершены в декабре 1960 г. Однако постройка лодок по пр.667 так и не была осуществлена. Объясняется это следующим. В начале 60-х годов предприятия нашей страны, способные вести постройку АПЛ, были полностью загружены заказами на корабли первого поколения. Начать работу над лодками второго поколения они могли лишь во второй половине 60-х годов. Тем временем произошло событие, заставившее коренным образом пересмотреть взгляды на ракетоносец как элемент стратегической системы. 15 июля 1960 г. с борта первой американской ПЛАРБ George Washington (SSBN-598) впервые в мире из-под воды стартовала БР, что сопровождалось большой шумихой в прессе и яркими политическими заявлениями. Понятно, что это событие не осталось не замеченным для руководства страны. Стало очевидным, что вероятный противник смог получить в свое распоряжение куда более эффективную стратегическую систему, нежели комплекс Д-4. Действительно, George Washington нес 16 ракет Polaris Al, с большей дальностью полета, чем у Р-21 (2200 против 1400 км). На этом фоне корабль пр.667 выглядел, мягко говоря, просто «бледно». Элементарный расчет показывал, что для достижения паритета в ответ на каждую американскую ПЛАРБ требовалось как минимум строить два заведомо технически несовершенных наших ракетоносца, а это было непосильным бременем для экономики страны.
 
Бесспорно, комплекс Д-4 являлся значительным достижением отечественной науки и техники. Вместе с тем его наиболее существенными недостатками являлись большие массо-габаритные характеристики ракет, несовершенство системы их хранения и обеспечения безударного выхода из шахты, а также ручная система проверки и подготовки к старту. Достаточно сказать, что длина ракетной шахты комплекса достигала 15,5 м (что сопоставимо с высотой пятиэтажного дома), диаметр 2,15 м, а объем кольцевого зазора - около 36 м3. Естественно, при таких показателях разместить на лодке 16 ракет (как это было сделано на George Washington) просто не представлялось возможным.
Еще одним аргументом против Р-21 являлось то, что это была жидкостная ракета, которая, как показал опыт эксплуатации ракетоносцев первого поколения, обладала большой взрыво- и пожароопасностью и токсичностью. Кроме того, ей требовался «мокрый» старт, то есть перед пуском шахту приходилось заполнять водой. Сама по себе эта процедура для жидкостной ракеты отличается большой сложностью. Ее требуется проводить так, чтобы лодка оставалась на расчетной глубине. Поэтому приходится перекачивать воду из специальных цистерн до тех пор, пока шахта не заполнится водой и давление в ней не сравняется с забортным давлением. При этом следует наддувать ракету с таким расчетом, чтобы ее не раздавило либо наружным, либо избыточным внутренним давлением.

Исходя из этих соображений, в декабре 1960 г. ЦКБ-18 было предложено провести предэскизную проработку по пр.А-658 - АЛЛ первого поколения, как можно с большим числом твердотопливных ракет РТ-15М, которые задумывались как «усеченная» версия межконтинентальной ракеты РТ-2, разрабатывавшейся в то время в СКБ-1 под руководством С.П. Королева. На начальном этапе работ стартовый вес РТ-15М определялся примерно в 50 т, а дальность полета - в 2500 км. Выбор АЛЛ первого поколения не был случайным. Дело в том, что благодаря этому можно было определить ТТЭ корабля, исходя из уже отработанных конструктивных решений. В частности, количество ракетных шахт, а следовательно, и длина ракетоносца выбирались с учетом возможности реализации оптимальной технологии постройки, на стапельных местах ССЗ-402 в Северодвинске и ССЗ-199 в Комсомольске-на-Амуре, с таким расчетом, чтобы ежегодно вводить в строй как можно большее число кораблей.
Эта работа была проведена в период с декабря 1960 г. по май 1961 г. под руководством С.Н. Ковалева. Как она показала, на АЛЛ пр.658 можно было разместить 16 ракет РТ-15М, при этом ее нормальное водоизмещение не превысило бы 5500 т, а длина корпуса - 115,0 м. На первый взгляд общая компоновка корабля была выбрана примерно такой же, как и у George Washington, - все ракетные шахты на нем были также расположены в два ряда, симметрично относительно диаметральной плоскости за ограждением выдвижных устройств. На этом, пожалуй, сходство и заканчивается. Прежде всего из-за больших размеров ракеты шахты не удалось «вписать» в прочный корпус корабля, несмотря на то что его диаметр увеличили до 10,2 м. Пришлось разрабатывать конструкцию так называемых опущенных шахт, когда их нижняя часть выходит из прочного корпуса в специальные прочные колпаки.
Говорить об общей компоновке вообще не приходится - она, в принципе, была такой же, как и отечественных АЛЛ первого поколения, и ничего общего с американским аналогом не имела, за исключением разве что внешнего силуэта. В отличие от прототипа, на корабле А-658 рассматривалось два варианта ЭЭС: с навешенными или автономными турбогенераторами. Кроме того, для сокращения длины электромеханического отсека отказались от размещения ДГ на линиях валов, а вертикальные рули расположили в стабилизаторах (а не в корпусе, как на пр.658).

4 июня 1961 г. Правительство Советского Союза приняло постановление, в соответствии с которым началась разработка комплекса Д-7 с твердотопливной ракетой РТ-15М для вооружения АЛЛ второго поколения. Разработчиком ракеты комплекса было назначено СКБ-385, а ее носителя - ЦКБ-18. Характерно то, что в этом качестве должна была выступить лодка пр.667А.
В качестве ее прототипа был использован пр.667, доработанный с учетом состава ракетного вооружения и схемы его размещения на пр.А-658. Имея нормальное водоизмещение 8000 т, корабль должен был нести 16 ракет РТ-15М комплекса Д-7, четыре 533-мм и два 400-мм ТА. Предполагалось, что два ГТЗА суммарной мощностью 50 000 л.с. обеспечат ему ход в подводном положении не менее 26, а в надводном - не менее 16 уз.
Конструктивно АПЛ пр.667А должна была быть выполнена двухкорпусной и двухвальной. Ее прочный корпус планировали выполнить цилиндрическим (с диаметром 9,4 м) с внешними шпангоутами, из стали АК-25 толщиной 40 мм и облицевать звукоизолирующей резиной, а легкий корпус - из маломагнитной стали и облицевать не резонансным противогидролокационным и звукоизолирующим резиновым покрытием. При этом носовой оконечности легкого корпуса планировали придать овальную, а кормовой оконечности - веретенообразную форму с крестообразным кормовым оперением.
Носовые горизонтальные рули, впервые в отечественной практике, решили разместить на ограждении боевой рубки, что позволяло лодке на малых скоростях хода без дифферента изменять глубину погружения, а также упрощало ее удержание на заданной глубине в процессе проведения ракетного залпа.
Обращает на себя внимание общая компоновка корабля и новизна технических решений, использованных в процессе его создания. Прежде всего это эшелонное расположение обоих ГТЗА. То, что каждая из них занимала отдельный отсек, позволило повысить боевую живучесть корабля. Аварийная ситуация в одном из турбинных отсеков, никак не могла повлиять на другой турбинный отсек, а реакторы могли работать на ту и другую ГТЗА. Кроме того, это позволило внедрить систему амортизации самих установок, а затем, в процессе модернизации кораблей или переработки проекта в целом, разместить в турбинных отсеках множество дополнительных конструкций, направленных на снижение шумности.

При проектировании корабля на нем было решено установить самые совершенные по тому времени технические средства, в том числе вновь разработанные. Среди них прежде всего нужно выделить первую отечественную БИУС «Туча». Эта автоматизированная корабельная система осуществляла сбор и обработку информации об окружающей обстановке, обеспечивала применение ракетного и торпедного оружия, а также решение навигационных задач. Не менее важным было то, что корабль пр.667А оснастили аппаратурой засекречивания связи (ЗАС), обеспечивающей автоматическое шифрование сообщений, передаваемых по линии «Интеграл» и системы автоматического управления всеми общекорабельными техническими средствами.
Вероятно, технический проект 667А подготовили к середине 1964 г., так как головной корабль серии - К-137 (зав. № 420) - заложили 4 ноября этого же года. На дальнейшую судьбу АПЛ этого типа существенное влияние оказали ход проектирования их ракетного вооружения и складывавшаяся международная политическая обстановка.
Ракета РТ-15М конструктивно задумывалась как вторая и третья ступень РТ-2. Согласно намеченному плану ее должны были принять на вооружение в конце 1963 г. Сначала предполагалось провести бросковые испытания макета с погружающегося стенда ПСД-7, а затем - с ДЭПЛ С-229, модернизированной по пр.613Д7, и, наконец, летноконструкторские испытания - с ДЭПЛ К-142 (пр.629), модернизированной по пр.629Д7. Проекты стенда ПСД-7, а также модернизации С-229 и К-142 были разработаны в ЦКБ-16 под руководством Я.Е. Евграфова. Первые два проекта к июлю 1963 г. реализовали на ССЗ-444 в Николаеве. К-142 должны были модернизировать на ССЗ №402 в Северодвинске, но в августе 1962 г. вместо нее решили использовать одну из лодок пр.АВ611. Проект ее модернизации АВ611Д7 также разрабатывался ЦКБ-16, но так завершен и не был.

Испытания РТ-15М сильно отставали от намеченного графика. Так, например, бросковые испытания двух макетов К1.9 с погружающегося стенда завершились лишь летом 1964 г. (а не в начале 1962 г.). Комиссия, проводившая испытания этих макетов, признала этап испытаний со стенда ПСД-7 законченным. Бросковые испытания с С-229 не проводились сначала из-за отсутствия готовых натурных макетов К1.10, а затем - из-за неудачных пусков межконтинентальной РТ-2. К тому же выяснилось, что дальность полета РТ-15М не будет превышать 1500 м.
Хотя СКБ-385 и занималось разработкой комплекса Д-7, В.П. Макеев традиционно тяготел к жидкостным ракетам, работу над которыми он не прекращал. По его инициативе 24 апреля 1962 г. Правительство Советского Союза приняло постановление о разработке нового ракетного комплекса Д-5 с БР средней дальности Р-27 и Р-27К («корректирующаяся»). Его разработчик гарантировал, что на одном носителе можно будет разместить соответственно 16 и 12 БР таких ракет. Естественно, ответственным за их разработку назначили СКБ-385 во главе с В.П. Макеевым, а за разработку носителей - ЦКБ-18 (пр.667А) и ЦКБ-143 (пр.705Б). Главными конструкторами кораблей стали соответственно С.Н. Ковалев и М.Г. Русанов.

Сейчас трудно сказать, каким же образом позиция В.П. Макеева оказала влияние на судьбу комплекса Д-7. Известно лишь, что К-137 начинала строиться именно как его носитель, хотя, по официальной информации, работы над ракетой РТ-15М прекратили еще 24 марта 1964 г. Вместе с тем, по утверждению С.Н. Ковалева, на момент отказа от нее техническая готовность ракетоносца уже достигла 30%. ЦКБ-18 пришлось спешно перепроектировать ракетные шахты, делать многочисленные расчеты, вносить изменения в конструкцию корабля. В частности, ракетные отсеки оборудовать системами заполнения шахт водой, наддува ракет, микроклимата, водяного орошения и заполнения инертными газами на случай разлива высокотоксичного топлива. Как потом выяснилось, в общей сложности полностью переделали или выполнили заново более 2000 чертежей.
Такое расхождение в датах может быть объяснено тем, что в марте 1964 г., когда разработка комплекса Д-7 стала затягиваться на неопределенный срок, командование ВМФ, поддержанное руководством страны, не стало откладывать постройку кораблей пр.667А. Это решение в общем-то было правильным, так как с заменой ракетного комплекса на лодке требовалось только лишь перепроектировать ракетные отсеки — остальные можно было строить без каких-либо изменений. Таким образом, основой вооружения АПКР пр.667А стал комплекс Д-5 с ракетами Р-27.
Главной его особенностью являлось использование ракет двух модификаций: стратегической (Р-27) - с головной частью для стрельбы по береговым объектам и противокорабельной (Р-27К) - с головной частью, оснащенной системой самонаведения на конечном участке траектории для стрельбы по движущимся морским целям. Несмотря на различия между ними, имелись общие элементы, на которых есть смысл остановиться.

Сама по себе Р-27 существенно отличалась от предшествующих отечественных баллистических ракет морского базирования. Во-первых, в ней использовали новые, более энергоемкие компоненты топлива: азотный (или азотистый) тетраксид (амин или АТ) и несимметричный демитилгидразин (гептил или НДМГ). Во-вторых, был ликвидирован межбаковый отсек, а двигатель «утопили» в топливном баке. В-третьих, корпус ракеты был изготовлен из нагартованного алюминиевого сплава (вместо нержавеющей стали) в виде вафельных оболочек или полотна. Благодаря этим конструктивным решениям удалось сократить (по сравнению с Р-21) длину ракеты на 5 м, а диаметр увеличить всего на 0,2 м. При этом дальность полета возросла в 1,5 раза (до 2500 км) - т.е. она стала больше чем у Polaris Al.
Р-27 (Р-27К) была полностью ампулизирована. На ней имелись бортовые системы газового питания и наддува, работу которых обеспечивал азот высокого давления, хранившийся в шаровых баллонах. Заправка этих баллонов, равно как и баков с компонентами топлива, осуществлялась на заводах-изготовителях, где заправочные клапана ампулизировались сваркой.
Не менее интересной была конструкция ПУ, предложенная конструкторами СКБ-385. Она включала в себя неподвижный пусковой стол и резиново-металлические амортизаторы (РМА), прикрепленные к корпусу ракеты. Конструкция ПУ определила размеры ракетной шахты: ее высота составляла 10,1, а диаметр - 1,7 м. Благодаря этим размерам 16 шахт удалось разместить по «американской схеме» - в два ряда, симметрично относительно диаметральной плоскости, позади ограждения выдвижных устройств и боевой рубки. Каждая из шахт оснащалась автоматизированными системами, обеспечивавшими повседневное обслуживание и боевое использование ракет.

Конструкция и вооружение
АПКР пр.667А и пр.667АУ (шифр «Навага») были разработаны ЦКБ-18 под руководством С.Н. Ковалева. По архитектурно-конструктивному типу они являлись двухкорпусными лодками. Прочный корпус был выполнен из стали АК-25 в форме цилиндра (диаметром 9,4 м на большей части длины) с оконечностями в форме усеченного конуса, с наружными шпангоутами и толщиной стенок 40 мм. Шпангоуты изготавливались из симметричных полособульбовых и сварных тавровых профилей высотой 330 мм. Он был облицован звукоизолирующей резиной. Прочный корпус делился водонепроницаемыми переборками толщиной 12 мм на 10 отсеков.
Легкий корпус также был выполнен из маломагнитной стали в форме цилиндра (диаметром 11,7 м) на большей части длины с веретенообразной кормовой оконечностью с крестообразным кормовым оперением и овальной носовой оконечностью. Он был облицованным не резонансным противогидролокационным и звукоизолирующим резиновым покрытием.
ГЭУ включала в себя два автономных блока левого и правого бортов. Каждый блок состоял из ППУ ОК-700 с ВВР ВМ-2-4, а также ПТУ с одним ГТЗА ТЭА-635 и одним АТГ ТМВ-32. Оба реактора с парогенераторами размещались в одном (седьмом) отсеке, в двух выгородках, один за другим в диаметральной плоскости корабля, а ПТУ — в отдельных отсеках (в восьмом - левого, а в девятом — правого борта). АТГ обеспечивали все потребители переменным током напряжением 380 В. Фундаменты под главные и вспомогательные механизмы были покрыты виброделенфирующей резиной.
Резервные источники энергии использовались для пуска и расхолаживания ГЭУ, а также для снабжения лодки электроэнергией при авариях и для обеспечения ее движения в надводном положении или под РДП. Они состояли из двух ДГ постоянного тока (ДГ-460), размещенных в шестом отсеке, двух групп АБ по 112 элементов в каждой (обе группы во втором отсеке) и двух реверсивных ГЭД (ПГ-153). Для предотвращения провалов на большую глубину на лодках пр.667А и 667АУ впервые в отечественной практике была реализована комплексная система автоматизированного управления, обеспечивавшая программное управление кораблем по курсу и глубине, а также стабилизацию без хода по глубине. Носовые горизонтальные рули (как и на американских ПЛАРБ) располагались на ограждении выдвижных устройств и рубки, что позволяло кораблю без дифферента изменять глубину погружения и упрощало его удержание на заданной глубине. На лодке устанавливались размагничивающее устройство и система активной компенсации электрического поля.

Основу вооружения АПКР пр.667А составлял ракетный комплекс Д-5 с 16 БР Р-27. Ракетные шахты высотой 10,1 м и диаметром 1,7 м являлись равнопрочными с прочным корпусом и располагались в 4-м и 5-м отсеках корабля в два ряда позади ограждения выдвижных устройств и боевой рубки. Они оснащались резинометаллической амортизацией, обеспечивавшей безударное хранение ракет, автоматизированными системами орошения, газового анализа и поддержания микроклимата в заданных параметрах. Пуск его ракеты мог выполняться из затопленных шахт только из подводного положения носителя, на широтах до 85°, на глубинах от 35 до 40 м и при волнении моря до 5 баллов. Заполнение шахт осуществлялось из цистерн кольцевого зазора при помощи мощных насосов, шум которых сильно демаскировал лодку и существенно снижал ее боевую устойчивость. Первоначально стрельба производилась четырьмя последовательными четырехракетными залпами. Интервал между пусками в залпе составлял 8 секунд. После отстрела четвертой БР лодка выходила из «стартового коридора» — требовалось примерно три минуты для возвращения ее на заданную глубину и еще 20-35 минут для перекачки воды из цистерн кольцевого зазора в ракетные шахты, а также для дифферентовки. К концу 60-х годов практические стрельбы показали возможность восьмиракетного залпа, что и было осуществлено (впервые в мире) 19 декабря 1969 г. с борта К-140.
Торпедное вооружение лодки состояло из четырех 533-мм и 400-мм носовых ТА. Первые обеспечивали стрельбу на глубинах до 100, а вторые - до 250 м. Существенным недостатком торпедного вооружения АПКР пр.667А можно признать то, что принимаемый на борт торпедный боезапас не являлся универсальным по целям, и, несмотря на наличие систем быстрого заряжания и электродистанционного управления, перезарядка ТА не представлялась возможной. Иначе говоря, если уже были заряжены исключительно противокорабельные торпеды, то для загрузки в аппараты противолодочной торпеды их требовалось освободить отстрелом (в мирное время из-за экономии средств на это никто не пошел бы). Конечно, если стеллажи для хранения были свободны, хотя бы частично, этого делать не требовалось, но занимало чрезвычайно много времени и усилий.

АПКР пр.667А (пр.667АУ) оснастили системами «Шпат» и «Турмалин». Первая из них являлась комплексной системой управления движением корабля, предназначенной для автоматического и дистанционного управления им во всем диапазоне скоростей хода и глубин погружения, а вторая - противоаварийной системой, предназначенной для предотвращения аварийных дифферентов и провалов на глубину и удержания корабля в разрешенном диапазоне глубин хода, при поступлении воды в один из отсеков прочного корпуса для выведения его на безопасную глубину.
Особый интерес вызывает обитаемость АПКР пр.667А (пр.667АУ). Как показал опыт эксплуатации, отечественные АПЛ первого поколения имели недостаточно комфортные условия для несения вахты и отдыха личного состава. На боевых постах и в жилых помещениях стоял высокий шум, имелись перепады температур и влажности. Положение дел усугублялось конструктивными недостатками средств регенерации воздуха и неудовлетворительными условиями хранения различных запасов, в том числе продовольствия.

Для улучшения обитаемости корабль пр.667А оснастили: автоматизированной системой электрохимической регенерации воздуха ЭРВ-3000-59; групповыми (КЛГ) и местными (КЛМ) кондиционерами для автоматического поддержания нормативных температурно-влажностных режимов в отсеках и помещениях; бессальниковыми фреоновыми турбокомпрессорными холодильными машинами большой производительности МХТМ-600БС; термоэлектрическими полупроводниковыми кондиционерами для тепловлажной обработки воздуха, а также установками для очистки воздуха от радиоактивных изотопов криптона и ксенона. Теоретически они должны были обеспечивать приемлемые условия обитаемости во всем диапазоне изменения температуры забортной воды (от -2 до +28 °С) на всех режимах работы ГЭУ и использования оружия.
Однако в процессе эксплуатации системы ЭРВ-3000-59 в режиме, предусмотренном нормативной документацией, не удавалось поддерживать требуемое процентное содержание углекислого газа (до 0,8%) и кислорода (от 19 до 23%). Особенное беспокойство вызывал рост концентрации С02 - порой она достигала 1,5%. Для устранения этого явления использовался более интенсивный режим применения химического поглотителя ТРП-ДПИ в аппаратах УРМ - восьмичасовую штатную циклограмму изменяли до семичасовой (вернее до 6 часов 52 минут), что позволяло поддерживать концентрацию С02на уровне 0,8%, а также избегать использования химической регенерации. Правда, при этом ресурс химического поглотителя уменьшался более чем вдвое (с 4500 до 2000 часов). Надо сказать, что все эти технические средства обеспечения обитаемости в той или иной модификации (в том числе и с устранением недостатков системы ЭРВ-3000-59) устанавливались на всех отечественных АПЛ второго поколения.
Боевое использование всего вооружения обеспечивала первая в нашей стране БИУС «Туча», которая решала задачи ракетной и торпедной стрельб, маневрирования, навигации и гидрологии.
В период с 1964 г. по 1974 г. на СМП и ССЗ им. Ленинского комсомола было построено 27 кораблей по пр.667А и семь (К-219, К-228, К-245, К-252, К-430, К-436 и К-446) по пр.667АУ. В отличие от базового проекта они вооружались комплексом Д-5У (вместо Д-5), НК «Тобол-А» (вместо «Сигма-667А») и радиосекстаном «Сайга» (вместо «Самум»). В процессе проведения среднего ремонта еще пять кораблей (К-137, К-214, К-241, К-258 и К-444) пр. 667А прошли модернизацию по пр.667АУ.

Ежегодно флоту передавали по шесть лодок. Для этого был организован поточнопозиционный метод производства. Например, на СМП одновременно строилось до восьми кораблей. Подобные темпы не имеют аналогов в мире. В процессе постройки от корабля к кораблю в серии снижался уровень шумности. Этот процесс продолжался на всех модификациях пр.667А. На лодках пр.667БДРМ она была примерно в десять раз ниже по сравнению с прототипом. Эти работы выполнили благодаря выбранной эшелонной схеме расположения ГТЗА. То, что каждый из агрегатов находился в отдельном отсеке, позволило постоянно совершенствовать систему их амортизации. Свободные на пр.667А турбинные отсеки, на последующих модификациях, вплоть до пр.667БДРМ, постепенно заполнялись различными конструкциями, связанными со снижением шумности. Характерно то, что все лодки «семейства» 667 для судостроительных заводов являлись продолжением одной и той же серии, с определенными дополнениями и усовершенствованиями. Внедрение новых проектов не требовало их переоснащения и не заставляло осваивать принципиально новые технологии.

Благодаря постройке АПКР пр.667А и пр.667АУ удалось создать высокоэффективную морскую стратегическую ядерную систему, сопоставимую с американской системой Polaris. Вместе с тем корабли данного типа обладали сравнительно большой шумностью и из-за малой дальность стрельбы БР комплексов Д-5 и Д-5У были вынуждены нести боевую службу в районах активности ПЛО вероятного противника.
Девять лодок пр.667А модернизировали или переоборудовали в корабли различного назначения.

  • К-140 (зав. № 421) в период с декабря 1971 г. по апрель 1976 г. прошла модернизацию по пр.667AM. В ходе выполнения работ ракетный комплекс Д-5 заменили комплексом Д-11 с твердотопливной БР Р-31. К-420 (зав. № 432) в период с сентября 1979 г. по октябрь 1982 г. прошла переоборудование по пр.667М (шифр «Андромеда»). В ходе работ комплекс Д-5 на ней заменили комплексом КР стратегического назначения «Метеорит-М».
  • К-403 (зав. № 450) в период с января 1982 г. по декабрь 1983 г. переоборудовали по пр.667АК (шифр «Аксон-1»). В ходе выполнения работ ракетный комплекс и гидроакустическое вооружение демонтировали и с целью проведения испытаний корабль оснастили полной комплектацией ГАК «Скат-3». В период с ноября 1990 г. по август 1995 г. этот же корабль прошел модернизацию по пр.09780 (шифр «Аксон-2»). В ходе выполнения работ ГАК «Скат-3» на нем демонтировали и с целью проведения испытаний заменили комплексом «Иртыш-Амфора».
  • К-253 (зав. № 414), К-395 (зав. № 415) и К-423 (зав. № 440) в период с октября 1978 г. по декабрь 1991 г. прошли переоборудование по пр.667АТ. В ходе выполнения работ комплекс Д-5 на них заменили комплексом КР стратегического назначения «Гранат».
  • К-408 (зав. № 416), К-339 (зав. № 151) и К-236 (зав. № 153) также предполагалось переоборудовать по пр.667АТ, но по различным причинам эти планы реализовать не удалось.
  • К-411 (зав. № 430) прошла переоборудование в ПЛАСН(н) по пр.667АН. В ходе выполнения работ комплекс Д-5 на них заменили оборудованием, позволявшим использовать корабль в качестве носителя атомной СМПЛ.

Постройка и эксплуатация
Постройка К-137 шла довольно быстрыми темпами, несмотря на изменения состава ракетного вооружения. При этом на ее борту побывали практически все представители высшего командования МО и ВМФ. Посещения завершились приездом 30 мая 1967 г. Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева и Председателя Совета Министров А.Н. Косыгина. Они заслушали доклады командира корабля капитана 2 ранга В.Л. Березовского и С.Н. Ковалева, а затем осмотрели отсеки лодки.
Перед самым выводом из цеха была проведена гидравлическая проверка качества конструкций прочного корпуса. Она выявила ряд дефектов в сварных швах, что не позволяло кораблю идти на предельную глубину погружения. Поэтому К-137 не привлекали, вопреки сложившейся в отечественном флоте практике, к глубоководным испытаниям. Для этой цели использовали К-207 - шестую лодку серии. В октябре 1969 г. в Норвежском море под командованием капитана 1-го ранга Э.А. Ковалева, впервые в мировой практике, она погрузилась на глубину 400 м.
1 сентября 1967 г. К-137 первый раз вышла в море. На ее борту было 404 человека, в том числе второй экипаж. Проблема заключалась в том, что в то время это была самая большая лодка в мире, и то, как она поведет себя во время погружения, было неизвестно. В районе Красногорской мерной линии (в Кандалакшском заливе) корабль провел первое свое погружение (на глубину 300 м) и затем вышел на максимально возможный ход в подводном положении - 26 узлов. Он хорошо управлялся и легко, без дифферента, менял глубину. На трех последующих выходах в море (6 и 12 сентября, а также 6 октября 1967 г.) в рамках ЛКИ комплекса Д-5, в присутствии В.П. Макеева, с успехом были проведены три ракетные стрельбы. Первая из них была одиночной, а две других - залповыми - двумя и тремя ракетами. Интересно то, что в целях обеспечения безопасности весь личный состав корабля и представителей промышленности, не принимавших участие в испытаниях, перед первым пуском ракеты временно пересадили на обеспечивающий корабль.

Несмотря на ряд конструктивных недостатков и множество замечаний по работе технических средств, 5 ноября 1967 г. был подписан приемный акт, и К-137 вошла в состав 31-й ДиПЛ 3-й ФлПЛ для двухлетней опытной эксплуатации. Одним из недостатков лодки являлось то, что в подводном положении при реверсе турбин на задний ход она становилась неуправляемой и дифферентовалась на корму. Эта особенность впервые проявила себя во время ходовых испытаний К-137 в Белом море. В октябре 1967 г. при переводе обеих ПТА с режима полного переднего хода (ППХ) на режим полного заднего хода (ПЗХ) полностью удифферентованный корабль начал дифферентоваться на корму. И даже после перевода турбин с ПЗХ на ППХ, а также дачи пузыря в корму ситуация не изменилась, и вскоре дифферент на корму достиг 37°. Лишь после того как продули главный балласт аварийно, лодка всплыла в надводное положение.
Ситуация была чрезвычайно опасной. Корабль мог потерять продольную остойчивость, перевернуться или удариться о морское дно. Тем не менее, в этих тяжелых условиях ГЭУ работала надежно и устойчиво. К слову сказать, К-8 через два года (в апреле 1970 г.), получив дифферент на корму всего 6°, потеряла продольную остойчивость и затонула. Конечно, в том и другом случае обстоятельства аварий были различными, и их сравнение может быть не совсем корректным, тем не менее они наглядно демонстрируют то, насколько технически совершенными стали АЛЛ второго поколения по сравнению со своими предшественницами. Что же касается АПКР пр.667А (пр.667АУ), то их экипажи в полной мере учли опыт ходовых испытаний К-137, и в процессе эксплуатации ни один из них во время реверса в подводном положении не попадал в аварийную ситуацию.

Первым кораблем, построенным по пр.667АУ, стала К-245. На этой лодке провели ЛКИ ракетного комплекса Д-5У и испытания навигационного комплекса «Тобол-А». Работы над комплексом Д-5У были начаты в соответствии с постановлением Правительства Советского Союза от 10 июня 1971 г. Его ракета Р-27У в отличие от Р-27 оснащалась головной частью с тремя разделяющимися (точнее, «рассеивающимися» или «кассетными» - без индивидуального наведения) боевыми блоками с сохранением прежней дальности стрельбы или моноблочной головной частью с увеличением до 3000 км (в 1,2 раза) дальности и точности (на 15%) стрельбы.
ЛКИ комплекса Д-5У проводились в период с сентября 1972 г. по август 1973 г. Всего с борта К-245 было осуществлено 16 пусков с глубин от 42 до 48 метров при волнении моря до 5 баллов и скорости хода от 3,7 до 4,2 уз. Все 16 пусков были успешными, причем две последние ракеты выпустили в конце первой боевой службы корабля. 4 января 1974 г. комплекс Д-5У приняли на вооружение.
Для испытаний навигационного комплекса «Тобол-А» К-245 под командованием капитана 2-го ранга A.C. Афанасьева в 1972 г. предприняла походы в экваториальные воды и в район Северного полюса. С конца мая 1972 г. по конец июля 1972 г. был осуществлен первый из них. 28 июня 1972 г. АПКР достиг нулевого меридиана и всплыл в районе экватора, проведя обсервацию. В начале октября того же года корабль вновь вышел в море, но на этот раз он направился к Северному полюсу. 21 октября 1972 г. произошло первое всплытие советского ракетоносца в его районе. В середине ноября К-245 возвратилась в базу. Хотя в обоих походах комплекс «Тобол-А» зарекомендовал себя с неплохой стороны, стало очевидным, что использовать его в высоких арктических широтах было нецелесообразным. Поэтому единственными АПКР второго поколения, оснащенными им, стали корабли пр.667АУ.

В составе Северного флота корабли проекта 667А входили в состав девятнадцатой и тридцать первой дивизий. Служба новых атомных подлодок началась не очень гладко: сказывались естественные для настолько сложного комплекса многочисленные «детские болезни». Так, например, во время первого выхода К-140 – второго корабля серии – на боевую службу реактор левого борта вышел из строя. Однако крейсер под командованием капитана первого ранга Матвеева А.П. успешно завершил 47-суточный поход, часть которого прошла подо льдами Гренландии. Также имели место другие неприятности. Однако постепенно, по мере освоения техники личным составом и ее «доводки», надежность субмарин значительно возросла, и они смогли реализовать свои возможности, уникальные для того времени.
К-140 осенью 1969 г. впервые в мире осуществила восьмиракетный залп. Два ракетоносца тридцать первой дивизии – К-253 и К-395 – приняли в апреле-мае 1970 года участие в самых крупных военно-морских маневрах «Океан». Во время них также производились ракетные пуски.

Атомная подводная лодка с баллистическими ракетами К-408 под командованием капитана первого ранга Привалова В.В. в период с 8 января по 19 марта 1971 года осуществила сложнейший переход с СФ на ТОФ без всплытия в надводное положение. 3-9 марта во время похода субмарина выполнила боевое патрулирование у американских берегов. Поход возглавлял контр-адмирал Чернавин В.Н.
31 августа ракетоносец К-411 под командованием капитана первого ранга Соболевского С.Е., (старший на борту контр-адмирал Неволин Г.Л.), впервые оснащенный опытной спец. аппаратурой обнаружения разводов во льду и полыней, достиг района Северного полюса. Субмарина в течение нескольких часов маневрировала в поисках полыньи, но ни одна из двух обнаруженных не была пригодной для всплытия. Поэтому подлодка вернулась к кромке льдов, чтобы встретится с ледоколом ожидавшим ее. Доклад о выполнении поставленной задачи из-за плохой проходимости радиосигнала удалось передать в Генштаб только через самолет Ту-95РЦ барражирующий над точкой всплытия (при возвращении данный самолет разбился во время посадки на аэродром Кипелово из-за густого тумана; экипаж самолета – 12 человек – погиб). К-415 в 1972 г. выполнила успешный переход подо льдами Арктики на Камчатку.

Первоначально РПКСН, как и суда 658-го проекта, несли боевое дежурство около восточного побережья Северной Америки. Однако это делало их более уязвимыми для набирающих силу американских противолодочных средств, которые включали ГАС подводного наблюдения, специализированные атомные подлодки, надводные корабли, а также вертолеты и самолеты берегового и корабельного базирования. Постепенно, с увеличением численности субмарин проекта 667, началось их патрулирование около тихоокеанского побережья Соединенных Штатов.
31-я дивизия в конце 1972 г. получила подводную лодку К-245 – первую субмарину проекта 667АУ, с ракетным комплексом Д-5У. В сентябре 1972 – августе 1973 года во время отработки комплекса испытывалась ракета Р-27У. 16 пусков произведенных с борта подлодки К-245 прошли удачно. При этом последние два запуска произвели в конце боевой службы из района боевого патрулирования. Также на К-245 испытывался навигационный комплекс «Тобол» имеющий инерциальную систему. В конце 1972 года для проверки возможностей комплекса субмарина совершила поход в экваториальный район.
К-444 (проект 667-АУ) в 1974 году осуществила ракетные стрельбы без всплытия на перископную глубину и из неподвижного положения, при использовании стабилизатора глубины.

Высокая активность американских и советских флотов во время «холодной войны» множество раз приводила к столкновению подлодок, находящихся в подводном положении во время скрытого наблюдения друг за другом. В мае 1974 года в Петропавловске около базы военно-морского флота одна из субмарин проекта 667-А, находившаяся на глубине 65 метров, столкнулась с торпедным атомоходом «Пинтадо» (тип «Sturgeon», SSN-672) ВМС США. В результате обе подлодки получили незначительные повреждения.

6 октября 1986 г. подводная лодка К-219 во время несения боевой службы была потеряна в 600 милях от Бермудских островов. На атомной подлодке с БР К-219 (командир капитан второго ранга Британов И.), находившейся на боевой службе около восточного побережья Соединенных Штатов, произошла утечка ракетного топлива ракеты с последующим взрывом. После героической 15-часовой борьбы за живучесть экипаж был вынужден покинуть субмарину из-за быстрого поступления в прочный корпус воды и пожара в трюмах четвертого и пятого отсеков. Лодка затонула на глубине 5 тыс. м, унеся с собой 15 ядерных ракет и два ядерных реактора. Во время аварии погибло 4 человека. Один из них, матрос Преминин С.А. ценой собственной жизни заглушил реактор правого борта вручную, предотвратив тем самым ядерную катастрофу. Его посмертно наградили орденом Красной Звезды, а 07,07.1997 Указом президента Российской Федерации ему присвоили звание Героя РФ.

За все время эксплуатации ракетные подлодки проектов 667-А и 667-АУ совершили 590 боевых патрулирований.

АПКР пр. 667Б - 18 (18) ед.

АПКР пр. 667Б (шифр «Мурена») разработан ЦКБ МТ «Рубин» на базе пр. 667А под руководством С.Н. Ковалева. Корабль являлся отечественным РПКСН второго поколения. Дальность полета двухступенчатых МБР РСМ-40 мод.1 (Р-29) на жидком топливе составляла 7 800 км, что позволяло ему наносить удары по территории противника, патрулируя у берегов СССР, вне районов наибольшей активности противолодочных сил вероятного противника. РСМ-40 мод.1 являлась первой МБР в мире, обладавшей повышенной точностью стрельбы за счет системы астрокоррекции головной части и средствами преодоления ПРО противника (в виде ложных целей, размещенных в специальных цилиндрических контейнерах, вваренных в бак горючего второй ступени). АПКР пр.667Б мог выпустить ракетный боекомплект как в одном залпе, так и одиночными ракетами с глубины 55 м при скорости 5 уз и волнении моря до 6 баллов. Допускалась возможность ракетной стрельбы и из надводного положения, при стоянке корабля в базе. Предстартовая подготовка и старт осуществляется автоматически. В 1978 г. на вооружение флота принят комплекс Д-9Д с МБР РСМ-40 мод.2 (Р-29Д) с дальностью стрельбы 9 100 км и повышенной точностью (КВО около 1000 м). Данный комплекс устанавливался на    корабли пр.667Б начиная со второй половины 1980-х годов в процессе среднего ремонта. По общей конструкции корпуса и систем АПКР пр.667Б повторял пр.667А. Все изменения были вызваны необходимостью размещения 12 крупногабаритных МБР в прочном корпусе прежнего диаметра. В результате длина лодки была увеличена и она получила «горб» за ограждением выдвижных устройств и боевой рубки. При создании пр.667Б была решена проблема подводного старта всего боекомплекта    в одном залпе. При этом удалось сократить время предстартовой подготовки ракет, установить более совершенные (чем на пр.667А)НК    и систему связи. Кроме того, для снижения уровня подводного шума на РПКСН пр.667Б была внедрена двухкаскадная амортизация виброактивных механизмов ПТУ. По состоянию на декабрь 2001 г. в составе флота находились два АПКР пр.667Б.

К-279 (зав. № 310). СМП (г. Северодвинск): 30.03.1970 г.; 20.12.1971 г.; 27.12.1972 г. Входил в состав СФ и несла боевую службу в северной части Атлантического океана. С 27.05.1980 г. по 02.02.1982 г. на СМП (г. Северодвинск) прошел средний ремонт. С декабря 1982 г. по май 1983 г. впервые в отечественном флоте К-279 нес боевую службу подо льдами в Белом море (до весеннего таяния льдов). Смену экипажа производили с ледокола.
В 1984 г. во время несения боевой службы в море Баффина на глубине 197 м на скорости 7 уз лодка столкнулась с айсбергом и с дифферентом 45° на нос провалилась на глубину 287 м . 19.06.1991 г. К-279 вывели в резерв и на МП «Звездочка» (г. Северодвинск) поставили в средний ремонт. 14.03.1992 г. из-за отсутствия финансирования его исключили из боевого состава флота и после того, как вырезали ракетные отсеки, передали ОРВИ на долговременное хранение и в Северодвинске поставили на отстой.

К-457 (зав. № 325). СМП (г. Северодвинск): 31.12.1971 г.; 25.08.1973 г.; 30.12.1973 г. Входил в состав СФ и нес боевую службу в северной части Атлантического океана. С 01.10.1981 г. по 17.08.1982 г. на МП «Звездочка» (г. Северодвинск) прошел средний ремонт. 10.12.1986 г. при возвращении в Кольский залив с боевой службы в Баренцевом море столкнулся с траулером Калининск и получил повреждения легкого корпуса в носовой оконечности. В пос. Полярный прошел восстановительный ремонт. В 1999 г. К-457 исключили из боевого состава флота и передали ОРВИ для утилизации. В 2000 г. его привели на МП «Звездочка» для разделки на металл.

К-530 (зав. № 228). ССЗ им. Ленинского комсомола (г. Комсомольск-на-Амуре): 05.11.1976 г.; 23.07.1977 г.; 28.12.1977 г. Входит в состав ТОФ и несет боевую службу в Тихом океане. В 1985—1989 гг. на СРЗ «Звезда» (г. Владивосток) корабль прошел средний ремонт и модернизацию с заменой комплекса Д-9 на Д-9Д. В 1996 г. лодка вместе с К-211 и К-223 (обе пр. 667БДР) произвела первую групповую стрельбу БР по береговым целям. Она выпустила две БР Р-29Д, которые стартовали из Охотского моря и успешно поразили цели на полигоне Канин Нос. Пуск производился без предварительной подготовки экипажа. В 2003 г. предполагалось исключить из боевого состава флота(данных о выводе из боевого состава у редакции нет,возможно лодка уже списана и передана на завод для разделки на металл - прим. ред.).

АГТКР пр.667БД - 4 (4) ед.

АПКР пр.667БД (шифр «Мурена-М») разработан ЦКБ МТ «Рубин» на базе пр.667Б под руководством С.Н. Ковалева. Корабль являлся РПКСН второго поколения. По общей конструкции корпуса и систем АПКР пр.667БД повторял пр.667Б. При проектировании этого корабля конструкторы довели общее количество ракет до 16 (как на пр.667А). В отличие от прототипа пр.667БД был вооружен МБР РСМ-40 мод.2, имел более совершенное РЭВ, удлиненный на 16 м корпус (в районе четвертого и пятого отсеков), 11 отсеков (против десяти на пр.667Б). Кроме того, горизонтальные рули, установленные на ограждении рубки, могли поворачиваться на 90°, что облегчало всплытие в районах, покрытых льдом. Дальность полета двухступенчатых МБР РСМ-40 мод.2 (Р-29Д) на жидком топливе составляла 9 100 км, что позволяло АПКР пр.667БД наносить удары по территории противника, не выходя из районов, находящихся под контролем собственных сил ПВО и ПЛО.
При постройке кораблей данного типа начал широко внедряться модульноагрегатный метод проектирования, монтажа механизмов и оборудования. На АПКР пр.667БД впервые в отечественной практике были усилены меры по снижению уровня первичного акустического поля и помех работе ГАК. В частности, механизмы ПТУ смонтировали на специальных вибропоглощающих фундаментах с двухкаскадной системой амортизации, трубопроводы и гидравлические устройства отделили от прочного корпуса виброизоляцией, легкий корпус покрыли более совершенным, чем на пр.667Б, противогидролокационным покрытием.
Значительные меры были приняты для обеспечения улучшения условий обитаемости экипажа и увеличения автономности корабля. Впервые на советских подводных лодках установили систему электрохимической регенерации воздуха (ЭХРВМ).
Главным недостатком кораблей этого типа являлось то, что из-за несовершенства КАСУ пуск всех МБР можно было произвести в двух залпах — основном (12 МБР) и дополнительном (4 МБР) с большим интервалом, что в значительной степени облегчало обнаружение подлодки.
По состоянию на декабрь 2001 г. в составе флота не осталось ни одного АПКР пр.667БД.

АПКР пр.667БДР-14 (14) ед.

АПКР пр.667БДР (шифр «Кальмар») разработан ЦКБ МТ «Рубин» на базе пр. 667БД под руководством С.Н. Ковалева. Корабли данного типа являются РПКСН второго поколения. Дальность полета двухступенчатых МБР РСМ-50 (Р-29Р) на жидком топливе составляет 6 500 км. Это первая отечественная МБР, имеющая разделяющиеся головные части индивидуального наведения, с инерциальной системой управления и полной астрокоррекцией. Главной особенностью комплекса Д-9Р являлось то, что существовало три взаимозаменяемых варианта головных частей ракет. Ракета 29Р несла РГЧ с тремя боевыми блоками мощностью по 0,2 Мт и обладала максимальной дальностью полета 6 500 км, Р-29РЛ была оснащена моноблочной ГЧ мощностью 0,45 Мт и обладала максимальной дальностью полета 9 000 км, Р-29РК несла РГЧ    с семью блоками мощностью по 0,1 Мт и обладала максимальной дальностью полета 6 500 км. Система управления стрельбой позволяет(в отличие от пр.667БД) выстреливать весь ракетный боекомплект в одном залпе, с сокращенными интервалами между пусками. По общей конструкции корпуса и систем  АПКР пр.667БДР повторяют пр.667БД. В отличие от прототипа корабль имеет увеличенную высоту шахт и их обтекателя, который находится на одном уровне с ограждением выдвижных устройств, более совершенные системы обслуживания комплекса БР и радиотехническое вооружение (установлены новые НК, ГАК и КСС).    
Оставшиеся в строю корабли находятся в хорошем техническом состоянии. По состоянию на декабрь 2001 г. в составе флота находились 12 АПКР пр.667БДР.

АПКР пр.667БДРМ - 7 (7) ед.

АПКР пр.667БДРМ (шифр «Дельфин») разработан ЦКБ МТ «Рубин» на базе пр.667БДР под руководством С.Н. Ковалева. Корабли данного типа являются модифицированной версией РПКСН второго поколения. Дальность полета жидкотопливных трехступенчатых МБР РСМ-54 (Р-29РМ) комплекса МБР Д-9РМ составляет 9 300 км, что позволяет АПКР пр.667БДРМ наносить удары по территории противника, не выходя из районов, находящихся под контролем собственных сил ПВО и ПЛО. Каждая из МБР имеет 4 (по 250 кт) или 10 (по 100 кт) боеголовок индивидуального наведения с повышенной точностью стрельбы и увеличенным радиусом их разброса. Запуск всего боезапаса может осуществляться одним залпом, с глубины до 55 м. Ограничения по погодным условиям отсутствуют.
Все АПКР пр.667БДРМ входят в состав 3-й флотилии СФ и базируются в бухте Ягельная, где оборудованы специальные подземные базы-укрытия, обеспечивающие как защиту кораблей, так и их ремонт, вплоть до перезарядки ядерных реакторов. АПКР пр.667БДРМ способен осуществлять патрулирование в арктических морях, в том числе и под ледяным покровом.
По общей конструкции корпуса и систем АПКР пр.667БДРМ повторяют пр.667БДР. В отличие от прототипа данные корабли имеют увеличенную высоту шахт и их обтекателя, более совершенные системы обслуживания комплекса БР, радиотехническое вооружение (на пр.667БДРМ установлено РЭВ, используемое на ПЛА третьего поколения). На лодках пр.667БДРМ механизмы и оборудование размещаются на амортизированных рамах. Кроме того, уровень первичных физических полей снижен за счет усовершенствованной акустической защиты, установки новых движителей (малошумных пятилопастных ВФШ) со специальным гидродинамическим устройством на легком корпусе, выравнивающим набегающий поток воды, локальных звукопоглотителей, эффективных противогидролокационных и шумопоглощающих покрытий прочного и легкого корпусов, использования многокаскадных систем амортизации вспомогательных механизмов. Конструкции прочного корпуса, а также межотсечных переборок выполнены из стали, полученной методом электрошлакового переплава, обладающей повышенными показателями пластичности. Впервые в отечественной практике обтекатель основной антенны ГАК «Скат-БДРМ» (диаметром 8,1 ми высотой 4,5 м) изготовили из многослойного стеклопластика, имеющего безреберную конструкцию (что снижает гидроакустические помехи, воздействующие на антенное устройство). По мнению специалистов, лодки данного типа являются наиболее удачными РПКСН отечественного флота. Оставшиеся в строю корабли находятся в хорошем техническом состоянии. По состоянию на декабрь 2001 г. в составе флота находились семь АПКР пр.667Б.
 
К-51 (зав. № 379, с 22.02.1981 г. по 11.06.1992 г.- Имени XXVI съезда КПСС, с 02.02.1999 г. - Верхотурье). СМП (г. Северодвинск): 23.02.1981 г.; 07.03.1984 г.; 28.12.1984 г. Входит в состав СФ и несет боевую службу в Северном Ледовитом океане, а также в северной части Атлантического океана. В июле 1987 г. лодка, впервые для РПСН этого проекта, совершила арктический поход со всплытием в районе Северного полюса. С 1995 г. по декабрь 1999 г. на МП «Звездочка» (г. Северодвинск) К-51 прошла средний ремонт.

К-84 (зав. № 380, с 02.02.1999 г.- Екатеринбург. СМП (г. Северодвинск): 17.02.1982 г.; 17.03.1985 г.; 30.12.1985 г. Входит в состав СФ и несет боевую службу в Северном Ледовитом океане, а также в северной части Атлантического океана. К-84 первой из лодок данного проекта начала боевую службу и до среднего ремонта совершила восемь автономных походов. В 1989 г. в соответствии с программой «Бегемот» на ней была предпринята, впервые в мире, попытка произвести стрельбу полным ракетным боекомплектом из подводного положения. Однако по техническим причинам старт второй ракеты в залпе был отменен. Впоследствии программа «Бегемот» была реализована К-407. В декабре 1996 г. лодку вывели в резерв и на МП «Звездочка» (г. Северодвинск) поставили в средний ремонт. По состоянию на май 2002 г. техническая готовность корабля составляла около 87 %.

К-64 (зав. № 381). СМП (г. Северодвинск): 18.12.1982 г.; 02.02.1986 г.; 23.12.1986 г. Входил в состав СФ и нес боевую службу в Северном Ледовитом океане, а также в северной части Атлантического океана. В июне 1999 г. корабль вывели в резерв 2-й категории и поставили на МП «Звездочка» (г. Северодвинск) в средний ремонт и переоборудование в судно специального назначения. Причем средний блок отсеков, в котором размещается научно-исследовательская аппаратура и оборудование, а также каюты и бытовые помещения экипажа и исследователей, предполагается взять с KC-41 I (зав. № 430). Однако из-за отсутствия средств выполнение этих работ отложено на неопределенный срок. В настоящее время на К-64 вырезаны ракетные отсеки. Корпус корабля находится на отстойе у причальной стенки МП «Звездочка».

К-114 (зав. № 382, с 21.08.1997 г.- Тула). СМП (г. Северодвинск): 22.02.1984 г.; 22.01.1987 г.; 30.10.1987 г. Входит в состав СФ и несет боевую службу в Северном Ледовитом океане, а также в северной части Атлантического океана.

К-117 (зав. № 383, с 29.01.1998 г.- Брянск). СМП (г. Северодвинск): 20.04.1985 г.; 08.02.1988 г.; 30.09.1988 г. Входит в состав СФ и несет боевую службу в Северном Ледовитом океане, а также в северной части Атлантического океана.

К-18 (зав. № 384, с 18.09.1996 г.- Карелия). СМП (г. Северодвинск): 07.02.1986 г.; 02.02.1989 г.; 10.10.1989 г. Входит в состав СФ и несет боевую службу в Северном Ледовитом океане, а также в северной части Атлантического океана. Летом 1994 г. корабль совершил арктический поход с всплытием в районе Северного полюса. Поход обеспечивала ПЛА Б-414 (Даниил Московский) пр.671РТМК.

К-407 (зав. № 387, с 14.06.1997 г.- Новомосковск). СМП (г. Северодвинск): 02.02.1987 г.; 28.02.1990 г.; 27.11.1990 г. Входит в состав СФ и несет боевую службу в Северном Ледовитом океане, а также в северной части Атлантического океана. 06.08.1991 г. в соответствии с программой «Бегемот», впервые в мире, РПКСН успешно выполнил стрельбу полным ракетным боекомплектом из подводного положения. 20.03.1993 г. при отработке задач боевой подготовки на Кильдинском плесе К-407 столкнулась с АПЛ ВМС США Grayling. Корабль получил незначительные повреждения носовой оконечности легкого корпуса. 07.07.1998 г. в Баренцевом соре он произвел запуск запуск ракетоносителя «Штиль-1» с двумя германскими спутниками "Tubsat-N" и "Tubsat-Nl" — первый в истории освоения космического пространства вывод ИСЗ на околоземную орбиту, произведенный из-под воды.



Список источников:


  • Апальков Ю. - Подводные лодки советского флота 1945-1991 гг. Том II. Второе поколение АПЛ - 2011
  • Апальков Ю. КОРАБЛИ ВМС СССР Том I. Подводные лодки Часть 1. РПКСН и многоцелевые АПЛ Санкт-Петербург 2002 г.
Категория: Флот Послевоенный период | Добавил: Sherhhan (11.09.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 5565 | Теги: АПЛ проекта 667 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]