Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Россия/СССР » Современный флот

Пр.1144/1144-2 "Орлан" ТАРКР класса "Киров"
Тяжелые атомные ракетные крейсера (ТАРКР) типа "Киров"      пр.1144/11442 "Орлан" (СССР/Россия)

  • Фрунзе (зав. № 801 , с 27.05.1992 г. - Адмирал Лазарев). Балтийский ССЗ (г. Ленинград): 26.07.1978 г. (по другим данным - 26.12.1977 г.); 26.05.1981 г. (по другим данным - 23.05.1981 г.); 31.10.1984 г. Входит в состав ТОФ.
  • Калинин ( зав. № 802 , с 27.05.1992 г. - Адмирал Нахимов). Балтийский ССЗ (г. Ленинград): 21.07.1083 г.; 04.1986 г.; 30.12.1988 г. Входит в состав СФ.
  • Юрий Андропов (зав. № 803, с 27.05.1992 г. — Петр Великий). Балтийский ССЗ (г. Ленинград/СПб): 11.03.1986 г.; 29.04.1989 г.; 9.04.1998 г. Входит в состав СФ. До переименования «Пётр Великий» носил бортовой номер 183, сейчас бортовой номер — 099.
  • Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов (зав. № 804). Балтийский ССЗ (г. Ленинград): Корабль был зачислен в списки флота 31.12.1988 г. Не закладывался и 4.10.1990 г. снят со строительства.
  • Киров (зав. № 800, с 27.05.1992 г. - Адмирал Ушаков). Балтийский ССЗ (г. Ле-нинград): 26.03.1974 г.; 27.12.1977 г.; 30.12.1980 г. Входил в состав СФ. С 11-го по 13.08.1999 г. корабль на буксире был переведен из Североморска в Северодвинск, где поставлен у достроечной стенки СМП «Звездочка» в ожидании среднего ремонта. Однако, в 2004 г., из-за отсутствия финансирования ТАРКР исключили из списков флота, а его имя воспринял ЭМ Бесстрашный (пр. 956).

ИСТОРИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ АТОМНОГО КРЕЙСЕРА

Идея создания надводных кораблей с атомными энергетическими установками (АЭУ) возникла у военно-политического руководства Советского Союза еще во второй половине 50-х гг. прошлого века. Так, в 1955-56 гг. командование ВМФ СССР выдало подконтрольным научно-исследовательским институтам и оборонной промышленности оперативно-тактическое задание на разработку двух проектов боевых кораблей: атомного крейсера (пр. 63) и атомного корабля противо­воздушной обороны (пр. 81).

В начале 1957 г. главнокомандующий ВМФ СССР адмирал Сергей Горшков, назначенный на этот пост совсем недавно - 5 января 1956 г, (в возрасте 54 лет), дает указание объединить оба упомянутых проекта атомных надводных кораблей и в дальнейшем вести работы только по проекту 63, правда уже модифицированному. Данное решение главкома было вскоре утверждено руководством Министерства обороны и правительством страны. При этом разработчик - ленинградское Центральное конструкторское бюро №17 (ЦКБ-17, затем - Невское проектно-конструкторское бюро) - должен был сдать технический проект нового корабля к концу 1958 г. Однако и у пр. 63 судьба оказалась не долгой - в марте 1959 г. работы по нему были полностью прекращены.

К идее атомного боевого корабля вновь вернулись только в середине 1960-х гг., когда коллективу ленинградского Центрального конструкторского бюро №53 (ЦКБ-53, затем - Северное проектно-конструкторское бюро, СПКБ) поручили создать «недорогой» океанский «атомный сторожевой корабль» водоизмещением около 8000 т, который бы имел неограниченную дальность плавания и был бы способен не только сопровождать конвои и обеспечивать боевую устойчивость отрядам боевых кораблей, но и с высокой степенью эффективности выполнять поиск атомных стратегических подводных ракетоносцев противника, обеспечивать непрерывное слежение за ними и уничтожать их в нужный момент (преимущественно - с началом боевых действий или при выполнении «стратегом» операций по подготовке к ракетному залпу). Предполагалось построить примерно по одному такому кораблю на каждый атомный подводный ракетоносец вероятного противника, что в итоге должно было составить 35-40 единиц. Однако впоследствии стало ясно, что такие планы являются невыполнимыми - в основном по причине слишком большой стоимости корабля и не готовности отечественной судостроительной промышленности к постройке такой серии атомных кораблей достаточно большого по тем временам водоизмещения.

Тем не менее, работы по новому проекту были продолжены - кораблю, точнее, его проекту, присвоили шифр 1144 и условное наименование «Орлан». Первоначально на нем планировалось установить перспективный универсальный ракетный комплекс, способный поражать надводные, подводные и даже воздушные цели; 57- и 76-мм артиллерийские установки; реактивные бомбометные установки; торпедные аппараты и беспилотный вертолет (работы по данной теме велись отечественными конструкторами задолго до того, как до нее «доросли» американцы). Затем добавили комплекс противолодочного управляемого вооружения с ракетами, оснащенными ядерными глубинными бомбами, или ракето-торпедами.

Впрочем, ни универсальный ракетный комплекс, ни беспилотный вертолет созданы так и не были, а потому состав вооружения перспективного атомного корабля пр. 1144 в тактико-техническом задании уже содержал противокорабельный ракетный комплекс П-120 «Малахит» с дозвуковой ракетой 4К85 (оснащалась фугасно-кумулятивной или ядерной боевой частью и имела комбинированную систему наведения - инерциальную навигационную систему и активную радиолокационную СН), комплекс противолодочного управляемого ракетного оружия «Метель» (боевое средство - твердотопливная противолодочная телеуправляемая крылатая ракета 84Р, боевая часть которой представляла собой самонаводящуюся противолодочную торпеду АГ-2У с обычным зарядом), зенитный ракетный комплекс С-300 «Форт» (аналог сухопутной «трехсотки»), 130-мм универсальные артиллерийские установки для обстрела надводных. береговых и воздушных целей, 30-мм скорострельные автоматические артиллерийские установки (преимущественная задача - борьба с воздушными целями), торпедные аппараты калибра 533 мм и реактивные бомбометные установки, а также два вертолета - в основном для решения задач ПЛО и выдачи данных целеуказания на корабельные комплексы ракетного оружия.

Естественно, что с таким мощным вооружением предел по водоизмещению в 8000 т, существовавший изначально, оказался уже неактуальным, а потому новый «атомный большой противолодочный корабль», эскизное проектирование которого было закончено в 1969 г., представлял собой уже несколько больший корабль - как по водоизмещению, так и по размерам (интересно, что в решении руководства от 1970 г., утверждавшем эскизный проект, корабль уже классифицировался как «атомный противолодочный крейсер»). Впрочем, 25 мая 1971 г. в истории будущих новых атомных ракетных крейсеров типа «Киров» следует новый, достаточно резкий, поворот.

Дело в том, что параллельно с разработкой атомного большого противолодочного корабля шла проработка «чисто» ударного корабля, получившего шифр 1165 «Фугас» и предназначенного для борьбы с авианосными и корабельными ударными группами противника. Главную ударную силу этого «убийцы авианосцев» должны были составлять вначале 48 противокорабельных ракет комплекса П-120 «Малахит», а затем - 32 более мощные и дальнобойные сверхзвуковые противокорабельные ракеты комплекса П-700 «Гранит». Новый ЗРК С-300 «Форт», размещаемый в усиленной комплектации, позволил бы кораблю обеспечивать эффективную коллективную противовоздушную оборону и защиту сопровождаемых отрядов боевых кораблей и конвоев от атакующих крылатых ракет противника. Данный корабль классифицировался как «атомный ракетный крейсер», но уже 25 мая 1971 г. выходит постановление, предписывающее объединить пр. 1144 «Орлан» и 1165 «Фугас» в один с приданием атомному БПК ударных функций и переклассификацией его в «атомный противолодочный крейсер». Забегая вперед, скажем, что через шесть лет, в 1977 г., в советском ВМФ принимается новая классификация кораблей и судов, согласно которой корабли пр. 1144 типа «Киров», стали именоваться «тяжелыми атомными ракетными крейсерами» (сокращенно ТАРКР), эта классификация сохранилась и до настоящего времени.

Разработка нового, объединенного проекта осталась за Северным проектно-конструкторским бюро, главным конструктором корабля был назначен Борис Израилевич Купенский, а главным наблюдающим от ВМФ - капитан 2 ранга Анатолий Александрович Савин. Работы по созданию атомной энергетической установки, предназначенной для «Орлана» и получившей обозначение КН-3, вело Отдельное конструкторское бюро машиностроения, а ГТЗА-653 - конструкторское бюро Кировского завода в Ленинграде.

Окончательное техническое проектирование крейсера было закончено в 1972 г., а 26 марта 1973 г. на Балтийском заводе имени С. Орджоникидзе в Ленинграде был заложен головной корабль серии, получивший название «Киров» - в честь выведенного из боевого состава ВМФ знаменитого крейсера пр. 26. По традиции он получил от последнего и Краснознаменный военно-морской флаг (почетное звание было присвоено крейсеру 25 июня 1977 г.)

Новый корабль предназначался уже для нанесения ударов по корабельным группировкам противника (в первую очередь - по авианосным группам и соединениям), осуществления поиска, слежения и уничтожения подводных лодок (в основном - атомных подводных стратегических ракетоносцев), а также обеспечения зональной противовоздушной, а позже и противоракетной обороны своих сил.

«Киров» имел корпус с удлиненным полубаком и двойное дно на всем его протяжении, а также локальную бронезащиту машинных отделений, погребов боезапаса и практически всех боевых постов. Корпус крейсера был разделен водонепроницаемыми переборками на 16 главных отсеков, имел пять палуб на всем протяжении корпуса корабля. В корме «Орлана» был оборудован подпалубный ангар, рассчитанный на постоянное базирование трех вертолетов, а также помещения для хранения авиационного боезапаса и топлива, подъемник для подачи вертолетов на верхнюю палубу. Там же, в кормовой части, располагался и отсек с подъемноопускным устройством буксируемой антенны гидроакустического комплекса «Полином». Будущий ТАРКР имел развитые надстройки, которые выполнялись с широким использованием алюминиево-магниевых сплавов (будущая война за Фолкленды показала ошибочность слишком сильного увлечения этим материалом, из-за которого британские корабли горели как спички). Основная часть вооружения была сосредоточена в носовой части корабля и в корме. В целом корабль получился весьма удачным и мощным, хотя и слишком уж большим и, как следствие, достаточно дорогим в постройке.

ПОСТРОЙКА КОРАБЛЯ И ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ

Создание такого очень крупного надводного корабля как ТАРКР типа «Киров» сразу же вызвало массу проблем, одной из которых стал выбор места серийной постройки этих «ракетных линкоров». Еще бы - предстояло строить не просто большие, а очень большие корабли, стандартное водоизмещение которых превышало 24 тыс. т, а наибольшая длина корпуса составляла 251 м. Для сравнения - максимальная длина японского линкора «Ямато» составляла 263 м, хотя, конечно, по водоизмещению этот гигант из гигантов был в два с лишним раза больше.

Для серийной постройки крейсеров проекта 1144 в то время подошел только один судостроительный завод - Балтийский в Ленинграде. Расположенное в Северодвинске «Северное машиностроительное предприятие» и Черноморский судостроительный завод в Николаеве предъявляемым к строительству пр. 1144 требованиям по разным причинам не подходили. Так что выбор безальтернативно пал на Балтийский завод, где для постройки новых кораблей пришлось специально формировать поточную линию первичной обработки листовой стали и линию плазменной резки листов бронестали и толстых листов нержавеющей стали для баков железоводной защиты, требовавших получения особой чистоты поверхности и кромок. В общей сложности для корпуса «Кирова» необходимо было собрать и сварить свыше 300 объемных секций, масса некоторых достигала 80 т (надстройка с 70% насыщением формировалась отдельно). Кроме того, в целях обеспечения безопасных условий спуска корабля на воду на заводе были изготовлены специальные понтоны.

По воспоминаниям участников тех событий, наибольшие трудности возникли в ходе организации производства и технологии сборки и монтажа агрегатов атомной паропроизводящей установки. Эти работы осуществлялись в цехе, затем установка вывозилась вместе с баками железоводной защиты по специальному рельсовому пути в зону работы плавкрана, доставлялась к достроечной набережной и там уже производились установка и монтаж.

Проектирование атомной паропроизводящей установки для ТАРКР пр. 1144 вообще было связано со значительными трудностями. Дело в том, что имевшаяся двухреакторная атомная паропроизводящая установка ВМ-4, применявшаяся на первых советских атомных подводных лодках, после отмены для «Орлана» ограничений по водоизмещению уже не удовлетворяла требованиям по мощности, а трехреакторная установка атомного ледокола «Ленин» по своим габаритам и массе просто «не влезала» в корпус крейсера, да и по ряду других требований она не удовлетворяла военных. Пришлось для «Кирова» проектировать новую атомную энергоустановку, а заодно - разрабатывать концепцию по созданию систем безопасности, включая системы аварийного расхолаживания и локализации аварии. Причем, как указывается в отечественной военно-морской литературе, данные системы рассчитывались на проектную аварию «разрыв трубопровода теплоносителя на максимальном диаметре». Разработчиками была применена блочная схема компоновки, позволившая уменьшить габариты АЭУ и улучшившая ее эксплуатационные параметры, а также имевшая режим естественной циркуляции по первому контуру на высоких уровнях мощности ядерного  реактора, автоматическую систему расхолаживания, которая была способна выполнить операции по глушению ядерного реактора даже в случае опрокидывания корабля. Реакторы для «Орлана» разрабатывались на базе ЯР, использовавшихся на атомных ледоколах, но имелись и некоторые отличия. Они - двухконтурные, водоводяные, на тепловых нейтронах, а в качестве замедлителя и теплоносителя применена вода высокой степени чистоты.

Но важнейшей уникальной особенностью главной энергоустановки крейсеров типа «Киров» стал ее тип - комбинированный, поскольку наряду с атомной ЭУ, на борту корабля установлена и резервная энергоустановка на базе двух паровых котлов. Участники тех событий утверждают, что на одном из совещаний по вопросам разработки ТАРКР проекта 1144 тогдашний главнокомандующий ВМФ СССР Сергей Горшков спросил собравшихся: «А вы представляете, что будет, если в каком-нибудь Южно-Китайском море «полетят» сразу оба ядерных реактора? Какой это будет удар по престижу советского флота?». Результатом совещания и стало решение установить на крейсер резервную неядерную энергетическую установку, способную обеспечить кораблю ход в 17 узлов.
Главная энергетическая установка корабля атомная с двумя ядерными реакторами на быстрых нейтронах общей мощностью 600МВт и двумя главными турбозубчатыми агрегатами (ГТЗА) мощностью по 70000 л.с. каждый. Сопряжение ядерных реакторов с нефтяными пароперегревателями увеличивает общую мощность установки и скорость корабля. Два вала передают вращение на 2 пятилопастных винта. Технический комплекс ядерной энергетической установки, кроме реактора, включает набор технологического оборудования (насосы, парогенераторы, системы управления реактором и энергоустановкой, турбина с редуктором, фильтры, теплообменники, компрессоры, различные приборы и др.).

Следует особо отметить, что на новом крейсере был осуществлен ряд новых и нетрадиционных решений. Одним из них являлось возведение надводной конструктивной защиты, которой охватывались все погреба ракетного боезапаса и реакторный отсек. Причем вначале предусматривалась установка в районе ватерлинии 15-сантиметрового главного броневого пояса, но в процессе проектирования его пришлось убрать - высвободившиеся веса были отданы под различное вооружение и оборудование. При этом комплекс С-300Ф оставили без бортовой брони, сохранив лишь защищенные крышки, поскольку посчитали, что расположение пусковых установок в подпалубных помещениях и так создает им надежную защиту от боевых и иных повреждений. Но вот с главным ударным оружием, ракетным комплексом «Гранит», поступили несколько иначе - его подпалубные пусковые установки все же защитили наклонной броней, а также оборудовали конструктивное прикрытие и со стороны днища корабля (кроме того, в случае возгорания в ракетных шахтах, они могут быть быстро заполнены забортной водой). Практически аналогичную защиту получил и погреб для хранения боезапаса противолодочного ракетного комплекса «Метель».

Получили броневую защиту также помещения главного командного пункта и боевого информационного поста корабля, которые располагаются внутри корпуса крейсера на уровне ватерлинии. Кроме того, броня прикрывает помещение вспомогательных паровых котлов и реакторный отсек, а в корме броневая защита имеется по бортам и на крыше вертолетного ангара, вокруг хранилища авиационного топлива и боезапаса, локальное броневое прикрытие размещено и над румпельными отделениями. Бронезащитой оборудованы артиллерийские установки, погреба боезапаса и другие, не упомянутые здесь, комплексы оружия. Сплошной бортовой брони, как таковой, на крейсерах типа «Киров» нет, но на 2,5 м выше ватерлинии и ниже ее на 1 м от носа до кормы проложен утолщённый пояс, ставший важным элементом конструктивной защиты корабля. Впервые в практике отечественного кораблестроения были разработаны и реализованы принципиально новая схема размагничивающего устройства и способ магнитной обработки боевого корабля такого большого водоизмещения.

Отличительной особенностью новых ракетных крейсеров стало то, что впервые в практике отечественного кораблестроения большая часть комплексов оружия была выполнена в закрытом исполнении, то есть размещались в подпалубных помещениях. К ним относятся, в первую очередь, противокорабельный ракетный комплекс «Гранит» и зенитный ракетный комплекс С-300Ф, и даже комплекс противолодочного управляемого оружия «Метель» был разработан в специальном исполнении: боекомплект ПЛУР размещался в горизонтальном барабане револьверного типа и был убран под палубу полубака, располагался в закрытом помещении. Причем для отработки вопросов использования различного корабельного вооружения был построен специальный плавучий стенд-отсек, на котором изучались залповость, воздействие на конструкции пламени при старте ракет, схема обслуживания комплексов оружия, системы пожаробезопасности, производился выбор оптимальной траектории пуска ракет и пр.

ВООРУЖЕНИЕ КОРАБЛЕЙ ПР.1144/11442

Состав вооружения корабля пр. 1144 получился достаточно разнообразным (хотя некоторые специалисты намекают даже на его «излишнюю пестроту») и включал в себя:

  • противокорабельный ракетный комплекс «Гранит» (20 подпалубных ненаводящихся ПУ контейнерного типа, поднятых на угол старта; старт - с заполнением контейнеров забортной водой; ракета - сверхзвуковая ЗМ45);
  • противолодочный ракетный комплекс «Метель» (одна сдвоенная наводящаяся ПУ контейнерного типа, боезапас - 10 противолодочных управляемых ракет 85Р);
  • два зенитных ракетных комплекса С-300Ф «Форт». В каждый входят 6 подпалубных ПУ барабанного типа, боезапас - 48 зенитных управляемых ракет 5В55РМ; система управления ЗР-41 - по одной для носовой и кормовой батарей);
  • зенитный ракетный комплекс «Оса-МА» (две двухбалочные наводящиеся палубные ПУ ЗИФ-122; боезапас - 40 ЗУР 9МЗЗ; две системы управления 4Р-33);
  • две одноствольные 100-мм артустановки АК-100 с системой управления артиллерийским огнем «Лев» (боезапас - 1200 выстрелов, длина ствола - 60 калибров);
  • восемь шестиствольных 30-мм автоматических скорострельных артустановок АК-630М с системой управления «Вымпел» (боезапас - 48 тысяч выстрелов, четыре станции СУАО «Вымпел»);
  • два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата ДТА-53-1144 (боезапас 10 торпед СЭТ-65 или 53-65К; корабельная система управления стрельбой «Пурга-1144»), расположенных на второй палубе - стрельба производится через бортовые лацпорты, закрытые в походном положении;
  • одна двенадцатиствольная 213-мм реактивная бомбометная установка РБУ-6000 (боезапас - 72 реактивные глубинные бомбы) и две шестиствольные 305-мм РБУ-1000 (боезапас - 48 РГБ);
  • три вертолета постоянного базирования (Ка-25 или Ка-27 различных модификаций; установлена радионавигационная система привода и посадки вертолетов);
  • комплекс средств радиоэлектронной борьбы в составе двух 140-мм двухствольных ПУ ПК-2М и восьми 122-мм десятиствольных ПУ ПК-10.

В последующем корабли типа «Киров» строились по усовершенствованному пр. 11442 (главный конструктор - Б.И. Купенский, а с 1982 г., после его смерти, должность главного конструктора по ТАРКР пр. 1144/11442 занял Вилиор Александрович Перевалов), в том же корпусе и практически с теми же корабельными механизмами, но с иным составом вооружения. При этом вследствие того, что испытание и постановка на вооружение различных комплексов оружия затягивались, все корабли типа «Киров» - в большей или меньшей степени - различаются по составу ракетного и артиллерийского вооружения.

В соответствии с первоначальным проектом, модернизированные ТАРКР должны были получить: вместо ЗРК «Оса-МА» две батареи нового ЗРК «Кинжал» (четыре подпалубные ПУ вертикального пуска по четыре восьмиракетных «барабана» в каждом); вместо ЗАК АК-630М - новый зенитный ракетно-артиллерийский комплекс «Кортик» в составе шести боевых модулей; вместо двух одноствольных 100-мм артустановок - одну двуствольную 130-мм артиллерийскую установку арткомплекса АК-130-МР-184, а вместо противолодочного комплекса «Метель» - более эффективный комплекс «Водопад-НК», ракето-торпеды которого могли выстреливаться из стандартных 533-мм торпедных аппаратов (это позволяло убрать с корабля громоздкую ПУ комплекса «Метель»). Однако в конечном итоге первый корабль, строившийся по пр. 11442 (ТАРКР «Фрунзе») не получил ЗРК «Кинжал» и ЗРАК «Кортик», оставшись по-прежнему вооруженным ЗРК «Оса-МА» и ЗАК АК-630М; следующий за ним ТАРКР «Калинин» все же получил ЗРАК «Кортик» (артустановки АК-630М были демонтированы), а также был вооружен новым комплексом противоторпедной и противолодочной защиты РКПТЗ-1 «Удав-1» (взамен установок РБУ-1000).

И только последний корабль серии - ТАРКР «Петр Великий» (бывший «Юрий Андропов») получил практически весь предусмотренный набор нового вооружения:

  • комплекс «Кинжал» - две ПУ по четыре восьмиракетных «барабана», общий боезапас - 64 ЗУР 9М330;
  • шесть боевых модулей ЗРАК «Кортик» (боезапас - 36000 выстрелов калибра 30 мм и 192 ЗУР 9М311);
  • двуствольную 130-мм артустановку комплек­са АК-130-МР-184 (боезапас 1000 выстрелов);
  • две пятитрубные ракето-торпедные пусковые установки для стрельбы ракето-торпедами противолодочного комплекса «Водопад-НК» и торпедами (боезапас 30 ПЛУР и/или торпед);
  • две десятиствольные 300-мм ПУ комплекса «Удав-1» (боезапас 120 РГБ), а также 12 десятиствольных ПУ ПК-10 комплекса РЭБ - взамен четырех ПУ ПК-2М и десяти ПУ ПК-10 на более ранних кораблях.

Кроме того, на ТАРКР «Петр Великий» носовая батарея ЗРК С-300Ф «Форт» была заменена на модернизированный вариант комплекса, получивший обозначение С-300ФМ «Форт-М», и боезапас главного калибра ПВО этого крейсера теперь включает 48 ракет 5В55РМ - для С-300Ф и 48 более эффективных ракет 48Н6 - для С-300ФМ. Впрочем, такое решение нельзя признать правильным, учитывая, что боевые средства двух модификаций «оморяченного» ЗРК С-300 не являются взаимозаменяемыми, да к тому же теперь на корабле стоит две системы управления - ЗР-41 для С-ЗООФ и ЗР-48 для С-300ФМ.

Изначально не планировавшийся, но ставший основным оружием «атомных линкоров» противокорабельный комплекс оперативно-тактического назначения П-700 «Гранит», был разработан в подмосковном НПО машиностроения (ОКБ-52) под руководством Владимира Николаевича Челомея и представляет собой уникальную оружейную систему, оснащенную построенной на основе мощной ЭВМ с использованием нескольких информационных каналов полностью автономной бортовой системой управления, позволяющей довольно успешно действовать в сложной помеховой обстановке и выделять на фоне помех нужную цель. Причем под руководством В.Н. Челомея специально для этого комплекса была разработана система космического целеуказания МКРЦ «Легенда».

Сверхзвуковой ракете комплекса «Гранит» в полете программой задается оптимальная с точки зрения преодоления ПРО корабельного соединения противника траектория, причем имеется возможность формирования необходимого боевого порядка ракет при залповой стрельбе и обмена информацией между ними (такое построение получило неофициальное название «волчья стая»). На марше ракету ведет бортовая инерциальная система управления, а на участке атаки - радиолокационная система самонаведения. Ракета может оснащаться обычной или ядерной боевой частью. Единственным недостатком комплекса «Гранит», установленного на крейсерах типа «Киров», стал тип старта ракет - ввиду того, что ПКРК «Гранит» разрабатывался первоначально для атомных подводных крейсеров проекта 949, он получил подводный старт, что требует перед пуском ракеты заполнения ракетной шахты водой. Такая процедура занимает определенное время и в некоторой степени может служить демаскирующим признаком, свидетельствующим о подготовке корабля к ракетной стрельбе главным ударным комплексом.
Некоторые специалисты при этом уверяют, что развитие крылатых ракет оперативного назначения (подобных "Граниту") в настоящее время пришло к тупику. С одной стороны, с этим спорить трудно - способов борьбы с ними много, но с другой стороны, это относится скорее к крылатым ракетам первого поколения - если уж так уязвимы и пришли к тупику крылатые низколетящие скоростные ракеты последнего поколения, то тогда "Томагавки" - вчерашний день и нужно выбрасывать на свалку вообще всю авиацию.

На атомных крейсерах размещено по 20 ракет "Гранит" в наклонных пусковых установках СМ-233 для трех залпов (8 + 8 + 4), из них четыре ракеты со спецбоеприпасом. Стартовая масса "Гранита" составляет 6980 кг, куда входит, кстати, вес бронирования боевой части и масса усиленных рулей и крыльев. Фактически это уже беспилотный самолёт (длина - 10,5 м, диаметр - 0,88 м, размах крыльев - 2,6 м). Ракета ЗМ-45 (ядерная в 500 кт или фугасная БЧ 750 кг) для надводного и подводного старта имеет маршевый турбореактивный двигатель КР-93 с кольцевым твердотопливным ускорителем, дающим сверхзвуковую скорость и дальность до 550 км (кстати, на 100 км дальше, чем противокорабельный "Томагавк").

На последнем атомном крейсере пр. 11442 установлен также уникальный ЗРК «Кинжал». Восьмиконтейнерные барабанные револьверного типа пусковые установки, размещенные под палубой, обеспечивают «холодный» катапультный старт ЗУР с неработающим двигателем. Причем ракеты могут запускаться при бортовой качке до 20°. Наведение ракеты на цель осуществляется телеуправлением. Отличительной особенностью передающего устройства РЛС системы управления ракетной стрельбой данного комплекса, имеющей дальность обнаружения до 45 км, является поочередная работа в целевом и ракетном каналах. Цифровой вычислительный комплекс ЗРК «Кинжал» позволяет ему работать в различных режимах, в том числе в полностью автоматическом: взятие цели на сопровождение, выработка данных для стрельбы, пуск и наведение ракеты, оценка результатов стрельбы и перенос огня на другие цели. Это на порядок выше образцов, работающих по принципу «выстрелил-забыл», так как в этом случае не надо даже «вспоминать» о том, что надо по кому-то стрелять. ЗУР 9М-330 "Кинжал" имеет стартовый вес 165 кг, длину 3,1 м, диаметр 0,35 м, вес БЧ 15 кг. Дальность поражения - от 1,5 км до 12 км, высота от 10 м до 6000 м. По своим боевым возможностям приближается к ЗРК "Си Сперроу" и "Си Вулф".

АВИАЦИОННОЕ ВООРУЖЕНИЕ
На борту крейсеров может базироваться 3 Ка-25 или 2 типа Ка-27, а также для целеуказания или в спасательном варианте. Это самостоятельная машина, взяв боезапас, может обнаружить подводную лодку противника и в случае авиационного прикрытия гарантированно поразить её.
В кормовой части имеется посадочная площадка, оборудованная системой ориентации, привода вертолетов, а также вертикальные подъёмники. В районе ангаров расположен погреб авиационного боезапаса и керосинохранилище.
Противолодочные вертолеты второго поколения были спроектированы в 1969-73 годах, в начале 80-х годов Ка-27 начал выпускаться серийно, также в вариантах дальнего радиолокационного обнаружения Ка-31, Ка-27 ПС (поисково-спасательный), Ка-29 (транспортно-боевой) и т.д. На вертолете установлены двигатели общей мощностью 4400 л.с, дальность полета до 800 км при скорости в 250 км/час. Высокая энерговооруженность обеспечивает применение вертолета в широком диапазоне температур и влажности, на всех широтах Мирового океана. Стартовый вес - 12 тонн. Бортовая РЛС обеспечивает решение задач навигации и освещения обстановки, опускаемая гидроакустическая станция обнаруживает подводные лодки на дальности до 7,3-7,5 км. Имеются гидроакустические буи и бортовой магнитометр, которые обнаруживают цель на расстоянии (глубине) до 400 м. Вертолеты вооружены торпедой или глубинными бомбами. Возможности вертолетов расширены и габаритами крейсеров: корабли меньше качает и почти не заливает, значит безопасное применение бортовой авиации становится возможным в более свежую погоду.

ЗРК "ФОРТ"
Основное зенитное вооружение крейсеров - многоканальный (12 ракет по шести целям одновременно) ЗРК коллективной обороны "Форт". Это корабельный вариант широко известного сухопутного комплекса С-300, принятый на вооружение в 1983 г. Он предназначен для уничтожения высокоскоростных, маневренных и малоразмерных целей во всём диапазоне высот, от сверхмалых до больших, а также морских целей средних размеров до эсминца включительно. Основа системы управления - вращающаяся фазированная антенная решетка с электронной стабилизацией лучей, которая может осуществлять наведение ЗУР и поиск воздушных целей самостоятельно, минуя БИУС (а может и в составе контура). Система управления также оснащена мультипроцессорной ЭВМ с диагностическим устройством и имитационной программой для тренировки операторов. Ракета аналогов и особых недостатков не имеет, оценивается специалистами высоко, а вот система запуска с револьверными барабанами (ПУ Б-203А), взятая для упрощения целиком у "сухопутчиков", громоздка и тяжела. После схода ракеты барабан проворачивается, выводя на линию старта очередную ракету.
То же самое можно сказать и про антенные посты (матросы обзывают их "титьками" за наличие на округлости характерного "соска"). Для устойчивой работы при сильных размахах качки такой громоздкой конструкции потребовалось специальное подкрепление. В боевых условиях повреждение РЛС лишает комплекс ПВО "глаз", поэтому четыре антенны с фазированной решеткой по бокам надстройки (как на "Адмирале Кузнецове") менее уязвимы, кроме того, они не вращаются, поэтому время реакции комплекса в целом меньше.
ЗРК большой дальности "Форт" многоканальный (способен бороться с несколькими целями одновременно), способ управления радиокомандный, ракета наводится через свою приемопередающую аппаратуру ("сопровождение через ракету"), ЗУР стартуют вертикально с интервалом в 3 секунды, при помощи газодинамической катапульты, дальность установленного на "Кирове" комплекса 70 км, на остальных крейсерах 93 км (ограничена системой управления), высота поражения от 25 м до 25 км. Длина ракеты 7,5 м, диаметр 0,45 м, стартовая масса 1200 кг. Масса БЧ 130 кг.
Вначале использовался сухопутный вариант ракеты 5В55, с 1990 г. используется улучшенная ЗУР 48Н6. Несмотря на то, что комплекс начал испытания с 1978 г. на БПК "Азов", работы по приёмке ЗРК были перенесены и успешно завершились на атомном крейсере "Киров". На "Петре Великом" установлен модернизированный комплекс "Форт-М" (главный конструктор А.Ежов). Корабли этого типа имеют на борту боезапас 96 ракет в 12 барабанах (ПУ Б-203А). Наличие в составе ордера крейсера с "Фортом" позволяет создавать 100-мильную зону, которая не может контролироваться авиацией противника. Довольно долго охотился Запад за этой ракетой и в конце концов, по сообщениям прессы, приобрел её за бесценок у Белоруссии.

АРТИЛЛЕРИЯ
На головном крейсере были установлены две одноствольных артустановки АК-100 (общий боезапас 700 выстрелов), а в дальнейшем, с принятием на вооружение - новая 130-мм АК-130 (основной боезапас 350 выстрелов). Если в первой ещё имеется возможность управлять стрельбой орудия из самой башни, то "стотридцатка" полный автомат. За счёт "безлюдной" системы перегрузки боезапаса из погреба в подбашенное отделение она может вести огонь до полного израсходования боезапаса без участия орудийного расчёта.
Сравнительные характеристики АК-100 и АК-130: дальность стрельбы 21,5 (23) км, темп стрельбы 60 (90) выстрелов в минуту, начальная скорость снаряда 880 (850) м/сек, углы наведения -10° +85° (-12° +80°), вес снаряда 15,6 (33,4) кг, вес ВВ 1,5 (3,6) кг, вес установки 35,7 (93) т. Система управления "Лев" МР-114 (МР-184) с дальностью до 75 км.
У них один главный конструктор - Е.И. Малишевский, поэтому в конструктивном отношении эти универсальные орудия похожи друг на друга: стволы охлаждаются забортной водой, с клиновыми вертикальными затворами, с работой автоматики за счёт энергии отката. Для повышения надёжности действия автоматики на АК-130 (заводской индекс ЗИФ-94, индекс ВМФ А-218) пришлось уменьшить мощность выстрела. В последнее время, с доработкой взрывателей, эти пушки могут работать и по низколетящим целям.
На первых двух крейсерах стоят 30-мм шестиствольные автоматические установки АК-630М (по четыре на борт). Управление стрельбой - от РЛС "Вымпел" или от визирной колонки. Темп стрельбы - 5400 выстрелов в минуту, дальность поражения по высоте до 5 км (максимальная дальность до 8 км).

РКПТЗ "УДАВ"
Относительно новым видом вооружения, установленном на двух последних крейсерах, является реактивный комплекс противоторпедной защиты кораблей "Удав-1М". Комплекс поражает самонаводящиеся торпеды одним залпом с вероятностью 76%, а прямоидущие - в 90%.
В состав комплекса входят реактивные снаряды (отводитель и заградительно-глубинный), автоматизированная 300-мм 10-ствольная пусковая установка, автоматизированное устройство подачи снарядов по конвейеру, приборы управления стрельбой, которые сопряжены с высокочастотной гидроакустической станцией обнаружения торпед. Через 15 секунд после обнаружения цели комплекс приводится в боевую готовность.
Боевое применение построено на принципе постановки на пути следования торпед "дрейфующих завес" нескольких типов. Завеса из реактивных снарядов-отводителей создаёт гидроакустическую ложную цель, а заградительно-глубинные снаряды минируют участок на пути движения торпед. В случае прорыва торпедами этих двух завес, производится стрельба заградительными снарядами в режиме глубинной бомбы. Этими же снарядами можно вести огонь на поражение минисубмарин и других диверсионных сил и средств.
Дальность стрельбы снаряда-отводителя от 700 до 3000 м, заградительно-глубинного снаряда от 100 до 2000 м.

Радиолокационные средства РЭП/РЭБ ТАРКР «Пётр Великий» включают 16 станций трёх типов. Общекорабельные средства слежения, сопровождения и целеуказания состоят из двух станций космической связи (САТСОМ), четырёх станций космической навигации (САТПАУ) и четырёх специальных электронных станций. За воздушно-надводной обстановкой следят всепогодные трёхкоординатные РЛС «Фрегат-МАЭ» обнаруживающие цели на дальностях более 300 км и высотах до 30 км.
Крейсер имеет также три навигационные станции, четыре радиоэлектронные системы управления стрельбой бортового оружия, средства управления полётами вертолётов и систему опознавания «свой-чужой».
Гидроакустическая система корабля включает в себя гидролокатор с корпусной антенной для поиска и обнаружения подводных лодок на низких и средних частотах и буксируемую автоматизированную гидроакустическую систему с антенной переменной глубины погружения (150—200 м) — на средних частотах.

Экипаж
Экипаж крейсера — 635 человек (105 офицеров, 130 мичманов, 400 матросов).
Они размещены в 1600 помещениях корабля, среди которых 140 одно- и двухместных кают для офицеров и мичманов, 30 кубриков для матросов и старшин (на 8-30 человек каждый), 220 тамбуров. Экипаж располагает 15 душевыми, двумя банями, сауной с бассейном 6×2,5 м, двухуровневым медицинским блоком с лазаретами-изоляторами, аптекой, рентгеновским и стоматологическими кабинетами, амбулаторией, операционной, спортзалом, оборудованным тренажерами, тремя кают-компаниями для мичманов, офицеров и адмиралов, салоном для отдыха с бильярдом и роялем. Есть также внутрикорабельная телестудия и 12 бытовых телевизоров в каютах и кубриках, не считая 30 мониторов для просмотра передач, которые транслируются по кабельным сетям корабля.


СЛУЖБА ТАРКР

«Киров» / «Адмирал Ушаков»
В списки ВМФ СССР головной корабль типа «Киров» был зачислен 6 октября 1973 г., 26 марта следующего года он был заложен на стапеле Балтийского завода, а к середине декабря 1975 г. уже был фактически сформирован экипаж будущего ТАРКР (атомный «Киров» получил Краснознаменный флаг своего предшественника, легкого крейсера «Киров»).
Первый командир корабля, тогда капитан 1 ранга, а затем - контр-адмирал Александр Сергеевич Ковальчук узнал о своем назначении весьма оригинальным способом - об этом ему на XXV съезде КПСС, где он был делегатом, сообщил главком ВМФ СССР Сергей Горшков. Причем по личному указанию командира 7-й оперативной эскадры КСФ контрадмирала В.И. Зуба, в состав которой должен был в последующем войти крейсер, новоиспеченному командиру «ракетного линкора» было разрешено отобрать на эскадре лучших специалистов, после чего костяк экипажа прошел дополнительную подготовку в учебном центре (по теме эксплуатации АЭУ и вообще - по ядерной безопасности), на кораблях флота и на предприятиях оборонной промышленности, на многих из которых в то время создавалась принципиально новая техника для крейсера, количество которой превышало шесть десятков.

Причем в ходе постройки крейсера не обошлось и без весьма интригующих ситуаций. Так, по воспоминаниям тогдашнего командира Ленинградской военно-морской базы, а с 1981 г. - командующего Северным флотом, адмирала Аркадия Михайловского («Адмиралтейская игла», 1999 г. издания), «однажды утром в адмиралтейском кабинете раздался характерный звонок аппарата правительственной связи... и тут же гневный голос Горшкова: «Какие такие боевые пловцы шастают у вас вдоль борта «Кирова»? Вы что, уроки потопления линкора «Новороссийск» позабыли?... Час назад в Неве, в десяти метрах от борта «Кирова» всплыл человек в маске и ластах... Крейсер обследовать водолазами! Прикрыть сетями! Любых боевых пловцов немедленно уничтожить!»

Как вспоминал А.П. Михайловский, прибывший вскоре из Кронштадта отряд борьбы с ПДСС «отбомбил для профилактики акваторию, потом осмотрел причалы завода и ворот порта. Водолазы метр за метром обследовали подводную часть корпуса крейсера, но ничего подозрительного не обнаружили», однако вскоре крейсер все же окружили металлической сеткой, подвешенной на поплавках от поверхности до грунта, а также усилили посты охраны на верхней палубе.

27 декабря 1977 г. крейсер спустили на воду, а почти ровно через три года - передали флоту. 6 марта 1981 г., после официального завершения испытаний «Киров» был включен в боевой состав Краснознаменного Северного флота. Переход ТАРКР к месту базирования вызвал настоящую сенсацию на Западе - так, например, каналы CNN и CBS посвятили этому событию не один репортаж. Не обошлось и без внештатных ситуаций: при проходе балтийских проливов атомоходу по каким-то своим причинам не стал уступать дорогу достаточно большой паром, курсировавший между Швецией и Данией, а затем при выполнении на сверхмалой высоте разведывательного облета корабля задел крылом воду и упал шведский самолет-разведчик.

Несмотря на то, что освоение новой техники шло очень тяжело - постоянно возникали различные проблемы, выходили из строя отдельные образцы оборудования - атомный крейсер «Киров» неоднократно становился лучшим на флоте по итогам учебного года и неоднократно награждался вымпелами главнокомандующего ВМФ и министра обороны СССР.

А в декабре 1983 г. «Кирову» пришлось в прямом смысле пройти испытание огнем: в ходе боевых действий в Ливане корабли стран НАТО, выступив фактически на стороне Израиля, оказывали его войскам огневую поддержку, обстреливая позиции ливанских и сирийских войск. Москва решила помочь своим сирийским союзникам и «вытащила из рукава» свой самый главный козырь - направила в Средиземное море новейший боевой корабль, ТАРКР «Киров». Контр-адмирал А.С. Ковальчук позднее вспоминал: «Я уже в то время учился в академии, но позвонил главком и сказал - отпустите командира крейсера «Киров»... И как только мы подошли туда на расстояние 600 км, все было немедленно прекращено артиллерийский огонь прекращен, а все корабли ушли в островную зону. После этого все доклады разведки показывали, что американские крупные боевые корабли ближе, чем на 500 км к нам не подходят». К этому можно добавить только одно: получается, что американская разведка смогла все же узнать приблизительную дальность пуска ракет комплекса «Гранит». А в следующем году кораблю пришлось отражать реальный ракетный удар: в мае 1984 г. в Североморске произошел взрыв складов боеприпасов и всем кораблям было приказано срочно покинуть базу, но ТАРКР «Киров» самостоятельно, без буксиров отойти не мог и тогда командир корабля капитан 1 ранга А.С. Ковальчук приказал открыть огонь корабельными артустановками, чтобы не допустить поражение крейсера разлетающимися ракетами.

Выпала на долю отечественного первенца атомного надводного кораблестроения и трагичная обязанность - крейсеру пришлось принимать участие в двух спасательных операциях, причиной которых стали катастрофы с советскими атомными подводными лодками. Первый случай относится к октябрю 1986 г. - тогда в Атлантике после взрыва баллистической ракеты в шахте тонул РПКСН «К-219»: командиру «Кирова» С. Лебедеву (Ковальчук к тому времени уже стал командиром бригады кораблей) было приказано выйти в одиночное плавание и на «всех парах» идти в район нахождения атомохода, старшим на борту был назначен командующий КСФ адмирал Иван Капитанец. Крейсер, взявший на борт второй экипаж РПКСН, в течение шести суток шел скоростью 26 узлов, но смог прибыть туда уже после того, как субмарина ушла на дно океана, зато своим грозным видом он отогнал буквально кишевшие в том месте американские боевые корабли. Неделю крейсер патрулировал район гибели «К-219», пока не было установлено, что подлодка затонула на очень большой глубине - после этого «Киров» сменил другой корабль - БПК «Маршал Василевский», на борту которого находилась группа ученых-ядерщиков, получивших задачу исследовать акваторию в районе катастрофы. Второй раз ТАРКР «Киров» принимал участие в аналогичной операции в апреле 1989 г. - корабль находился в море, когда из штаба поступил срочный приказ следовать к месту аварии АПЛ «Комсомолец», и именно на борту «Кирова» большая часть выживших членов экипажа субмарины - 27 человек -  была доставлена на берег. Однако спасательная миссия оказала губительное воздействие на сам корабль - обычное в боевых условиях форсирование хода оказалось для крейсера непосильным, в результате чего из строя вышел главный редуктор! Операция по его замене вылилась в чрезвычайно сложную в техническом плане и очень дорогостоящую в плане финансовом операцию - пришлось ставить ТАРКР в док и вырезать блок снизу вместе с участком днища. После этого неудачи преследовали «Киров» одна за другой: вскоре после ремонта во время ходовых испытаний потек первый контур паропроизводящей установки левого борта, после очередного ремонта на боевой службе в Средиземном море потек уже первый контур ППУ правого борта. Корабль вновь поставили в ремонт, из которого он уже так и не вышел.

В настоящее время на крейсере имеется серьёзная поломка главного редуктора турбозубчатого агрегата. Ее ремонт возможен только при существенном демонтаже корпусных конструкций. Было принято решение об утилизации корабля. Однако сейчас планируется произвести его ремонт и полную модернизацию. Ввод в строй возможен после 2020 года.
 
«Фрунзе» /«Адмирал Лазарев»
Корабль был зачислен в списки флота 25 февраля 1978 г., заложен на стапеле Балтийского завода 26 июля 1978 г., спущен на воду 26 мая 1981 г., а 31 октября 1984 г. - пополнил боевой состав Тихоокеанского флота ВМФ СССР (по другим данным, соответствующий приказ главкома был подписан 7 декабря 1983 г.). Первый подъем военно-морского флага на корабле был произведен 2 февраля 1985 г., в день столетия со дня рождения Михаила Фрунзе, а дата эта приказом министра обороны СССР была установлена как день корабля.

Переход к месту базирования ТАРКР «Фрунзе» совершил с 21 августа по 12 ноября 1985 г., совершив попутно заходы в порты Анголы, Мозамбика, Южного Йемена и Вьетнама.

С 1992 года переименован в «Адмирал Лазарев».

С 1999 года небоеспособен. Нуждалася в ремонте, но в связи с отсутствием средств было принято решение об утилизации. В 2004-2005 гг. выгружены ЯЭУ. По состоянию на 2010 год находился в заливе Стрелок в Японском море. Планировался к утилизации. Однако, по сообщениям СМИ, в 2011 году принято решение о его восстановлении и модернизации.
 
«Калинин» / «Адмирал Нахимов»

Третий по счету корабль типа «Киров», которому было присвоено имя «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина, был заложен на стапеле 21 июля 1983 г., спущен на воду 25 апреля 1986 г., и 16 октября 1988 г. крейсер вышел на ходовые испытания в Балтийское море, а в конце того же года совершил переход на Северный флот и 21 апреля 1989 г. официально вошел в боевой состав Северного флота.

В феврале 1991 г., находясь на боевой службе в Средиземном море, «Калинин» оказал помощь экипажу турецкого сухогруза, в том же году завоевал приз главкома ВМФ СССР по ракетной подготовке, но на этом, фактически, его счастливые минуты и закончились. С самого начала службы у корабля начались проблемы с эксплуатацией активной зоны - она оказалась плохого качества и ее эксплуатация шла не в рабочем, а в допустимом режиме.

С 1999 года стоит на ремонте и модернизации на заводе «Севмаш» в Северодвинске. Находится в менее плачевном состоянии, чем «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Ушаков», и не планировался к утилизации.

В 2012 году должно было быть завершено проектирование нового облика корабля. Прежде всего, планируется заменить морально устаревшее радиоэлектронное оборудование. После модернизации крейсер должен быть передан Тихоокеанскому флоту.
 
«Юрий Андропов» / «Петр Великий»
Последний корабль серии, больше известный по своему второму названию - «Петр Великий», превзошел по славе головной крейсер и является на сегодня самым мощным надводным кораблем российского ВМФ, да и пожалуй всего мира (исключение могут составить разве что американские атомные авианосцы, несущие мощное авиакрыло). Корабль был зачислен в списки ВМФ СССР 11 марта 1984 г. под именем «Юрий Андропов», заложен на стапеле 25 апреля 1986 г., спущен на воду 25 апреля 1989 г., а вот в боевой состав флота вошел только 9 апреля 1998 г. Однако, как говорится, нет худа без добра - благодаря такому длительному периоду достройки, корабль получил практически все запланированное по пр. 11442 вооружение и был оснащен новой БИУС, позволившей реализовать, наконец-то, на ТАРКР единый замкнутый контур ПВО.

27 октября 1996 г. во время проведения заводских испытаний в Балтийском море в носовом машинном отделении корабля произошел разрыв отводящего участка паропровода высокого давления. Человеческих жертв, к сожалению, избежать не удалось.

В ночь с 12 на 13 августа 2000 года крейсер первым обнаружил и бросил якорь на месте катастрофы АПРК «Курск» в ожидании спасательных судов. Также крейсер патрулировал местность во время подъема «Курска».

Участвовал в съёмках фильма «72 метра» (2004).

Дальний поход ОБК Северного флота в составе ТАРКР «Петр Великий», БПК «Адмирал Чабаненко» (пр. 11551) и вспомогательных судов начался 22 сентября 2008 г. Командиром отряда боевых кораблей был назначен контр-адмирал Владимир Касатонов, а старшим похода - заместитель командующего СФ вице-адмирал Владимир Королев. Причем уже 29 сентября крейсер отработал задачу по отражению атак малоразмерных скоростных надводных целей, не отвечающих на запросы по средствам связи - в будущем полученные навыки пригодились морякам в ходе борьбы с пиратами.

7 октября отряд боевых кораблей форсировал Гибралтарский пролив и вошел в воды Средиземного моря, и вскоре ТАРКР «Петр Великий» совершил заход в ливийский порт и военно-морскую базу Триполи, турецкую военно-морскую базу Аксаз-Караагач и французскую ВМБ Тулон, после чего вновь взяли курс в Атлантику - 10 ноября крейсер форсировал Гибралтарский пролив, тогда как БПК «Адмирал Чабаненко» и спасательный буксир СБ-406 уже шли в направлении к Карибскому морю.

В конце ноября 2008 г. российские корабли, преодолев за время похода более 13 тысяч миль, встретили в акватории Карибского моря отряд боевых кораблей ВМС Венесуэлы - фрегаты УРО «Брион» и «Сукре», затем БПК «Адмирал Чабаненко» и буксир-спасатель СБ-406 ошвартовались у причалов порта Ла-Гуайра, а ТАРКР «Петр Великий» и большой морской танкер «Иван Бубнов» встали на рейде порта. На борту БПК, командиром которого является капитан 1 ранга Анатолий Долгов, побывали многочисленные официальные лица, в том числе президенты России Дмитрий Медведев и Венесуэлы Уго Чавес. Затем корабли приняли участие в совместном военно-морском учении «ВЕНРУС-2008». После завершения официального визита в Венесуэлу российские корабли разделились - ТАРКР «Петр Великий» направился к берегам ЮАР, где он впоследствии выполнил заход в Кейптаун, а остальные корабли - на Кубу.

Следующим пунктом в плане дальнего похода ТАРКР «Петр Великий» стало совместное российско-индийское учение «Индра-2009», проводившееся в акватории Индийского океана. К месту назначения корабль прибыл, обогнув Африканский континент, а затем завершил заход в индийский порт Мармагао, штат Гоа, - единственный порт на западном побережье страны, в который разрешается вод кораблей с АЭУ. Причем экипажу крейсера пришлось отработать здесь не только учебные задачи совместно с ЭМ УРО «Дели» ВМС Индии, но и решать вполне боевую задачу борьбы с пиратством: 12 февраля 2009 г. вертолет Ка-27, поднятый с палубы крейсера обнаружил две небольшие быстроходные лодки, которые на большой скорости приближались с кормовых углов к рыболовецкому судну, шедшему под флагом Ирана. Заметив полет, пираты прекратили движение и легли  в дрейф, недалеко была также замечена большая лодка-база, а находившиеся в них пираты принялись сбрасывать за борт оружие - еще бы, ведь к ним стремительно приближался «атомный линкор», боевой корабль таких размеров, который сомалийские корсары раньше и не видели. В конечном итоге на борт крейсера доставили 10 граждан Сомали, подозреваемых в пиратском промысле, у которых изъяли два гранатомета РПГ-7, три АК-47 и два АКМС, винтовку G-3, две противопехотные гранаты.

25 февраля ТАРКР «Петр Великий» и присоединившийся к нему БПК «Адмирал Левченко» преодолели Суэцкий канал и вошли в Средиземное море, а 10 марта атомный ракетный крейсер, которым командует капитан 2 ранга Феликс Меньков, прибыл в родную базу Североморск. Дальний поход, продолжавшийся с 22 сентября 2008 г. по 10 марта 2009 г., стал рекордным по длительности плаванием надводного корабля в постсоветской истории отечественного ВМФ. За время дальнего похода ТАРКР побывал в трёх океанах, совершив два трансатлантических перехода, выполнял задачи в акваториях Норвежского, Северного, Кельтского морей, моря Альборан, Гибралтарского и Тунисского проливов, Средиземного, Эгейского, Болеарского морей, центральной части Атлантического океана, а также в Саргассовом, Карибском и Аравийском морях и даже пересёк экватор в «золотой точке» с нулевыми координатами.
30 марта 2010 г. «Пётр Великий» вышел из Североморска для проведения учений в дальней морской зоне, что ознаменовало собой начало крупнейших за последние годы учений ВМФ РФ в Мировом океане. Крейсер прошел через Ла-Манш, затем со сторожевым кораблем Балтийского флота «Ярослав Мудрый» - через Гибралтарский пролив и вышел в Средиземное море. Затем зашел на российскую ВМБ в сирийском городе Тартус, и через Суэцкий канал совместно с ракетным крейсером ЧФ РФ «Москва» вышел в Красное море, а затем в  Индийский океан. В конце июня 2010 ТАРКР прибыл во Владивосток, где принял участие в военных учениях. Поход крейсера «Петр Великий» продлился до ноября 2010 года. За время похода корабль побывал в трех океанах: Атлантическом, Индийском и Тихом.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Разработка концепции и строительство отечественного атомного ракетного крейсера «Киров» пр. 1144 явились не только и не столько ответом на вызов, брошенный США, сколько объективной необходимостью, как тогда казалось, создания для нашего ВМФ корабля, способного в первую очередь неограниченное время (в пределах автономности) осуществлять поиск, обнаружение и длительное слежение за ПЛАРБ противника в любых районах мирового океана.

За участие в работах по пр. 1144 в 1985 г. были присуждены Ленинская и три Государственные премии. Среди 34-х премированных было шесть представителей Северного ПКБ, в том числе и сменивший в 1980 г. Б.И. Купенского на посту главного конструктора пр. 11442 В.А. Перевалов. Не обошли награды и первого командира корабля Ковальчука А.С., а также многих принимавших участие в его испытаниях военных моряков и представителей промышленности. Б.И. Купенский был посмертно награжден орденом Трудового Красного Знамени.

При этом в процессе проектирования и даже строительства пр. 11442 трансформировался из специализированного в универсальный многоцелевой корабль, явившись, по существу, первым отечественным кораблем, должным одинаково эффективно решать противолодочные, противокорабельные и противовоздушные задачи. Совершенное же в 2008-2009 гг. длительное плавание ТАРКР «Петр Великий», имея важное военно-политическое и общественное значение, продемонстрировало высокий боевой потенциал атомных ракетных крейсеров типа «Киров». Жаль только, что на сегодня «Петр Великий» - это единственный боеготовый корабль данного типа в составе российского ВМФ. 


Список источников:


Современная Армия
Ю.В. Апальков "Ударные корабли" / Справочник. - М: «МОРКНИГА», 2010.
А.С.ПАВЛОВ Атомные крейсера типа Киров Якутск 1997
Категория: Современный флот | Добавил: Sherhhan (06.07.2013) | Автор: Андрей Княгинин,Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 3461 | Теги: пр.1144, ТАРКР Петр Великий, ТАРКР Киров | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]