Классы техники
облако тегов
САУ A7V история создания K-Wagen Fiat 2000 Fiat 3000 D1 H-35 H-38 H-39 Hotchkiss Aufklarungspanzer 38(t) Sd.Kfz.140/ 155 AU F1 155 GCT A-7D Corsair II 75-мм полевая пушка обр.1897 года CA-15 Kangaroo Birch gun 17S 220-мм пушка Шнейдер 220mm Schneider 240mm Saint-Chamond GPF 194-mm FCM 1C FCM 2C Kfz.13 Defiant Blenheim Blenheim I Blenheim Mk.IV Blenheim V Bolingbroke 3-дюймовка 76-мм полевая пушка обр. 1900/1930 76-мм горная пушка обр.1904 г. Furutaka Kako тяжелый крейсер Aoba Kinugasa Ashigara Haguro Beaufighter Beaufighter Mk.21 Flammingo Flammpanzer II 2 cm Flak 38 Sfl.auf Pz.Kpfw.I Ausf Flakpanzer I Panzerjäger I 7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.35R 15cm sIG33 (Sf) auf Pz.Kpfw.II Ausf 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 10 5 cm leFH 18/40 auf Fgst Geschuetzw 5 cm leFH 16 auf Fsst Geschuetzvvag 5 cm leFH 18/3 auf Fgst Geschuetzwa 5 cm leFH 16 auf Fgst Geschuetzwage 5 cm leFH 18 Fgst auf Geschuetzwage (Geschützwagen I (GW I) für s.I.G. 15 cm schwere Infanteriegeschütz 33 BISON 60/44-мм Flammpanzer III Brummbär Brummbar 10 cm K.Pz.Sfl.IVa 5 cm К (gp.Sfl.) Dicker Max Jagdpanzer IV Jagdpanzer IV L/48 Jagdpanzer IV L/70 Hornisse Hummel Heuschrecke 10 12.8 cm Pz.Sfl.K40 Elefant FERDINAND Jagdtiger JagdPanther 2С19 AIDC F-CK-1 Ching-Kuo Armstrong-Whitworth Whitley Combat Car М1/М2 Fairey Firefly(биплан) Reno FT-17 Cunningham Пе-2 CTL эсминцы Бэттл 0-10 Lancaster B-2 Spirit Komet Apache Гроссер Курфюрст Кениг Кронпринц Марграф Ми-8
Вход на сайт
Приветствую Вас, Гость
Помощь проекту
Яндекс кошелек 41001459866436 Web Money R393469303289
Поиск статей
Статистика
Яндекс.Метрика
время жизни сайта
Главная » Статьи » Великобритания » Авиация Второй Мировой войны

Armstrong-Whitworth Whitley
Дальний бомбардировщик Armstrong-Whitworth Whitley

Прочный и живучий
Конструкция планера оказалась крепкой и прочной, благодаря чему во время войны самолеты проявили высокую живучесть. Прототип Whitley спроектировали, построили и облетали всего за 18 месяцев. Эта машина появилась несколько ранее бомбардировщиков Wellington и Hampden. Самой примечательной особенностью нового самолета стало его крыло с широкой хордой и большим углом атаки. Еще до появления закрылков такие крылья с меньшим аэродинамическим качеством применялись для уменьшения длины пробега при посадке. В горизонтальном полете Whitley опускал нос, что придавало ему своеобразный «драчливый» вид.

История создания

Эту громоздкую и неуклюжую машину трудно спутать с какой-то другой - настолько своеобразны ее очертания. Восемь лет, с 1937 по 1945 г., она состояла на вооружении английских ВВС в качестве ночного бомбардировщика, транспортного и патрульного противолодочного самолета, буксировщика десантных планеров. Ее родословная началась в 1931 г, когда британское министерство авиации выдало техническое задание С.26/31 на военно-транспортный самолет, который при необходимости можно было использовать и как бомбардировщик. За его реализацию взялись фирмы Bristol, Handley Page и Armstrong-Whitworth.
Конструкторы Armstrong-Whitworthа во главе с Дж.Ллойдом спроектировали самолет под индексом А.W.23, это был довольно крупный моноплан с низкорасположенным крылом и широким, емким фюзеляжем. Весьма оригинальной являлась конструкция мощного коробчатого лонжерона, впоследствии запатентованная фирмой и использованная на «Whitley». Ферма, сваренная из стальных труб, закрывалась толстостенной обшивкой из дюраля с крупным гофром. К такому лонжерону присоединялись полунервюры - отдельно передние и задние.
Самолет имел двухкилевое оперение довольно своеобразной схемы. Кили стояли над стабилизатором примерно посередине его размаха и дополнительно поддерживались горизонтальными балками, соединяющими их с фюзеляжем.

В духе времени шасси было выполнено убирающимся. Колеса поднимались гидроцилиндрами вперед и вверх, на две трети втягиваясь в мотогондолы. Частичное выступание колес в какой-то степени гарантировало от серьезных повреждений при посадке «на брюхо». На самолете стояли моторы Армстронг-Сиддли «Тайгер» VII, 14-цилиндровые звездообразные воздушного охлаждения, мощностью в 810 л.с.
Опытный образец A.W.23 построили к лету 1935 г. 4 июня на нем совершил первый полет шеф-пилот фирмы Armstrong-Whitworth Кэмпбелл-Оурд. Самолет оказался устойчив, хорошо управляем, надежен. 29 июня его продемонстрировали на воздушном параде в Хэндоне. Правда, в ходе испытаний произошли две аварии, но обе закончились относительно благополучно. В первом случае, 9 марта 1936 г., отказал один из моторов. Летчик сел на аэродром, но шасси при этом сложилось, т.к. вышел из строя именно тот двигатель, на котором монтировалась гидропомпа. Во второй раз сорвало большую часть полотна с задней части фюзеляжа (почти весь фюзеляж, крыло и оперение A.W.23 обшивались полотном), но, по уверениям испытателей, на полете это никак не сказалось.
Однако на вооружение A.W.23 так и не приняли. В серию пошли «Handley Page» Н.Р.51 (названный «Хэрроу») и «Bristol 130» («Бомбей»). По видимому, сочли, что для эксплуатации в колониях, для которых в первую очередь предназначались эти машины, не убирающееся шасси предпочтительнее.

Опытный A.W.23 передали компании «Флайт Рефьюэллинг» для экспериментов по дозаправке в воздухе. В фюзеляже поставили дополнительный бензобак, прорезали большой люк снизу и дополнительные бортовые иллюминаторы. A.W.23 в качестве «летающего танкера» заправлял гидропланы «Шорт С». Так он использовался до 1938 г., когда его заменили на «Хэрроу».
Единственный экземпляр A.W.23 уничтожили немецкие бомбардировщики в августе 1940 г. Но еще в начале 1934 г. на его базе подготовили проект A.W.30 - дальнего ночного бомбардировщика, предназначенного для экспорта в Чехословакию. Он отличался более узким фюзеляжем и имел меньший по сравнению с А.W.23 взлетный вес. Однако чехи тогда выбрали французский бомбардировщик Блок МВ 200.
А.W.30 также оказался невостребованным, но о нем не забыли. В июле 1934 г. появилось новое задание на тяжелый ночной бомбардировщик - В.3/34. Это было связано с окончательным отказом от ограничений, предлагавшихся на Женевской конференции по разоружению 1932 г. В это время на вооружении королевских ВВС еще сохранялись архаические бомбардировщики-бипланы Vickers «Вирджиния», сконструированные еще в 1922 г. Им на смену поступали самолеты Handley Page «Хейфорд» и Fairey «Хендон». Первый являлся бипланом весьма своеобразного облика, а второй - свободнонесущим монопланом с шасси в обтекателях-«штанах».
Но темпы развития авиации в этот период были таковы, что к моменту поступления в ВВС новые бомбардировщики уже могли устареть (так оно и получилось). Поэтому и был сделан дальновидный шаг - новое задание и новый конкурс. При этом требования существенно повысились,особенно в отношении дальности (до 2010 км) и максимальной скорости (до 360 км/ч). «Хендон», кстати, имел дальность 1600 км при максимальной скорости всего 248 км/ч.

За выполнение задания взялись четыре фирмы: Vickers, Fairey, Handley Page и Armstrong-Whitworth. Первым делом они потребовали снизить требования, считая их чрезмерными, и добились-таки своего: скорость уменьшили до 330 км/ч, несколько понизили заданную скороподъемность и сняли требование о возможности подвески тяжелых бомб в 1000 и 1500 фунтов (соответственно 681 и 454 кг). Зато сохранилось ограничение на размах крыла - не более 31 м; под этот стандарт делали в те годы ворота ангаров на военных аэродромах. Это существенно сужало возможности конструкторов, лишая их шанса использовать аэродинамически выгодное крыло большого удлинения.
Между тем, фирма Армстронг-Уитворт, располагавшая уже завершенным проектом А.W.30, обладала явным преимуществом над конкурентами. В качестве фаворита ее рассматривало и командование ВВС, предполагавшее, что адаптация уже существующей конструкции под требования задания В.3/34 существенно ускорит внедрение машины в серийное производство. Это выглядело немаловажным в свете бурного роста английской военной авиации. 14 сентября 1934 г. были заказаны два опытных образца еще не существующего бомбардировщика. Более того, 23 августа 1935 г. выдали заказ уже на 80 серийных самолетов, получивших название «Уитли» в честь пригорода Ковентри, где размещался завод фирмы.

Конструкция

Новый проект, А.W.38, почти полностью унаследовал общую компоновку А.W.23 и его характерные внешние черты - короткое и широкое крыло толстого профиля, своеобразное двух килевое оперение, расположение огневых точек. Кстати сказать, здесь конструкторы отошли от требований задания В.3/34, согласно которому пулеметов должно было быть четыре (еще два - в бортовых установках), сохранив вооружение А.W.23 - два пулемета калибра 7,69 мм в полностью экранированных турелях «Армстронг-Уитворт» в носу и на корме.
Габариты самолета несколько уменьшились. Крыло перенесли из нижнего в среднее положение, чтобы удобнее разместить бомбоотсек. Силовой набор крыла полностью скопировали с А.W.23, но обшивка теперь примерно до половины хорды стала металлической (полотно начиналось за лонжероном). Крыло имело довольно большой установочный угол, что в сочетании с принятым профилем и значительной площадью обеспечивало отличные взлетно-посадочные характеристики. Это же придавало самолету весьма оригинальный вид в горизонтальном полете, он летал как бы с опущенным носом.
Чтобы еще уменьшить пробег на посадке, конструкторы установили вдоль задней кромки щитки с гидроприводом. Небольшая посадочная скорость сделала «Whitley» очень удобным для ночных операций.
Фюзеляж резко отличался от A.W.23, и от A.W.30. Самое главное - он стал цельнометаллическим, типа полумонокок с работающей обшивкой («Whitley» вообще оказался первым английским серийным самолетом с такой обшивкой). Фюзеляж делился на три секции: носовую, центральную, включавшую интегрально встроенный в нее центроплан, и хвостовую, начинавшуюся за стабилизатором. Для увеличения технологичности конструкторы в максимальной степени старались использовать панели либо плоские, либо с одинарным радиусом кривизны. Поэтому фюзеляж A.W.38 приобрел характерное «коробчатое» сечение.
В носовой и кормовой оконечностях стояли почти одинаковые турели «Armstrong-Whitworth» с пулеметами «Льюис»: в носу A.W.13, а в корме - A.W.12. Пулеметчики вращали их, крутя педали велосипедного типа; стволы пулеметов поднимались и опускались вручную. Под передней турелью находилось место бомбардира, а бомбардиром являлся сам передний стрелок. Чтобы воспользоваться бомбовым прицелом, он должен был ложиться к специальному окну в носовой части самолета.

Пилотские кресла стояли бок о бок, как бы «на втором этаже» над бомбоотсеком. Второй пилот, сидевший справа, выполнял также обязанности штурмана. Его кресло сдвигалось назад и поворачивалось,обеспечивая доступ к штурманскому столу, находившемуся за местом командира. За спиной летчиков сидел радист. В центральной секции фюзеляжа над центропланом стоял бензобак, под центропланом - бомбоотсек, продолжавшийся и за задней кромкой крыла. Над бомбоотсеком настелили пол для прохода в заднюю часть самолета.
Обычно экипаж попадал в кабину через откидывающуюся вниз дверь-трап на левом борту. В аварийной ситуации пилоты, радист и передний стрелок покидали машину через люк под передней турелью, а задний стрелок - через свой люк. Пилотам и радисту, чтобы пробраться к аварийному люку, нужно было «нырнуть» в прорезь на правой части приборной доски, где находился лаз к месту бомбардира.
Конструкция горизонтального оперения полностью соответствовала A.W.23, с тем же «фирменным» лонжероном, проходящим насквозь через фюзеляж. Так же целиком скопировали и вертикальное оперение. Практически без изменений от A.W.30 взяли и мотогондолы, заменив прежние моторы на «Тайгеры» IX по 795 л.с. с винтами изменяемого шага «Де Хевилленд». Шасси тоже осталось старое. Две основные двухстоечные ноги подтягивались в мотогондолы, немного укорачиваясь при уборке за счет пневмомасляных амортизаторов, а хвостовое колесо не убиралось.

Горючее заливалось в два крыльевых бензобака, размещенных в передних секциях консолей (каждый по 827 л) и в один фюзеляжный - над центропланом (700 л). Масляные баки стояли в мотогондолах. В основном бомбоотсеке находились четыре бомбодержателя, на которых можно было подвесить по одной бомбе весом 500 фунтов (229 кг). Еще 12 небольших бомбоотсеков располагалось в центроплане и консолях крыла. В центропланных бомболюках помещалось по одной бомбе в 250 фунтов (113 кг), а в консольных - по бомбе весом в 112 фунтов (51 кг) или 120 фунтов (55 кг).
На двух передних бомбодержателях в фюзеляже вместо бомб при дальних полетах завешивались два дополнительных бензобака по 300 л. Створки бомбоотсека имели деревянный каркас и металлическую обшивку. Открывались они просто весом сброшенных бомб, а закрывались резиновыми жгутами. За фюзеляжным бомбоотсеком имелся еще один небольшой отдельный отсек для осветительных бомб. Поскольку самолет считался дальним ночным бомбардировщиком, его приборное и радиооборудование должно было обеспечивать уверенный полет в условиях плохой видимости. На машину установили автопилот и самый современный по тому времени радиокомпас.

Производство и эксплуатация/модернизация

Первый A.W.38 изготовили на новом заводе в Бэгинтоне. 17 марта 1936 г. испытатель Кэмпбелл-Оурд впервые поднял самолет в воздух. Испытания шли довольно успешно. Бомбардировщик оказался устойчив, прост и послушен в пилотировании, надежен. Он не создавал существенных проблем ни для летчиков, ни для наземного состава. По своим летным данным А.W.38 существенно превосходил и «Хейфорд», и «Хэмпден», особенно по скорости и дальности полета.
Однако этого было уже недостаточно. За рубежом появились дальние бомбардировщики, существенно превосходящие изделие Армстронг-Уитворта по этим показателям. Например, итальянский «Савойя» S.81, выпущенный еще 8 1934 г., имел скорость 340 км/ч при дальности 2000 км, а появившийся почти одновременно с A.W.38 S.79 развивал 427 км/ч при дальности 3300 км. A.W.38 по данным испытаний мог разогнаться лишь до 309 км/час. Его дальность полета на стандартном запасе горючего составляла 2414 км, а с дополнительными баками в бомбоотсеке (за счет части бомб) - 3060 км.
Скорость A.W.38 была даже меньше заниженных требований задания В.3/34, куда заложили показатель 330 км/ч. По потолку (а это немаловажная вещь для дальнего бомбардировщика) новый самолет уступал даже старому биплану «Хейфорд» (5800 м против 6400 м), а зарубежные машины подобного класса могли летать на высотах 7000-8000 м.
Тем не менее, работу по A.W.38 продолжили. 27 июня его показали среди новых самолетов королевских ВВС на воздушном параде в Хендоне, а в начале июля бомбардировщик приступил к государственным испытаниям. Такая непреклонность объяснялась в первую очередь отсутствием у английской авиации современного среднего бомбардировщика. Работы по более перспективным машинам, таким как «Хэмпден» и «Веллингтон», начатые еще в 1932 г., затягивались. «Хэмпден» оказался неудачным и, после ряда катастроф, был снят с вооружения. Ничего не оставалось, как пустить не имевшего конкурентов A.W.38 в серию, тем более что ряд качеств нового самолета вполне соответствовал потребностям ВВС.
Ответом на приход Гитлера к власти и последующее создание «Люфтваффе» стал бурный рост английской военной авиации. Простой, надежный и технологичный A.W.38 мог стать массовой машиной для подготовки экипажей дальних бомбардировщиков. Поэтому ограничились лишь устранением его наиболее явных дефектов.

24 февраля 1937 г. летчик Тэрнер-Хьюз поднял в небо второй опытный A.W.38, явившийся прототипом серийного «Whitley» I. Чтобы поднять скорость до заданных 330 км/час, моторы на втором экземпляре заменили на более мощные «Тайгеры» XI (935 л.с.). Эта машина уже полностью соответствовала эталону для серии, описанному в задании В.21/35. Всего через несколько дней после взлета второго опытного «Whitley», завод в Бэгинтоне начал выпускать серийные самолеты. К этому времени Армстронг-Уитворт уже располагала заказами на 320 бомбардировщиков данного типа. Их надо было выполнить к 31 марта 1939 г. Таким образом, бомбардировочные эскадрильи получили бы достаточное количество машин на переходный период. Однако уточненная оценка производственных возможностей фирмы показала, что к указанному сроку можно изготовить лишь 200 «Whitley». Поскольку в дальнейшем на вооружение должны были поступить более совершенные бомбардировщики, то 30 апреля 1937 г. в контракты внесли исправление, аннулировавшее заказ на последние 120 машин.
Первые серийные «Whitley» не имели поперечного V крыла, но вскоре консоли за моторами «вздернули» на 4 градуса, повысив устойчивость машины. Подобным образом переделали и ранее изготовленные самолеты, за исключением первого опытного A.W.38. Не имели ранние «Whitley» и оборонительного вооружения - не хватало турелей. Временно их заменили металлическими обтекателями. Турели ставила потом на уже сданные ВВС машины фирма Эйруорк Лимитед в Хестоне. Однако примитивные турели с ножным приводом A.W.12 и A.W.13 монтировались только на первые 12 «Whitley». Начиная с 13-го экземпляра, в носовой части появилась новая турель фирмы «Фрэзер-Нэш», а в хвостовой - турель A.W.15 (позднее смененная на A.W.38). Обе имели гидропривод и были рассчитаны на более скорострельные пулеметы «Виккерс К».
Серийные машины обладали весьма посредственными летными данными: скорость не более 296 км/ч и потолок 4877 м. Для сравнения: у немецкого бомбардировщика «Heinkel» Не 111 В-2, в то время уже опробованного в Испании, эти данные составляли соответственно 368 км/ч и 5900 м.

9 марта 1937 г. второй серийный экземпляр «Whitley» I передали строевой части - 10-й бомбардировочной эскадрилье (Squadron) на авиабазе Дишфорт. Следом за ним прибыли еще 11 машин. Следующие 12 самолетов получила 78-я эскадрилья на том же аэродроме. Еще два «Whitley» I оставили для различных испытаний; последние 8 бомбардировщиков этой модификации попали в 58-ю эскадрилью в Линтон-он-Оуз. Все эти части сдали старые бипланы «Хейфорд».
Самолеты были неплохо оценены летным составом. В первую очередь это объяснялось простотой освоения нового бомбардировщика. Никаких существенных неприятных моментов в пилотировании «Whitley» не отмечалось. После выпуска 34-х «Whitley» I завод в Бэгинтоне перешел на производство модификации II, отличавшейся моторами «Тайгер» VIII с улучшенными за счет применения двухскоростного нагнетателя высотными характеристиками. У «Тайгера» IX на высотах более 2500 м развиваемая мощность быстро падала и уже где-то на 3000 м он «выдавал» только 730 л.с. «Тайгер» VIII при работе нагнетателя на второй скорости имел второй пик высотности примерно на 4950 м, где он развивал 782 л.с. Это позволило поднять максимальную скорость бомбардировщика примерно до 310 км/ч.
На «Whitley» II также начали монтировать выдвижную подфюзеляжную стрелковую башню «Фрэзер-Нэш» FN17. Это была большая остекленная дюралевая «бочка», в которой сидел стрелок, вооруженный двумя 7,69-мм пулеметами «Браунинг» Мк2 на шкворневой установке.
В выпущенном положении FN17 существенно снижала и без того невысокую скорость «Whitley». Кроме того, она весила почти полтонны. Поэтому ее ставили далеко не на все «Whitley» второй модификации, а впоследствии от выдвижных турелей вообще отказались. В целом летные данные «двойки» остались на уровне «единицы»: скорость и потолок чуть выросли, а дальность уменьшилась.

Всего до августа 1938 г. изготовили 46 «Whitley» II. Первые четыре из них пополнили в начале 1938 г. 58-ю эскадрилью. Затем они поступили в 51-ю эскадрилью в Линтон-он-Оуз и 7-ю в Финнингли. С осени 1938-го завод переключился на сборку модификации III. Она отличалась от предыдущей только небольшими внутренними изменениями в бомбоотсеке, позволившими разместить в нем бомбы калибра 2000 фунтов (908 кг). Такую переделку опробовали на одном из «Whitley» I. Максимально «Whitley» III мог нести две 908-кг бомбы плюс шесть 114-кг: итого 2497 кг.
При тех же моторах «Тайгер» VIII увеличение взлетного веса, естественно, привело к ухудшению летных характеристик. «Whitley» III изготовили в количестве 80 экземпляров, а выпуск этой модификации прекратили в марте 1939 г.
В 1938-39 гг. инженеры Армстронг-Уитворта разработали целый ряд новых вариантов «Whitley», более существенно отличавшихся от прототипа, чем машины первых трех модификаций. Одно направление предусматривало совершенствование несущих поверхностей. В 1938 г. спроектировали совершенно новое крыло смешанной конструкции. Лонжерон его был деревянным с наружным усилением стальными трубами. Емкость бензобаков и крыльевых бомбоотсеков по сравнению со старым крылом увеличили. Однако,такое крыло оказалось существенно тяжелее металлического. До летных испытаний дело так и не дошло.
Вторым направлением являлась модернизация силовых установок, обещавшая существенный прирост летных данных. Вопрос этот стоял довольно остро, ведь по максимальной скорости (311 км/ч) «Whitley» III более чем на 100 км/ч уступал своим современникам из Германии, СССР и Японии. Еще в 1936 г. в качестве альтернативного двигателя для «Whitley» рассматривался Bristol «Пегасус» ХХ . Образец такой мотоустановки изготавливался, но по каким-то причинам не был закончен.
Позднее решили попробовать 12-цилиндровый рядный V-образный мотор жидкостного охлаждения Роллс-Ройс «Мерлин». В конце 1937 г. один «Whitley» I передали в исследовательский центр фирмы «Роллс-Ройс», где его оснастили двигателями «Мерлин» II. В начале февраля 1938 г. он совершил первый полет в новом облике.
Значительный прирост мощности (на высоте 5000 м «Мерлин» II развивал 1030 л.с.) обеспечил соответствующее повышение летных характеристик. На испытаниях опытный самолет без вооружения (с обтекателями вместо турелей) достиг скорости 385 км/ч. Специалисты отметили повышение уровня шума в кабине экипажа, но преимущества «Мерлинов» явно перевешивали этот недостаток. Для доводки мотоустановки выделили еще два «Whitley». Весной 1939 г. «Мерлины» начали ставить на серийные «Whitley»; этот вариант обозначили как модификацию IV. Первый серийный «Whitley» IV поднялся в воздух 5 апреля. Моторы «Мерлин» IV были заключены в хорошо обтекаемые капоты; радиаторы расположили в нижней части мотогондол.
Ступицы ВИШ-автоматов «Ротол» прикрыли коками, плавно продолжавшими очертания капотов. Поскольку «Мерлины» расходовали больше горючего, чем «Тайгеры», запас бензина увеличили, добавив баки емкостью 846 л в передней секции крыла между моторами и фюзеляжем.

Дополнительным внешним отличием «Whitley» IV стал характерный «зуб» остекления места бомбардира, улучшавший обзор. Этот «зуб» потом установили и на самолетах более раннего выпуска. Всего изготовили 33 «Whitley» IV. Еще семь машин собрали с более мощными моторами «Мерлин» X и обозначили «Whitley» IVA. «Мерлин» X имел двухскоростной нагнетатель, что давало ему преимущество на разных диапазонах высот. На взлете он развивал 1065 л.с. (по сравнению с 880 л.с. у «Мерлина» II), а максимум имел на высоте 1720 м - 1145 л.с.
Серийная «четверка» достигала скорости 393 км/ч; по сравнению с третьей модификацией значительно улучшилась скороподъемность, возросла и бомбовая нагрузка. Теперь можно было взять до 3178 кг бомб, т.е. две «фугаски» по 908 кг и 12 - по 114 кг. Машины типа IVA имели еще более высокие данные.
Первой «Whitley» IV получила 10-я эскадрилья. Ранее состоявшие на ее вооружении «Whitley» I передали 166-й эскадрилье. 10-я же осталась единственной эскадрильей, полностью укомплектованной «четверками» (в общей сложности туда попал 21 самолет). Еще по нескольку машин передали в 51-ю и 78-ю эскадрильи.
В 1938-39 гг. выпуск «Whitley» продолжился. Причиной этого стала задержка с запуском в серию новых бомбардировщиков, спроектированных по заданию Р.13/36. Заложенная в задание ставка на новые двигатели
мощностью порядка 2000 л.с. привела к долгой и мучительной доводке мотоустановок, в сущности так никогда и не законченной. Например, лишь переработка создававшегося по заданию Р. 13/36 бомбардировщика «Манчестер» в четырехмоторный «Ланкастер» (с четырьмя «Мерлинами») спасла этот в целом весьма перспективный проект.
Под новые заказы была подготовлена новая, усовершенствованная, модификация бомбардировщика - «Whitley» V, ставшая впоследствии самой массовой. На «пятерке» изменили форму килей - их дугообразная передняя кромка «распрямилась». В хвостовой части самолета поставили новую турель «Нэш-Томпсон» с четырьмя пулеметами «Браунинг». Чтобы увеличить углы обстрела, хвостовую секцию фюзеляжа за задней кромкой стабилизатора удлинили на 15 см. Новая турель значительно усилила огневую мощь самолета, эффективно прикрыв заднюю полусферу. Однако сосредоточение пулеметов только в носу и хвосте привело к появлению огромных «слепых» секторов - сверху, снизу и по бортам.
На передних кромках крыла и вертикального оперения смонтировали пневматические антиобледенители BTR. Улучшая аэродинамику, старую большую кольцевую антенну радиокомпаса сменили на новую, маленькую, упрятанную в каплевидный обтекатель. К имевшемуся на «Whitley» IV набору антенн добавилась поручневая антенна снизу на задней части фюзеляжа. Моторы остались теми же, что и на модификации IVA, но их оснастили реактивными выхлопными патрубками, позволявшими частично использовать кинетическую энергию выхлопных газов. Претерпели изменения и воздухозаборники всасывающих патрубков карбюраторов.

Серийный выпуск «Whitley» V начался в августе 1939 г.- перед самым началом Второй Мировой войны. А когда война уже шла и Королевским ВВС потребовались новые самолеты, остановить конвейеры, чтобы заменить «Whitley» чем-то более современным, стало совсем не просто. На долгое время оказалось, что количество важнее, чем качество. Поэтому сборка «Whitley» продолжалась. Мало того, были выданы новые заказы, а сам «Whitley» включен в пятерку наиболее важных для ВВС боевых самолетов (вместе с «Веллингтоном», «Бленхеймом», «Спитфайром» и «Харрикейном»). Снятие его с производства отложили до марта 1942 г.
Однако, массовый выпуск «Whitley» с «Мерлинами» ограничивался нехваткой моторов. «Мерлины» устанавливались на истребители «Спитфайр» и «Харрикейн», легкие бомбардировщики «Бэттл»; их применение намечалось и на ряде новых самолетов. Поэтому конструкторы Armstrong-Whitworthа разработали проект «запасной» модификации «Whitley» VI с американскими моторами воздушного охлаждения Пратт-Уитни 013-1820 «Твин Уосп». Но он так никогда и не воплотился в металл. Остались на бумаге и планы выпуска модификации с моторами «Мерлин» XX.
В январе 1939 г. на одном «Уитли» II испытывался новый 21-цилинровый звездообразный мотор Армстронг-Сиддли «Дирхаунд» (1500 л.с.). Но из-за проблем с охлаждением двигатель так и не был доведен «до ума». Несмотря на экзотичную схему охлаждения (воздух поступал «сзаду наперед» от большого воздухозаборника), последний, третий ряд цилиндров стабильно перегревался.
В марте 1940 г. экспериментальный самолет разбился (виноват оказался летчик - неправильно установил триммер руля высоты) и дальнейшие работы по «Дирхаунду» были прекращены. А вот модификация V строилась во все возрастающем количестве. Правда, к началу войны попасть в строевые части она не успела.

Служба и боевое прменение

К 1 сентября 1939 г. «Whitley» состояли на вооружении 8 эскадрилий Бомбардировочного командования (RAF 7-ю эскадрилью чуть ранее переоснастили новыми бомбардировщиками «Хэмпден». В строю остальных, сведенных в 4-ю авиагруппу, наличествовали все модификации «Whitley» - от I до IVA. Боеспособными считались пять: 10-я (на «Whitley» IV ), 51-я («Whitley» III и «Whitley» IV ), 58-я («Whitley» I и «Whitley» II ), 77-я («Whitley» III) и 102-я («Whitley» III). 78-я только начала осваивать «четверки», а 97-я и 166-я, имевшие наиболее старые и изношенные самолеты типов I и II, считались резервными. Впоследствии их объединили в 10-ю учебную эскадрилью. В целом «Whitley» составляли примерно шестую часть всего парка самолетов первой линии Бомбардировочного командования. Их было лишь чуть меньше, чем «Веллингтонов» и «Хэмпденов» (на том, и на другом летало по 6 эскадрилий).
Первый боевой вылет совершила десятка «Whitley» III из 51-й и 56-й эскадрилий. В первую ночь после вступления Англии в войну (с 3 на 4 сентября) они разбросали над Германией 6 миллионов листовок. На Гамбург, Бремен и города Рура упало без малого 13 тонн бумаги. Опасаясь ответных налетов, английское командование сперва воздерживалось от бомбовых ударов по объектам в Германии.
Несколько месяцев английские дальние бомбардировщики возили только «макулатуру». В ночь с 1 на 2 октября три «Whitley» IV с грузом листовок впервые появились над Берлином. Впрочем, эта пропагандистская акция не дала ни малейшего эффекта.
С декабря «Whitley» стали по ночам наведываться на базы немецких гидросамолетов в Боркуме, Силте и Нордернее, откуда поплавковые Не 115 отправлялись на постановку мин у побережья Англии. Наземные цели бомбить запрещалось. Первый настоящий удар нанесли лишь в ночь на 20 марта 1940 г., когда 30 «Whitley» и 20 «Хэмпденов» совершили налет на базу в Силте. Один «Whitley» был сбит, а результаты бомбежки оказались невысокими.
Регулярные операции начались в мае 1940 г., уже после вторжения немцев в Бельгию, Нидерланды и Францию. Двум эскадрильям «Уитли» поставили задачу наносить удары по шоссейным и железным дорогам западнее Рейна, чтобы затруднить переброску подкреплений к линии фронта.
В ночь на 11 мая восьмерка «Уитли» впервые атаковала несколько мостов и железнодорожных станций в Германии. На следующую ночь бомбили железнодорожный узел Мюнхенгладбах, а еще через три дня все ограничения были сняты и началась полномасштабная воздушная война.

16 мая «Whitley» впервые бомбили промышленные объекты - нефтеперегонные заводы восточнее Рейна. Недостаток опыта у экипажей привел к тому, что на цель вышли только 24 самолета из 78. Весь май и июнь ночные бомбардировщики решали две основные задачи: пытались помешать немцам перебрасывать войска и технику к фронту и вывести из строя германские нефтеперегонные заводы. Однако обе поставленные цели оказались недостижимы.
Причин было несколько. Во-первых, не хватало самолетов. Во-вторых, плохая подготовка экипажей, в которых преобладали «скороспелые» пилоты и штурманы, досрочно выпущенные из авиашкол перед войной. За одну ночь на задания отправлялось не более 50 дальних бомбардировщиков. С такими силами планировать что-то серьезное было просто нелепо.
К тому времени все самолеты старых модификаций перевели в учебные и вспомогательные подразделения; в боевых эскадрильях их заменили «пятерки». Всего за несколько месяцев удалось полностью перевооружить все шесть боеспособных эскадрилий (№№ 10, 51, 58, 77, 78 и 102).

Сразу после вступления Италии в войну 4-я авиагруппа получила приказ нанести удар по Генуе и Турину. Вечером 11 июня 36 «Whitley» дозаправились на одном из островков в Ла-Манше и направились на юг. Им предстояло пересечь всю Францию и Швейцарию, перевалить через Альпы и «попробовать на зуб» стойкость итальянской ПВО. Лишь 13 машин отбомбились по назначенным целям, но и это было по тем временам большим достижением.
В августе 1940 г. активность Бомбардировочного командования несколько повысилась. В номенклатуру целей вошли авиазаводы, портовые сооружения, верфи. В основном придерживались тактики ударов мелкими группами по отдельным объектам. В ночь на 26 августа первые английские бомбы упали на Берлин: из 81 бомбардировщика, привлеченного для этого налета, было 14 «Whitley».
Позднее самолеты этого типа на пределе дальности атаковали также цели в Австрии, Чехословакии и Польше. В ночь на 24 сентября налет на Берлин повторили уже более крупными силами: 119 «Whitley», «Хэмпденов» и «Веллингтонов» стартовало со своих баз в Англии.
Из-за ненастной погоды только 84 достигли цели, да и они отбомбились весьма неточно. Часть бомб не взорвалась, в том числе «фугаска», упавшая в сад рейхсканцелярии. Затем последовали новые налеты на Берлин, Эссен, Мюнхен и Кельн. Концентрация сил все время возрастала: Мангейм, 7 декабря 1940 г. - 134 самолета; Ганновер, 10 февраля 1941 г. - 221 самолет; Киль, апрель 1941 г. - два налета подряд - 288 и 159 самолетов.

Многие известные летчики Бомбардировочного командования получили боевое крещение на «Whitley». Одним из них был Л.Чешир, прославившийся при налете на Кельн 13 ноября 1940 г. На полуразбитом бомбардировщике с израненным экипажем он прорвался к цели и поразил ее. Впоследствии Чешир удостоился многих высших орденов Великобритании.
Однако с увеличением интенсивности боевых операций и постепенным переходом английских ВВС от обороны к наступлению все отчетливее проявлялись недостатки «Whitley» - тихоходность, недостаточный радиус действия, слабое оборонительное вооружение, практическое отсутствие бронезащиты. По всем этим показателям он значительно проигрывал «Веллингтону», который хотя и проектировался как дневной бомбардировщик, но стал вскоре основным двухмоторным «ночником» Королевских ВВС.
А на подходе уже было новое поколение тяжелых четырехмоторных машин. Весной 1941 г. в строй встал «Стирлинг», затем «Галифакс». С этими самолетами «Whitley» уже не выдерживал никакого сравнения. Значение «Whitley» как ночного бомбардировщика постепенно падало.
Его начинали вытеснять более современные машины. Все больше «Уитли» передавалось для учебных и различных вспомогательных целей. Последней крупной операцией для них стал налет на Остенде в ночь на 30 апреля 1942 г. После этого все ранее летавшие на «Whitley» эскадрильи Бомбардировочного командования оснастили новыми самолетами.

К концу 1942 г. уже две трети самолетного парка Бомбардировочного командования состояло из четырехмоторных машин. Однако «Whitley» V, взятые из учебных подразделений, приняли участие в первых массированных налетах на Германию весной и летом 1942 г. (так называемых «рейдах 1000 бомбардировщиков») - на Кельн, Эссен, Бремен, Дуйсбург, Оберхаузен, Штуттгарт и Дортмунд.
Так, в самом первом массированном налете, на Кельн 30 мая 1942 г.,участвовало 708 двухмоторных бомбардировщиков, в том числе 367 привлеченных из авиашкол и учебных частей. Их вели смешанные экипажи из инструкторов и наиболее способных курсантов. Но это было вынужденным шагом: для эффективного нанесения ударов по хорошо прикрытым системой ПВО городам Германии требовалась большая концентрация техники, а современных дальних бомбардировщиков все еще не хватало. Вскоре подобное применение «Whitley», очень уязвимых от ночных истребителей, прекратили.
Тем не менее и в 1941, и в 1942 г. «Whitley» изготовляли массовой серией. Выпуск доходил до 12 самолетов в неделю - этот пик был достигнут в середине 1942 г. Куда же они шли? В первую очередь в различные учебные части. На них обучали пилотов многомоторных машин, штурманов, радистов и стрелков. Вторым крупным заказчиком стало Береговое командование, объединявшее всю морскую авиацию наземного базирования. Тихоходный, но способный длительно держаться в воздухе, «Whitley» неплохо подошел для роли патрульного противолодочного самолета. В отдаленных районах, где не появлялись вражеские истребители, он мог работать и днем, и ночью.
Эскадрильи Берегового командования начали получать «Whitley» V с осени 1940 г., заменяя ими еще более тихоходные и слабо вооруженные «Энсоны». На патрулирование «Whitley» летали с дополнительными бензобаками в бомбоотсеке - ведь им уже не требовалась большая бомбовая нагрузка, гораздо важнее было время пребывания в заданном районе.
Впервые «Whitley» попробовали применить для борьбы с немецкими субмаринами в сентябре 1939 г., когда 58-я эскадрилью на несколько месяцев привлекли к сопровождению конвоев. Первой же в Береговом командовании получила «Whitley» 502-я эскадрилья в Олдергроуве, за ней в марте 1941 г. последовала 612-я, базировавшаяся в Рейкьявике.
В 1941 г. для нужд Берегового командования выпустили специальную модификацию «Whitley» VII. От «пятерки» она отличалась четырьмя дополнительными бензобаками в фюзеляже (поднявшими дальность до 3700 км) и установкой РЛС ASW Mk II для обнаружения надводных целей - субмарин, всплывших на поверхность для подзарядки аккумуляторов. Антенны радиолокатора стояли «гребнем» над задней частью фюзеляжа, двумя рядами по бортам, монтировались на фермах под крыльями и под носовой частью. Вся эта громоздкая «архитектура» сильно ухудшала аэродинамику. Кроме того, «семерка» стала еще тяжелее, чем «пятерка». В итоге ее скорость не превышала 346 км/ч, существенно ухудшились скороподъемность и потолок.
Членов экипажа стало шесть: добавился оператор РЛС, сидевший перед своим пультом у борта примерно посередине фюзеляжа. Первые «Whitley» VII являлись заводскими переделками модификации V, затем их начали строить специально.

«Семерки» поступили в строевые эскадрильи (ту же 502-ю и 612-ю) осенью 1941 г., сменив там «Уитли» V. Но честь первой победы над немецкой сумбариной все же осталась за «пятеркой». 3 сентября один из «Whitley» 77-й бомбардировочной эскадрильи, временно привлеченной к патрулированию, атаковал и потопил в Бискайском заливе лодку U-705. А 30 ноября в этом же районе одержал победу «Whitley» VII из 502-й эскадрильи: ко дну пошла U-206. «Семерки» осуществляли патрулирование до начала 1942 г., а затем были вытеснены более современными машинами. Их сняли с вооружения Берегового командования в сентябре 1942 г. Всего изготовили 146 самолетов.

Третьей важной сферой применения «Whitley» в середине войны стала военно-транспортная авиация. Великобритания изрядно запоздала с созданием воздушно-десантных войск - за это дело взялись лишь в июне 1940 г. Срочно создали учебный центр, которому передали шесть «Whitley» II. Их переоборудовали для быстрой выброски десантников, сняв заднюю турель (на ее месте получилась открытая платформа) и сделав люк с дверцами на месте нижней. Однако прыгали в основном с платформы или из двери на левом борту.
Каждый «Whitley» мог нести 10 парашютистов с полным снаряжением и 1135 кг груза в бомбоотсеках. Вскоре парк самолетов, подготовленных для высадки парашютистов, включал все модификации, кроме «семерки». Впоследствии к воздушно-десантным операциям привлекали и бомбардировочные эскадрильи. Именно они осуществили первые боевые вылеты такого рода. 7 февраля 1941 г. 8 «Whitley» из 78-й эскадрильи в рамках операции «Колоссус» перебросили на Мальту 37 специально обученных парашютистов-диверсантов. В ночь на 11 февраля 6 машин доставили их в южную Италию, где десантники предприняли неудачную попытку взорвать виадук в Трачино. Почти через год, 27 февраля 1942 г., 12 «Whitley» 51-й эскадрильи использовали в операции «Битинг». На этот раз команда парашютистов из-под носа у немцев утащила секретный радиолокатор «Вюрцбург», стоявший во французском местечке Брюневаль.
«Whitley» также использовали две эскадрильи особого назначения, 138-я и 161-я. Они осуществляли заброску агентов на оккупированную территорию. Подобные же функции выполняло 148-е звено особого назначения, оперировавшее в Северо-Западной Африке. Это, кстати, было единственным случаем базирования боевых «Whitley» за пределами метрополии. По мере увеличения численности британских воздушно-десантных войск все большее внимание стало уделяться десантным планерам.

Закат карьеры

В первой половине 1942 г. из «Whitley» сформировали три эскадрильи самолетов-буксировщиков, объединенные в 38-ю авиагруппу. Буксировочное устройство представляло собой подвижное полукольцо, закрепленное под задней турелью и соединенное с захватом типа «Малколм». Эта система была предварительно испытана в исследовательском центре RAE в Фарборо.
«Whitley» V мог буксировать один планер типа «Хорса» или «Хотспэр». На испытаниях пробовали буксировать и по два планера за одним самолетом, но нагрузка оказалась чрезмерной. Для сокращения взлетной дистанции решили монтировать пороховые стартовые ускорители RATOG, но дальше экспериментов не продвинулись.
Когда в 1944 г. дело дошло до боевого применения планеров, «Уитли» уже сохранились только в учебных подразделениях, а на поле боя планеры доставляли «Албемарли» и «Галифаксы». Летом 1943 г. «Уитли»-буксировщики опять привлекли к разбрасыванию листовок над городами Западной Европы.
А годом раньше 15 «Whitley» V временно передали транспортной авиакомпании ВОАС. С них сняли вооружение, заменили турели металлическими обтекателями и установили дополнительные бензобаки в бомбоотсеках. Вместо военных опознавательных знаков на крыльях и фюзеляжах нарисовали гражданские буквенные коды. Эти самолеты использовались на трассе Гибралтар-Мальта. Летали только по ночам; путь в одну сторону занимал 7 часов. Из-за большой дальности количество доставляемого груза было минимально, а уязвимость тихоходного невооруженного самолета - весьма высока. Только чудом за пять месяцев полетов ни одного транспортника не было сбито (возможно, тут дело не в «чуде», а в том, что немцы воздерживались атаковать невооруженные самолеты с гражданскими обозначениями, тем более, что летали они со стороны нейтральной Испании. Таким образом английский трюк с перекрашиванием вполне удался.- Прим.ред).
С августа 1942 г.«Whitley» заменили более скоростными и маневренными «Хадсонами». Не прижились они и на линии Лондон-Стокгольм, по которой вывозили крайне ценные высокоточные подшипники. Оттуда их вытеснили сперва «Хадсоны», а затем «Москито». В 1943 г. 14 самолетов из 15 вернули ВВС, еще один разбился в Гибралтаре.
Со второй половины 1942 г.производство «Whitley» начало сокращаться. В июне 1943 г. выпустили последний «Whitley» V. 6 июня ВВС приняли предпоследний самолет (LА950), а последний (LА 951) остался на заводе для различных экспериментов. Всего построили 1466 «пятерок». В 1944 г. все остальные модификации «Whitley» объявили устаревшими и сняли с вооружения. В 1945 г. такая судьба постигла и «пятерку». Дольше всех прожила машина с номером LА 951, участвовавшая в 1945 г. в испытаниях планера-летающего крыла АW 52G. Этот самолет принадлежал фирме Армстронг-Уитворт до марта 1949 г., когда его наконец списали.

Список источников:


  • журнал "Авиамастер" 1999 №5 В.Котельников «Бомбардировщик, летавший носом вниз»
  • журнал "Мировая авиация" №78
Категория: Авиация Второй Мировой войны | Добавил: Sherhhan (08.09.2013) | Автор: Дмитрий Гинзбург
Просмотров: 748 | Теги: Armstrong-Whitworth Whitley | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]